Еще до того, как 67% граждан проголосовали за вступление Латвии в ЕС, Григорий Зубарев в своей программе на радио MIX FM 102,7 "С властью — по-русски" задался вопросом: "В какой стране мы проснемся 21 сентября?".

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Политиков, которые бы не высказывались по поводу Евросоюза, в стране не осталось, но хотелось, чтобы умный человек перекинул мостик из прошлого в будущее через настоящее. Зовут этого человека так: Владимир Комогорцев, до восстановления независимости Латвии — зам. начальника отдела контрразведки КГБ ЛССР, ныне — вице-президент Woodison Traiding, Woodison terminals, VL Bunkering, Eko osta и Latgales nafta.

Почему я позвал именно Комогорцева? Загибаю пальцы:

  • в отличие от многих своих коллег-чекистов после развала Союза остался в Латвии, не ушел на дно, но с оперативной работой покончил;
  • как минимум, пять дипломов позволили ему точно просчитать, каким бизнесом заняться после расставания с КГБ;
  • во времена Годманиса за счет своей фирмы поставил в Латвию мазут, спасший Ригу вот холодной зимы, государство до сих пор не рассчиталось, хотя фирму пришлось санировать;
  • смел. Будучи никому ничего не должным, не скрывает, что работа в контрразведке — лучшие годы его жизни, впрочем, как и то, что спонсировал партии, давал деньги соцдемам, "Новому времени" и бог весть еще кому. Деньги эти самые терял, что получил взамен — неизвестно;
  • знает, как бизнес зарождается, развивается и умирает. Профессионально может судить о том, что случится с экономикой после вступления в ЕС.
Г-н Комогорцев, везде-то вы вице-президент, и лишь в яхт-клубе "Викинг" президентствуете; отчего ж так?

Так уж получилось, что в упомянутых вами компаниях есть только два вице-президента — я и мой компаньон Юрий Васильевич Шабашов, президентов мы не держим, поэтому на первый-второй не делимся, и отношения остаются не только партнерскими, но и дружескими. А яхт-клуб — не бизнес, а хобби, хорошее времяпрепровождение в кругу хороших друзей.

Меня вот что поразило: в Интернете на ваше имя пришло порядка трех десятков вопросов, но, оказывается, людей не столько интересует заявленная тема, сколь личность самого Комогорцева. Впрочем, на портале DELFI интерес, как правило, негативен по отношению к тем, кто добился успехов в предпринимательстве…

…Тем более, из бывших КаГэБэшников.

Вот именно. Поэтому вот, получите: "Насколько легко перейти от защиты интересов государства к защите интересов частного капитала?".

Базовое в этом вопросе — защита интересов. Второе — кому служить? Третье — за что? Если три этих составляющих органично совмещаются в человеке, тогда работать интересно независимо от места работы. А если нет — то на "нет" и суда нет.

Так кому и за что вы служили в вашей прошлой жизни?

Пусть кому-то покажется странным — Родине, которой присягал на верность. Служил за зарплату, получая от проделанной работы не только моральное, но и материальное удовлетворение. Я повторяю с гордостью: служил в контрразведке — все 22 года без единого замечания, рад, что жизнь свела с коллегами, которые стали друзьями.

И сколько ж шпионов вы раскрыли?

Этот вопрос не обсуждается.

То есть, вы до сих пор верны присяге?

От присяги меня освободила моя Родина, великий Союз Советских Социалистических Республик. Сегодня для меня родина, которой я служу — моя семья, мои родные и близкие, мои партнеры, а все остальное — это государство; с ним я нахожусь в противоречивых отношениях.

Но деловых?

Конечно.

Тогда по делу о родине — вопрос из Интернета: "Вам не снятся преданные и забытые Вами друзья и коллеги?".

Не снятся по одной причине — из-за отсутствия преданных мною и забытых. А если вопрошающий полагает, что я его забыл — так не прячься за интернетовским псевдонимом, приходи — потолкуем.

Так потолкуйте с очередным виртуальным собеседником: "Транзитный бизнес, которым вы занимаетесь, настолько суров, что некоторые забывают об офицерской чести". Камушка в свой огород не видите?

Нет. Честь, как и достоинство — понятие неизменяемое: или она есть, или ее нет. И не надо ее подразделять на офицерскую, предпринимательскую, супружескую, дружескую и т.п. Ошибок насовершал много, о них можно судить-рядить, главное — новых не натворить. А честь — имею!

