"Для меня нет особой чести находиться в списке,— говорит президент Parex banka Валерий Каргин,— поскольку в его подготовке допущены значительные методологические неточности".

Труд команды, а не одиночек

Журнал Klubs регулярно публикует список латвийских миллионеров. В первый год в него попали 100 предпринимателей страны, через какое-то время их число выросло до 250, в этом году список "потолстел" еще на 50 фамилий. Сегодня, по данным журнала, в Латвии проживает 350 человек, чье состояние превышает один миллион евро, не считая отдельных "номинаций", как то: "Сомнительные миллионеры" и "Они могли быть миллионерами".

В любом случае, авторы добились желаемого — списки с интересом читают и те, кто вошел в список, и те, кто оказался вне его. Отношение многих, кто попал в поле зрение журнала, мягко скажем, неоднозначное — от явного недовольства до откровенных усмешек. Говорят, в бизнес-кругах на правах шутки циркулирует угроза: "Будешь плохо себя вести, позвоню в Klubs, они тебя в список миллионеров внесут".

Kb убедился сам — мало кто из недовольных списком готов сформулировать и предъявить к нему сколь-нибудь серьезные претензии. По просьбе Kb это впервые сделал Валерий Каргин. Список, казалось бы, не должен вызывать недовольство г-на Каргина — по версии Klubs, он и Виктор Красовицкий неизменно являются самыми состоятельными представителями латвийской бизнес-элиты. И все же…

— У меня, как и у многих моих клиентов, занимающихся бизнесом, список миллионеров вызывает ухмылку. Удивляет не только субъективность в составлении и неинтегрированность в реальную жизнь бизнес-сообщества, но и отсутствие логики, самое главное — достоверной методологии расчета.

Произведенный продукт не соответствует качеству, принимаемому сегодня за стандарт, он некомпетентен во времени. Один человек, возможно и талантливый, берется определять состояние бизнес-элиты страны, относясь к ней, как к списку подозреваемых, не понимая, насколько сложна поставленная задача.

Мы с коллегами по долгу службы в течение 15 с лишним лет оцениваем имущественное положение клиентов, так что ориентируемся в тонкостях дела. Рейтингование — кропотливая командная работа, не терпящая профанации.

№1. Акции и капиталы

— Что же, по вашему мнению, не учтено при составлении списка?

— Несправедливы методики оценки пакетов акций, приведенных как доказательства участия в "списке". Предположим, надо понять, является ли миллионером человек, владеющий, например, 3% акций некоего деревообрабатывающего предприятия L. Сначала определим рыночную стоимость акций по прецедентному методу, поскольку латвийская биржа с оборотом 4 тысячи латов в день не дает истинной стоимостной картины. Если бы ценные бумаги котировались, скажем, на Нью-йоркской бирже, задача была бы легче. Говоря о компании L, следует взять актуальную финансовую отчетность аналогичного по экономике и географии предприятия, акции которого котируются на международной бирже при определенной схожести. Нужно учесть основные параметры деятельности — нетто-оборот и прочие доходы. Необходимо сделать уменьшающую поправку на то, что желающие купить неблокирующий пакет оценивают его всегда ниже контрольного. Но в случае оценки 3% вкупе с 66%, о чем свидетельствовал бы договор о совместном управлении пакетом акций, цена его была бы выше. Только потом можно с большой долей достоверности определить рыночную стоимость искомых 3%, ответить на вопрос — миллионер ли человек благодаря этим акциям. Так вот, очень вкратце и приближенно к уровню понимания большинства. Уверен, что авторы списка не делают и половины из перечисленных операций.

№2. Деньги

— Из миллионеров "Клуба" во многом исключены люди, обладающие… денежными накоплениями. Издание утверждает, что при подготовке рейтинга используется информация публичных регистров. Как только человек продает акции или иную собственность и "выходит в деньги", он выпадает из регистров и, следовательно, журнала. Типичный пример — бизнесмен Щ., который продал принадлежавшие ему акции банка, имущество, землю и пропал из списка. Но г-н Щ. сегодня не может не быть миллионером, даже учитывая возможные колебания деловой удачи.

