Тысячи молодых людей из Латвии уезжают в Соединенное Королевство на учебу и работу. Как устроиться в Лондоне? История рижанки Татьяны Стеценко совершенно типична, и потому ее можно воспринимать как своеобразное пособие для начинающих иммигрантов.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Первые трудовые фунты

— В Риге я занималась дизайном — оформляла рестораны, магазины, выставки. Работала четыре года, но денег фатально не хватало. Решила рискнуть. Почему бы не Лондон? И вот я оказалось с минимальной суммой среди огромного мегаполиса, без друзей и почти без знания языка. Я тут же нашла колледж по изучению английского и благодаря природной общительности сразу же отправилась на поиски работы. Она в Лондоне практически валяется под ногами — не работают только нищие, но и им нормально живется на пособия. Англичане считают непрестижным работать официантами, уборщицами. Поэтому такое место найти несложно, особенно если ты умеешь войти в контакт с людьми.

Я пошла вдоль набережной Темзы, где рестораны один за другим. Меня принял один итальянский ресторан у Тауэр–бридж, где я задержалась на месяц. В отличие от пустоватых и медлительных заведений Риги, там были просто гигантские толпы посетителей. Казалось, что этот народ не закончится никогда! И вот я в такой запарке бегала, а у нас тогда работал один парень из Косово. Он увидел, как я еле–еле несу двумя руками поднос, где были кувшин с водой и со льдом, две бутылки вина, несколько бутылок кока–колы и куча стаканов. Подходит ко мне и говорит: "Донт уорри, би хэппи. Ай уил хэлп ю". Предложил, значит, донести. И я, значит, доверяю ему этот поднос. Он идет к столику, к клиентам, торжественно, неся поднос на одной руке. Поднос вдруг соскальзывает, и все это вмиг обрушивается на семейку — папу, маму, дочку и сына. Вся вода, вино — все это вылилось на них! Я захохотала и убежала за угол. Потом с опаской подхожу к ним, спрашиваю, никто не пострадал? А глава семейства неторопливо так: "Ол райт. Джаст э литл бит ует" — все хорошо, мол, только немножко мокрые.

Я поняла, что здесь не принято жаловаться и озлобляться. Да, у них, конечно, лица вытянулись, но потом они все–таки отнеслись к случившемуся с юмором. Потом вокруг менеджеры бегали, вытирая салфетками. И они потом остались, расплатились.

В ресторане было три дня в неделю свободных, я спокойно платила за жилье, еду, обеспечивала студенческую жизнь и даже чуть–чуть откладывала.

Нелегальная изнанка

Лондон — безумно многонациональный город, просто библейский Вавилон, в котором представлены все народы мира, и уже поэтому никто никого не притесняет. Англичане уже настолько лояльно относятся ко всяким разным акцентам! Коверкают их язык как хотят, а они терпят и только делают комплименты, типа "Ваш английский хорош". Им неважно откуда ты родом. На работу берут даже нелегалов, закрывая глаза на все. Англичан мучают угрызения совести по поводу колоний, и вот так они "возмещают ущерб", пуская к себе жить пакистанцев и индусов. Восточная часть Лондона — это крупные еврейские кварталы, обжитые хасидами. А вот с африканцами беда просто: там и проституция, и хулиганство, кокаин на каждом углу. Знаменитый Брикстон — это местный Гарлем.

Сначала я жила, как все "наши", на востоке Лондона. Вообще за три года сменила двенадцать адресов. Мы называли переезды "табор уходит в небо". Обычно ведь сразу снимали дом — находили соседей и скидывались. Дома в Англии в основном двухэтажные, с садиком. Внутри все необходимое: стиральная машина, ванна, микроволновка, пылесос.

Подбор партнеров — самое сложное дело, потому что частенько приходилось либо соседа гнать, либо самим съезжать. Я жила с испанцами, грузинами, литовцами. Грузины были, как говорится, "золотая молодежь" — дети состоятельных родителей, которых отправили на учебу, а они бездельничали. С русскими же вечно были какие–то проблемы: во–первых, они относятся друг другу как конкуренты, не помогают, а наоборот — топят. Однажды на нас нахлынула облава из иммиграционной службы. У меня–то было все нормально, но соседей вывезли. И мне пришлось съехать из–за невозможности оплатить.

Рижанки нарасхват

Затем подвернулась работа, которая в студенческих кругах считается "блатной", — неограниченное количество чаевых. Это была… чистка обуви в финансовом центре "Кэннэри Уорф" в Сити. Босс сразу сделал ставку на симпатичную девушку.

Кстати, я постоянно в свой адрес слышала комплименты: "Вы такая красивая. Откуда вы?" Я просила угадать. Ответы выходили обескураживающими — мне вот так с ходу называли Ригу! Все, кто был у нас, утверждали, что рижанки — самые красивые девушки в Европе. Латвия ведь по статистике одна из самых "женских" стран. Мужское внимание рижанкам в Лондоне обеспечено — вам будут свистеть, сигналить. Поначалу я даже боялась смотреть в глаза мужчинам, все сразу интересуются, как зовут, что я делаю вечером, оставьте, мол, телефон. Через какое–то время я переместилась в бойкий Ковент–гарден. Там обитают художники и музыканты, это целый район классических английских пабов, где по выходным за кружкой пива отдыхают солидные банковские работники и бизнесмены. Поначалу они все в костюмах, при галстуках, но к концу вечера рубашки уже расстегнуты, стоят, налитые пивом, качаются. В нашей команде были четыре девчонки–барменши и паренек–канадец. К концу рабочего дня он хватал в руки рупор и, стараясь придать юношескому голосу глубокие мужские ноты, орал: "Все, мы закрываемся. Вам надо закругляться". Никто его, конечно, всерьез не воспринимал. А за пятнадцать минут до закрытия все огромной толпой ломились к стойке. Потом ведь алкоголь купить очень сложно, разве что в какой–нибудь подпольной лавочке у турков. Доходило до того, что мы выносили на своих хрупких плечах этих подвыпивших состоятельных дядей.

Элитные агентства

Следующим рабочим местом стало элитное агентство по устройству торжеств, куда меня привел грузинский знакомый. Я понравилась хозяйке. Мы обслуживали свадьбы и торжества в замке Хайклеар–кастл лорда Корнуэлла, который когда–то вскрыл гробницу Тутанхамона, а затем пошла череда смертей. В замке сохранилась огромная фамильная коллекция, большая библиотека старинных книг. Там проходили тусовки богатейших людей Англии во главе с принцем Чарльзом и Камиллой Паркер. Бывал и Роман Абрамович, англичане его почти боготворят. По прибыли Абрамович — первый бизнесмен Англии. Обслуживали мы и Вестминстерское аббатство, куда простому смертному вход закрыт — там шли парламентские гулянки.

Однажды я познакомилась с русским бизнесменом. Он предложил в российско–английской компании по организации конференций сразу две ставки: менеджер по продажам и гид. Мы работали с "ЮКОСом", "ЛУКОЙЛом", "Газпромом", машиностроителями из бывшего Союза. Это, наверное, был пик моей лондонской карьеры!

Конечно, время от времени мне нужно было заезжать в родную Ригу по разным гражданско–паспортным делам. В предпоследний свой приезд я подрядилась повезти группу наших туристов через всю Европу в Лондон. И вот через десять дней, по окончании путешествия, из плотно забитого пассажирами автобуса на родину возвратились лишь семеро пенсионеров. Остальные растворились в тумане туманного Альбиона…

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form