Вы даже с неким вызовом говорите о своем счастливом двадцатидвухгодичном периоде службы. А отчего же не продлили его, почему по образцу некоторых ваших бывших коллег не предложили свои профессиональные услуги нынешней власти; теперь разведчиков приходится выписывать из заграницы, чтобы западные спецслужбисты возглавляли спецслужбы наши, Бюро защиты конституции, например?

Пласт вы затронули громаднейший. Вспомним советские фильмы: большевики взяли власть, консультантами у них в армии, разведке, контрразведке были представители царской офицерской белой кости. И что с ними стало, когда "новички" стали более ни менее разбираться в специфике? Пуля.

Надо решить для себя две вещи: для кого служить, и какой цели ради. Но нет цели, не для кого служить. Пусть я излишне эмоционален в этом вопросе, но и в связи с приведенными причинами я никогда не предлагал новой власти своих профессиональных услуг.

А то, что иные на новой службе уже и ордена получили?

А этот вопрос как раз к их чести, достоинству и личным качествам. Если человек предал один раз, то потом может и во второй раз, и в третий; все зависит только от суммы денег, которую ему предложат.

Вопрос из Интернета: "Греет душу, что хотя бы один из наших однокурсников по Политеху имеет статус латвийского миллионера. Когда-то наши стартовые условия были одинаковыми, хотелось бы знать, в чем сам Владимир видит причину своих успехов в бизнесе?".

Каждый раз, когда мне задают подобный вопрос, я вспоминаю анекдот про доярку, Героя соцтруда, депутата Верховного Совета и лауреата всяческих премий: как же так получилось, Марья Степановна, что вы, успешная такая, стали валютной проституткой? И в ответ: не поверите, девочки — повезло! В бизнесе каждый как-то идет своей дорогой, применяет, как может, свои знания, реализует свои силы и связи. И мне на этапе перехода количественных отношений в качественные где-то повезло, где-то удалось сделать то, что не смогли другие.

Из прямого эфира: "Как вы оцениваете откровения председателя Первой партии священника Екабсонса в ночь после референдума? В 70-х годах после общения с КГБ его отпустили в Америку, теперь он вернулся, и не является ли его призыв к отставке Репше реакцией коррумпированных сил на попытки премьера бороться с ними? Был ли поступок Екабсонса честным, или он исполнял чью-то чужую волю?".

Существование действующего коалиционного правительства поставлено под сомнение — это уже плохо, так как люди собирались работать не только до времени "Ч" — вступления в ЕС, но и хотели что-то сделать для народа. В их планы входило поднять 400 млн., которые валяются где-то там под ногами.

Пусть странно звучит, но мы в это поверили, дали деньги партии "Новое время" и не жалеем об этом; все ждем, когда ж человек наклонится, поднимет деньги и употребит их во благо как народа, так и бизнеса.

Дать оценку словам Екабсонсу не могу, потому что я предприниматель, а не политик. Политики же тоже имеет свою честь, она — не замусоленная колода карт, предполагает, что перед избирателями надо держать ответ. Допускаю, что, высказавшись после референдума, именно таким путем г-н Екабсонс ощутил свою меру ответственности.

Давайте затронем историю вопроса: был ли у восстановившей независимость Латвии другой магистральный путь, кроме как в ЕС?

Конечно, не было. Вот вы спрашиваете, в какой стране мы проснулись? Я в этой стране и не засыпал, работал все время. А то получается, как в анекдоте о враче и пациенте: доктор, у меня бессонница, никак не могу заснуть. А тот ему: главное — проснуться!

Нельзя в этой стране спать; о том, что идем в ЕС, мы знали давно. А пропагандистская шумиха последнего времени — это ваш журналистский пиар: вот мы заснули, вот мы проснулись. А проснулась-то Латвия к независимости не в 90-м году, а в 86-м, когда впервые было опубликовано секретное приложение к пакту Молотова-Риббентропа от 23 августа 1939 г.

И все со сна заудивлялись: оказывается, был передел. На самом же деле, чтобы в новой стране не оказаться выброшенными за борт, не спать надо было, а работать, что успешные ныне бизнесмены и делали. А правила этой работы очень четкие: раньше мы были в союзе пятнадцати республик, а теперь будем в союзе двадцати пяти государств. И наша маленькая Латвия займет в нем достойное место; будет добиваться успехов в экономике уже на основании европейских стандартов.