Еще один уважаемый г-н, мой давний друг бизнесмен Ш., продал свои блокирующие акции в предприятии, опубликованная в СМИ цена которого составила 273 миллиона долларов. То есть его выручка составила не менее 138 млн. долларов США. Допустим, он имел кредитные обязательства, погашенные по завершении сделки. Но покажите мне в Латвии того, кому бы доверили больше 38 миллионов. В прошлом году он был за пределами первых 50 лиц, следовательно, автором предполагалось, что все до него имеют активы, превышающие 100 миллионов, то есть совокупно — более 5 миллиардов долларов США. Цифра абсурдная для нас, поколения без иллюзий. Помню, как долго он смеялся и над нынешними писаниями, особенно там, где автор костерил составителя конкурирующего "топа крезов". Такие примеры не единичны, и тихих, не опубличенных в регистрах рантье достаточно много. Их несложно идентифицировать, если обратиться к фактам неглубокой бизнес-истории нашей страны.

№3. Долги и обязательства

— В этом году первая десятка миллионеров Латвии претерпела значительные изменения — из нее вычеркнули владельца холдинга Skonto Гунтиса Индриксонса. По мнению авторов публикации, большая часть империи Skonto заложена в коммерческих банках, да и в целом дела у г-на Индриксонса идут отнюдь не блестяще. Можно ли на основании только величины займов оценивать сокращение или увеличение капитала конкретного человека?

— Встречный вопрос. Скажите, как изменилось наше с Виктором состояние после того, как Parex banka получил синдицированный кредит на сумму 117 млн. евро по ставке Euribor+0,7%? Думаю, что никак. Но тогда чем в подходе г-н Индриксонс отличается от меня? Где единая формула, применимая к фигурантам, и насколько допустима данная вариабельность? Кстати, он заслуживает большего уважения за вклад в развитие латвийского спорта.

Еще пример. Какое-то время назад Шадурскис, министр образования при правительстве Репше, решил на основании сведений, почерпнутых из официальной информации публичных регистров, проявить осведомленность в делах одного из наших клиентов — бизнесмена И. Он заявил, что, дескать, знает, что в Parex banka заложено имущество этого бизнесмена, а именно — "Кейзермежс". На самом деле клиент, годом ранее завершив расчеты с банком, получил от нас документ, свидетельствующий, что он более не является должником, а его имущество свободно от залога. Клиент, по известным ему причинам, не стал официально менять информацию в общественных базах данных, что не помешало чиновнику сделать свои (далеко не единственные за время пребывания на посту) ошибочные выводы.

Добавлю, достаточно распространена практика, когда клиенту выгодно показывать, что он не обладает тем или иным активом, намеренно обедняя баланс. Такова субкультура нынешнего бизнес-сообщества, не имеющая никакого отношения к оценке имущества, ведь в балансах отражена экономическая суть, но нет строчек "честность", "откровенность" и других отвлеченных понятий.

На базе сказанного приведу и другие примеры, когда размер долговых обязательств может быть аудирован поверхностно.

Закон разрешает банку указывать в регистрах и получить право на взыскание залоговой суммы, в два раза превышающей размер предоставленного займа. Предположим, клиент имеет активы на 12 миллионов латов. Банк консервативно оценил залог и выдал 10 миллионов, при этом у банка есть право указать в залоге сумму в 20 млн. латов. Представим, что клиент из фондируемых кредитно-расчетным учреждением 10 миллионов вернул 9. В реалии сумма долга составила 1 млн. латов, хотя в публичных регистрах, скорее всего, будут числиться начальные 20 млн. латов. Таким образом, данные регистра могут быть лишь радаром, высвечивающим некоторые компоненты состояния объекта изучения.

Вернемся к компании L., о которой мы говорили вначале. После того, как цена акций вычислена, мы должны убедиться, что акции не заложены акционером. Не все данные фиксируются в публичных регистрах, но проверять надо обязательно, иначе грош цена проверке.

№4. Мнения экспертов

— Используя данные регистров, чаще всего невозможно определить, какие текущие обязательства имеет компания перед своими партнерами, занялась ли она рисковыми сделками в странах с повышенными политическими и экономическими рисками и так далее.

— Но это же невозможно сделать — кто будет честно рассказывать о своих долгах или рисках! Получается, объективного списка не может быть в принципе?

— Нет, он возможен только в том случае, если за основу берутся мнения и информация компетентных, осведомленных источников. Например, в Москве перед составителями списка стояла проблема вычислить владельцев массы офшорных компаний. К сотрудничеству были привлечены более 200 банковских аналитиков и участников рынка, которые на правах анонимности смогли дать оценку российским компаниям и предоставить о них информацию обществу. Но парадокс в том, что бизнесмены, представители отраслевых ассоциаций, профсоюзы в совокупности знают удивительно много.