А стандарты не такие уж и хитроумные, у меня они ассоциируются со спортом: в футболе нельзя играть руками, а в волейболе — ногами.

А кикбоксинг: там и руки играют, и ноги — это тоже спорт?

Для международного экономического кикбоксинга мы категорией не вышли: нас хватит только на руки или ноги, лучше всего, конечно, чтобы на голову хватило.

При вашем сравнении ЕС с СССР мне так и захотелось запеть: "Союз нерушимых республик свободных сплотил, блин, навеки великий Брюссель!". Так?

А почему нет?!

И скажу почему: в прошлом союзе мы были самыми продвинутыми на его западной окраине, в нынешнем же — самые задвинутые на окраине восточной…

…Вы хотите сказать, что мы были головой у мухи, а стали ж…й у слона? В таком случае — некорректно.

Увольте, голубчик Владимир Александрович! У нас есть три святых понятия: идентитате, менталитате ун толеранце. И как-таки мы сохраним свою идентичность, будучи одними из самых маленьких в ЕС? И ежели в прежние времена Латвия могла защитить свои фонды в Госплане, то теперь Европлан нас ни до какой защиты никаких фондов не допустит: вот вам, ребята, директива — кругом марш! — сполняйте. Нет?

Вопрос не в том, что при Хрущеве сажали кукурузу, а при Брежневе — диссидентов. Есть нормальные люди, которые хотят быть свободными, любимыми и чтить закон. И как свободно зарабатывать — зависит не столь от наименования союза, сколь от конкретных людей, которые или помогают предпринимательству, или вредят ему.

А сейчас у нас все выступают от имени народа: от имени народа 400 млн. поднять с земли не могут, от имени народа пенсии увеличить не могут, от имени народа здравоохранение наладить не могут и многое еще чего не могут. Зато доносится: вот только вступим в ЕС — и нам дадут!

Надо четко себе представить: никто ничего не даст кроме главного. А главное — игра по общеевропейским правилам на едином правовом пространстве. И вопросы национальной идентичности, национальной ментальности, национальной культуры уйдут на второй план по одной простой причине — сегодня Латвия стала в Евросоюзе национальным меньшинством; примерно так же, как и русскоязычное население в самой Латвии. И вскоре Латвия почувствует: языки межнационального общения в Евросоюзе — английский, потом немецкий, французский, итальянский.

И мы со своими 2,5 млн. населения будем иметь свою маленькую независимую нишу, сможем публично выступать с декларированием своих интересов и возможностей. Ну не прекрасно ли то, что это у нас будет, а до 20 сентября не было?!

Добрейший Владимир Александрович. Но разве ж при европейской толерантности мы не сможем ментально говорить в Страсбурге на своем идентичном латышском языке, а не на — как вы изволили выразиться — языках межнационального еврообщения?

Спокойно! И 24 переводчика будут доносить в мир то, что мы хотим сказать.

Так что ж вы представляете нас в ЕС какими-то маленькими занюханными…

Я хочу, чтобы меня поняли правильно: да, мы — маленькие, но правами обладаем теми же, что и большие.

Я на референдуме голосовал за вступление в ЕС, а вы?

А я не голосовал.

А что ж так?

А так получилось, что я — негражданин. А пришлось бы голосовать — поддержал бы вступление Латвии в ЕС: Евросоюз — это шанс для моих детей и внуков, возможность учиться и работать в пространстве, над которым властвует право.

Шанс же — великое дело. Когда то ли мы ушли из Советского союза, то ли нас ушли — появился шанс, а со вступлением в ЕС у Латвии уже два шанса. И по мере возвращения в Европу количества этих шансов будет возрастать.

Тогда о шансе. Отчего же вы не воспользовались им и не сдали на гражданство? Тридцатника жалко?

Закон исключает гражданство Латвии для бывших чекистов. А теперь я вам вопрос задам. Он пришел ко мне из Интернета, но адресован лично Зубареву: "Когда будет отменен в Законе о гражданстве запрет на натурализацию бывшим работникам КГБ?".

Фигня вопрос, отвечу запросто, хотя он и не по адресу: запрет на получение гражданства Латвии бывшим сотрудникам КГБ будет отменен только тогда, когда депутаты парламента проголосуют за соответствующие поправки к вышеупомянутому закону. Только погодите, а как тогда с получившими гражданство вашими бывшими коллегами генерал-лейтенантом Штейнбриком, успешными ныне предпринимателями гг. Индриксонсом, Савицкисом?