№5. "Профессиональные миллионеры"

- На страницах Klubs отсутствует целая категория лиц — так называемых "профессиональных миллионеров", менеджеров, которые заработали свой капитал зарплатой — на Западе таких много, есть они и у нас. Взять хотя бы бывших руководителей Латвийского пароходства. Показателен пример доктора А., активиста одной партии, доходы которого вдруг стали достоянием общественности.

— А может быть, у них ничего уже и нет — все потрачено на жизнь?

— Тогда они должны были бы оказаться в списке по также отсутствующей оценке "life style", как ведущие образ жизни миллионера.

№6. "Стиль жизни"

— Что вы имеете в виду под "life style"?

— В отличие от Forbеs, у Klubs совершенно не учтен жизненный стиль — наличие яхт, дорогих машин, бриллиантов, картин, посещение дорогих курортов, участие в светских тусовках, хобби, а также, извините за моветон, стоимость адюльтера. В конце концов, мировой рынок предметов роскоши составляет 66 млрд. долларов США. Типичным примером данного упущения является некто господин К. из Юрмалы, фигурант многих судебных историй, ведущий светский образ жизни, полностью соответствующий jet-set'скому. Он на самом деле миллионер, хотя издание так не считает. Все потому, что большую часть имущества, опасаясь исков, он занес на посторонних, на первый взгляд, лиц.

Или предприниматель У., который долгое время не может достроить ресторан в Юрмале по причине предстоящего раздела имущества, а вовсе не из-за нехватки средств. Журналист сделал вывод: ему не место в списках. Но даже на глаз несложно посчитать доходность его бизнеса, чтобы понять истинное положение вещей.

- Но ведь уследить за жизнью абсолютно всех 350 миллионеров невозможно.

— Поэтому социальный аудит можно производить только в сотрудничестве с людьми одного круга, знающих, как и где тратятся деньги. Кто катается на лыжах в Куршавеле, а кто — в Сигулде, в каких гостиницах там останавливается, сколько это стоит и так далее. В оценке могут помочь, например, журнал Privata dz­ve и похожие издания, освещающие светскую жизнь латышского бомонда. Не желая дискутировать о количестве общин в нашей стране, замечу, что у русскоговорящей части бомонда — свои тусовки и герои светских хроник, свои "столпы общества" и своя матрикула. Собственное экономическое дворянство есть у русской, еврейской, армянской, других общин.

- На кого равняться?

- Одним из наиболее авторитетных изданий, публикующих список богатейших людей мира, считается журнал Forbes, российская версия которого недавно напечатала топ-100 богатейших людей России, чье состояние превышает 210 миллионов долларов. Лишь немногие участники рынка согласились ответить на нескромные вопросы об их личном состоянии. (В Латвии, заметим, откровенность респондентов тоже весьма относительная.) Возможен ли вообще объективный рейтинг в Латвии?

— Когда изучаешь топ супербогачей из российского "Форбс", видишь, какие отрасли двигают экономику страны — в подавляющем большинстве ресурсно-сырьевые. По латвийскому списку выводов делать нельзя. Складывается впечатление, что составители нашего рейтинга находятся вне рынка — они его или не понимают, или не видят. Для подготовки рейтинга следует брать базовую методику Forbes, учитывать влияние российских и латвийских условий. У нас получится третий, "пограничный" между российским и западным, вариант. Зачастую отличия довольно существенны.

— На Западе большинство капиталов имеет биржевое происхождение. Лица, упоминающиеся в списках мультимиллионеров, в большинстве ситуированы как "old money", владеют заметными пакетами акций.

— Роль недвижимости в структуре капиталов упоминаемых в Forbes лиц сравнительно невелика. В Латвии приобретенные земли и дома составляют порой преобладающую часть капитала фигурантов списка и зависят от конъюнктуры рынка. Имущественное процветание происходит не в результате удачного менеджмента состояния, а лишь выравниванием с западным уровнем цен на активы. Так, купленная К. в середине 90-х земля на ул.Булдуру в Лиелупе за 15 USD/кв.м сделала его к 2004 году твердым миллионером, так как цена метра там сейчас за 200 евро, и, кажется, это не предел. Или чиновник Р., имеющий дом на ул.Упиша в Риге, ставший миллионером по той же причине. Думаю, большинство обитателей территории, по статусу соответствующей "золотой миле", являются потенциальными клиентами обзоров о состоятельности.