И еще гг. Йохансон, Трубиньш, Ванагс. Они стали гражданами по факту рождения их родителей в довоенной Латвии. А мои родители появились на свет в других местах, похоронены здесь, да и я всю жизнь в Латвии.

Так что, чекисты тоже бывают первой и второй свежести?

Да нет, у сотрудников спецслужб одна свежесть, туда на работу берут не по пятой графе, а по многим признакам, из которых мозги — далеко не самый последний. Просто наш закон о гражданстве заментален — дальше некуда.

Так что ответ на адресованный мне вопрос в кратком виде звучит так: поменяйте закон к чертовой матери, и запрет на гражданство уйдет вместе с ним.

Так это что ли я его должен поменять? Думаю, что Евросоюз потребует приведение всей законодательной базы Латвии в полное соответствие с европейскими нормами; в самом же деле — сотрудники ГэДээРовской ШТАЗИ не лишены же гражданства Германии.

Отвлеклись мы. А ведь при начальном этапе по дороге в ЕС альтернатива все ж была: или в Евросоюз, или избрать нейтральный путь — ласковый теленок двух маток сосет. Могли сосать и на Восток и на Запад, соответственно и получать с двух сторон. Пойдя же строго на Запад, мы вынуждены были пережить шоковую терапию в экономике, не говоря уже о шоковой педиатрии для наименее защищенных социальных слоев. Что скажете по этому поводу?

В экономике, в развитии государства, как и в военном деле, есть стратегия — суть доктрина: кто главный противник, кто — второстепенный, кто — главный партнер, кто — прочий.

Раньше для Советского союза главным противником были США. Сегодня же, например, у России с Америкой хорошие развивающиеся партнерские отношения по многим вопросам, особенно в борьбе с международным терроризмом. Мы тоже дружим с Соединенными штатами, по крайней мере, все время подтверждаем им свою преданность: друг моего друга — мой друг.

Все ж мне думается, что для Латвии было бы целесообразным осуществлять политику воинствующего нейтралитета. И вот почему: мы еще в этом мире достаточно четко и по факту не определили своего места, подобны прокладке между Западом и Востоком. А прокладка должна быть не только гигиеничной, но и удобной — не мешать процессу сближения геополитических интересов.

И четко надо осознавать: вступление в ЕС дает реальную возможность для развития бизнеса. На самом деле — что более важно: сидеть и ждать, пока кто-то что-то решит за нас, или, будучи пусть маленькими, но независимыми с собственной ментальностью, удобными для транзитного бизнеса, с высокими интеллектуальным потенциалом и культурой шаг за шагом эффективно использовать то, что имеем?

Вопрос не требует ответа.

Так вот, коли народ сделал выбор в пользу ЕС, то это выбор народа, а народ невозможно поменять, как это делают с депутатами каждые четыре года. Так что теперь после референдума наступать на горло народу неконструктивно — надо идти вперед.

Из прямого эфира: "Латвийский бизнес, латвийский капитал, который по местным меркам является большим, все годы после восстановления независимости шел в фарватере западных миллиардов. Но теперь растут и будут увеличиваться и миллиарды российские. В этой ситуации латвийский капитал оказывается в положении заложника. Как вам такое положение?".

Положение заложника — это когда одна сторона, ущемляя законные интересы жертвы, пытается оказывать давление на вторую сторону. В нашем же случае при объективной оценке собственного позиционирования в экономическом пространстве разумно для собственной пользы использовать как интересы Запада, так и интересы Востока, не забывая при этом четко соизмерять свои возможности и устремления с реальным положением вещей.

Мы не можем сегодня конкурировать с западным бизнесом, имеющим миллиардные обороты, одновременно не следует пытаться перепрыгнуть достаточно высокую планку деловой активности, которая установилась у стран СНГ во главе с Россией. Пусть повторюсь, но наша задача — четко понять свое место в международном бизнесе, и на этой основе осознать реальные возможности развития частного предпринимательства, быть удобными для сотрудничества не только с западом и Востоком — про Азию забывать не следует.

Вопрос из прямого эфира: "Думаю, что на Западе серьезные люди, целые институты вдумчиво работали, тонко и красиво вели политику, чтобы привести нас к нынешней ситуации — столкнуть лбами русских и латышей. И при этом насколько эффективно работала наша контрразведка, кадры, которые из советских спецслужб перешли работать в спецслужбы латвийские?".

В долгом и большом противостоянии спецслужб и государств по итогам холодной войны выиграли они, и теперь у них нет противников. А кто проиграл? Диктатура КПСС. Но не успели западные спецслужбы хорошенько отметить победу, как оказалось — врагов у них нет, и бывшие соперники могут успешно работать вместе, в первую очередь по проблемам международного терроризма, наркотиков, незаконной торговле оружием.

И, г-н Комогорцев, получается, что двадцать лет, премии, награды, досрочные звания вы получали не за то?

Все это я получал за то, что хорошо делал свою работу, в необходимость которой верил. Вопрос веры здесь первичен. Меняется жизнь — меняются и ценности, в том числе и общественные, в том числе и в коллективном сознании.

Так вот, американцы из наших заклятых "друзей" в советские времена превратились в любимого старшего брата. Не приходилось ли вам сталкиваться с позицией, что правительство Репше — безоглядно проамериканский Кабинет министров? Если это так, то полезно ли сие для Латвии?

Для Латвии полезно все, что конструктивно, что помогает стране продвигаться вперед. А вот с "безоглядноым проамериканизмом" согласиться не могу: чтобы утверждать подобное, необходима конкретная информация — я же ею не располагаю.

Пусть им, утверждающим, что штаты поставили на Репше. Но есть конкретная информация, что на него поставил и латвийский крупный бизнес, в адрес бывшего президента Банка Латвии из то ли мечущегося, то ли мятежного Вентспилса тоже пришел спокойный "одобрямс". Вот и вы дали 10 тысяч долларов, чтобы за эти деньги человек нагнулся и поднял 400 млн…

…Не только для этого. Г-н Репше декларировал, что будет бороться не просто за развитие Латвии, но конкретно за рост экономики страны. У него были прекрасные консультанты, ученые, написавшие замечательные программы практически по всем аспектам жизни. Теперь, правда, эти консультанты куда-то отодвинулись или отодвинуты.

Очень важно было и то, что на основании этих программ г-н Репше утверждал, что знает, куда идти и как, и партия его утверждала то же. Для бизнеса вообще и нашей компании в частности это было значимым, и вот почему. В свое время мы морально и материально поддерживали прогрессивные идеи "Latvijas cels", социал-демократов, других партий. Однако ж от декларирования идей до их реализации дистанция для этих политических структур оказалась неподъемной.

Я не могу сказать, что вчера программы Репше мы поддерживали, а сегодня уже нет. Если его концепция страну устраивает, то она должна развиваться, если нет — на смену придут новые силы. И когда сегодня нагнетается правительственный кризис, у меня, как у бизнесмена, к политикам вопрос: так сколь же жизненна заявленная концепция, куда страна идет? И все это притом, что мы уже — в Евросоюзе.

Владимир Александрович, как человеку, не чуждому музыке, исполнительскому искусству и сочинительству, вашу предыдущую филиппику перефразирую: партитура — замечательная, оркестр — вполне профессиональный. Дирижер хреновый?

Исполнение хреновое. А дирижер, я думаю, не один — много их там. Но и не будем забывать, что лишь у победы много родителей, а поражение — сирота.

Так что же все-таки получит от вступления Латвии в ЕС Владимир Комогорцев и что — Вася Иванов?

Владимир Комогорцев получит возможность играть по устоявшимся международным правилам. В ваших же устах собирательный образ Васи Иванова столь же абстрактен, как и Леня Голубков из рекламы МММ. Ну не получится у Васи на манер рекламного Лени сегодня заплатить чуток, а завтра получить за так само для жены шикарные сапоги. У евроВаси появится шанс во всех направлениях — будь то учеба работа или собственный бизнес, и возможность этот шанс использовать.

Надо прекратить беготню и взять паузу для того, чтобы посчитать, какие реальные возможности есть у производства, сельского хозяйства, непроизводственного бизнеса, медицины, социального обеспечения, культуры. Пора по-европейски разобраться с русскоязычным меньшинством, частью которого являюсь и я.

Конечно, всем было бы легче, коли с этими вопросами разобрались бы до вступления в ЕС, то есть мы запрыгнули сразу на вторую ступеньку, проигнорировав первую, но невозможно все время скакать — штаны порвать можно.

Вы можете позволить себе эту паузу пережить, скажем, на Маршалловых островах, я, грешный, допустим, в Турции, а Васе то Иванову куда?