Отсутствие нулевой декларации привело к тому, что у нас больше возможностей спрятать свое имущество или декларировать то, что не существует.

Журнал, публикующий список, в силу своей направленности на известную аудиторию, испытывает искушение популизмом. Многие из увидевших свои фамилии и нелестные комментарии в промежутке между комплиментарной "family story" и полуобнаженными женскими телами, не хотели бы для себя такой участи. Бизнесмены уже не те, что были 15 лет назад, на треть — предприниматели, на две трети — авантюристы и стяжатели. Они заслуживают лучшей участи. Я вижу, каким безумным трудом и какой ценой доставались им копеечки, с годами ставшие миллионами.

Нет оценки участников рынка, которая должна быть. Когда слышишь, как злословят друг о друге предприниматели, и часто справедливо, понимаешь, что пословица "ворон ворону глаз не выклюет" в их среде не работает.

Принципы отбора

— Автор списка признается, что после очередной публикации к нему поступает немало претензий такого рода: "Я знаю целую кучу миллионеров, которых в вашем списке нет!". И он поясняет — да, в Латвии полно зажиточных людей, до сих пор прячущих свои миллионы в офшорах. А посему дополнительно к основному списку в этом году увидело свет еще одно его приложение — "Офшорные миллионеры Латвии", где… сплошь и рядом лица, фигурирующие и в основном "топе".

По утверждению источников Kb, пробелов в списке хватает и без "офшорных миллионеров". Другими словами — из 350 упомянутых персон есть и такие, которых миллионерами считает разве что только сам Klubs. Ну, например, владелец 10% акций одного крупного банка Р., проживающий в рабочей окраине Риги. При этом "на поверхности" много тех, чье состояние не вызывает сомнений ни у кого, кроме авторов.

— Вам известны люди, которые должны быть в этом списке, но по каким-то причинам их нет?

— Их достаточно. Не стану никого называть. Я на другой стороне баррикад, где свято хранят банковскую тайну. Но вне списка, очевидно, из корпоративных соображений, оказались и те, кто у всех на виду. Например, вообще не представлены коллеги соавторов по медийному бизнесу — господа А. и Э., К. и С. из уважаемых латышских изданий или г-да бизнесмены К., С., представляющие русские СМИ. Но я уж точно не хочу, как выразился Марк Твен, портить отношения с теми, кто покупает чернила бочками.

Лишь думаю, что никто не должен обладать "профессиональными льготами", равно как и считать для себя порочащим попадание в списки миллионеров, ведь неуважение к предпринимателям лишает молодежь примеров для подражания, морального стимула зарабатывать деньги, поднимая уровень благосостояния общества. Это бомба с часовым механизмом, которая рано или поздно взорвется недовольством к богатым. Уходить со сцены и страниц журналов должны не предприниматели, а вороватые политики начала 90-х.

Мне кажется, надо вернуться к рейтингованию миллионеров по размеру состояния, несмотря на то, что размеры капиталов у мультимиллионеров ежеминутно меняются в зависимости от валютных позиций, биржевых цен на имущество, под влиянием налоговых факторов, по причине разделов имущества между членами семей. Обнародование фамилий состоятельных людей без нормальной методологии рейтинга даже социально опасно.

— Почему?

— Подача информации в таком свете негативно влияет на общество. Тон, которым создатели списка апеллируют к обществу, рассказывая о зарабатывающих для страны налоги и создающих рабочие места, должен быть другим. Пусть не будет орденов от канцелярии — там иные методы отбора — но мы должны отдавать себе отчет, что благодаря им родился средний класс. И имущественные различия далеко не столь велики, как, например, в России.

В Латвии выражено социальное расслоение людей. Нельзя давать почву для ненависти. В условиях, когда по национальному составу общество неоднородно, особенно ярое "классовое" недовольство возникает к представителям другой национальности. Так везде. Если сосед зарабатывает больше, чем ты сам, должно возникать желание догнать и перегнать его, а не, условно, поджечь соседский дом.

— Хорошо, а как бы вы отнеслись к тому, если бы в составлении списка попросили вашего совета или помощи?