Мы, то есть государство, всегда на словах выступали за народ, никогда его не слушая в принципе. И я, будучи частью народа, не знаю, что будет делать Вася Иванов. Ну не знаю — и все тут! Не будучи властью, я не хочу за власть декларировать какие-то принципы на манер, куда деться Васи Иванову во время паузы.

В противном случае я должен был бы взять на себя ответственность за то, что мы пойдем тем путем. Или не тем и не туда.

И сразу вспоминается из Филатовской "Сказки про Федота-стрельца…": "Утром мажешь бутерброд, сразу в мыслях: "Как народ?"…

…"То икра не лезет в горло, то компот не першит рот".

Умный человек Владимир Федосов прислал мне письмо, созвучное теме нашей беседы. Я отдаю это письмо вам, глядишь тезисы Федосова окажутся полезными для вас перед принятием решения об официальном спонсорстве очередной партии; глядишь — не вляпаетесь опять в то же. Г-н Федосов обращает внимание на то, что в нашей стране плюсы и минусы от вступления в ЕС рассматриваются во вселенском масштабе, но никто и никогда не делал научных прогнозов по конкретным социальным группам. И когда для самого себя сделавшего в бизнесе и уважаемого мною за это Владимира Комогорцева пофиг, что будет с Васей Ивановым…

Нет, мне концептуально не пофиг. Я просто не знаю. Может, г-н Репше знает, или г-н Юрканс, или г-н Шкеле — они политики. Я же не имею рецептов, что конкретно и когда должно сделать государство, чтобы Вася Иванов жил счастливо в этой стране. А помогать ему я могу только через посредничество государства: оно в полном соответствии с европейскими правилами игры не только не мешает моему бизнесу, но и создает условия для его развития; я и моя компания честно зарабатываем и платим государству налоги, а государство разумно ими распоряжается в пользу, в том числе и Васи Иванова. И, думая о своей прибыли, опосредованно я буду думать и о прибыли для Васи.

И вы не скрываете своего незнания?

В незнании признаваться не стыдно. Вот через интернет ко мне пришел еще один вопрос: "Не стыдно ли быть богатым?". Не стыдно. Стыдно, когда ты перед детьми и внуками беден и беспомощен. Чернышевский спрашивал: "Что делать?". Ответ очевиден: делать так, чтобы люди жили лучше. Тогда возникает второй вопрос: а как? А тут с ответом — задница. Оказывается, власть не готова к тому, чтобы обосновать — как. Как сделать доступной и самодостаточной медицину для Васи, а образование — доступным и качественным для его детей, и притом, что учителя перестанут быть изгоями в этой стране? Как сделать, чтобы Васины родственники на селе могли заработать деньги? Думать надо. И в первую очередь тем, кто за этот незамысловатый процесс получает зарплату от налогоплательщиков. Причем сначала думать, а потом декларировать, а не наоборот, и принепременно делать после того, как продекларировал, хотя бы шаг за шагом.

20 сентября Латвия сделала шаг вперед?

И не шаг сделала; вступление в ЕС — прорыв. И главное — назад уже шаг не сделаешь.

Так ведь как оперативник вы знаете: ни шиша не стоит прорыв, если фронт не подкреплен тылом, а на флангах дырки, из-за чего и до драки в окружении рукой подать, не так ли?

У меня такое впечатление, что вы сами задаете вопрос, сами же на него отвечаете, и любуетесь собственным великолепием.

Я пропускаю мимо ушей ваш накат и прошу опровергнуть меня.

Никакого наката, я уважаю вас и доброжелателен. Вот вам ответ — так ли. Ну и что?

А то, что на острие прорыва — государство, тыл — народ, а фланги — бизнес, частный в первую очередь. И готов ли Владимир Комогорцев, как представитель частного бизнеса, после 20 сентября громогласно заявить: ребята, фланги наши не сомнут, и мы в результате прорыва не окажемся в кольце?

Главное — не быть статистом в своей собственной стране. Я согласен с Маяковским, что наш народ и город построит, и сад взрастит, и по крепости наши люди — хоть самые прочные в мире гвозди из них делай. Статист же равнодушен к развитию своей страны. Нельзя просто передовериться двадцати членам Кабинета министров и ждать, когда ж это нам будет лучше; необходимо участвовать в процессе. Деятельность — все, стояние — ничто.

*Газетный вариант беседы публикуется в еженедельнике "Вести".

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form