— Я бы отнесся позитивно, конечно, на условиях анонимности, с соблюдением статей закона "О кредитных учреждениях". Работая над рейтингом экономической активности Латвии Parex Index, мы осознали всю сложность его подготовки. Для составления рейтинга регулярно опрашиваются 750 респондентов по всей стране. Если бы составлением списков миллионеров занимался профессиональный коллектив, обладающий соответствующей репутацией и опытом, принимающий за основу методику Forbes, продукт стал бы безусловно качественнее, при этом, несомненно, дороже. Я против того, что тема монополизировалась.

Информация, заслуживающая недоверия?

"О влиянии Parex banka и связанных с ним компаний на экономику и политику Латвии рассказывают часто, много и… весьма туманно". Таким интригующим предисловием журнал Klubs начал статью под названием "Империя Parekss — тайны и легенды бизнеса Каргина & Красовицкого: чему верить, а что проверить". Kb попросил прокомментировать г-на Каргина эти "тайны и легенды".

- Гомеровская армия царя Приама состояла из 50 тысяч воинов. Что вряд ли, так как Троя, как показали раскопки у Гыссарлыка, была размером в 150 шагов по диагонали. Ее стены не вместили бы больше пары тысяч человек. Славу Трое принес Гомер. От захватывающих писаний до реальной жизни всегда большое расстояние. Публика любит обманываться.

Автор говорит, что мы — легенда. Но легендой называется рассказ, за достоверность которого никто не ручается. Но я готов гарантировать собственным именем и репутацией, что мы — никакая не легенда, что я действительно заполняю налоговую декларацию с 1987 года. Как раз в длительной корпоративной истории, в сохранении собственного имени в течение 17 лет состоит наша отличительная черта от многих. Даже особо не вчитываясь в материал, я обнаружил до двух десятков больших и малых неточностей и ошибок.

Автор статьи размышляет над тем, почему нам не удалось продать банк. Он не приводит наше мнение, хотя мы не скрывали — мы не хотели продавать банк. Речь шла о поиске инвестора для совместного бизнеса. И не было речи об упоминаемых в статье 160 млн. латов. Названная цифра не является даже полуправдой.

Еще один пассаж — "Большая часть новых акционеров Parekss.., которым после двух закрытых эмиссий отошло около 10 процентов акций, — мягко говоря, малоизвестные структуры и личности…". Мы стремились, чтобы в число акционеров банка вошли люди и организации с именем на мировом рынке. Все они в той или иной мере связаны с Латвией. И если они не знакомы журналу, который позиционируется именно в данной области, что тут поделаешь.

— Недостаточная проработка темы или подвели источники? В их число, по словам авторов, вошли даже спецслужбы.

— Если так, то корректно опубликовать названия организаций, наряду с публичными регистрами данных.

В противном случае, понятно, что опубликованное является сплетней, под которой не хотят подписываться. В данном случае можно усмотреть нарушение закона, утечку информации, пусть и ошибочной, из организаций, чьей профессиональной задачей является ее охрана. К сожалению, такое случается достаточно часто. Например, в начале этого года разразился скандал, когда из спецслужб в выпуски новостей попала конфиденциальная (и искаженная) информация о фирме, обслуживавшейся в нашем банке.

Журнал особо подчеркивает: при создании нового списка миллионеров использовалась только официальная информация публичных регистров. При сотрудничестве с Lursoft, департаментом Земельной книги Министерства юстиции ЛР и Регистром предприятий. На мой взгляд, они созданы для хранения приватной информации, и единственный способ сотрудничества с ними — оплата каждой официально полученной справки. Если верить статье о Parex, были запрошены сведения не менее чем о 200 объектах недвижимости, якобы принадлежащих нам. При среднем объеме каждой справки в 5 страниц и цене по 0,4 лата за страницу, на запросы должно было уйти не менее 400 латов. Хорошо бы в статье указали сумму официально уплаченной пошлины за получение информации. Известно, что закон не позволяет запрашивать и получать в регистрах ответы на вопрос, сколько имущества принадлежит конкретному человеку или организации. Так, например, в Земельной книге можно узнать лишь данные по каждому конкретному недвижимому имуществу, заплатив за услугу. Я далек от мысли, что материалы о нас или о других персонах были собраны незаконным способом. Не хочу квалифицировать метод как промышленный шпионаж или вторжение в частную жизнь. Хотя и у меня есть право узнать, что это за сотрудничество с государственными регистрами, утверждения о факте которого те не опровергают, в результате которого на многих в Латвии вылился ушат неправды, охотно подхваченной другими СМИ.