Резкое бибиканье прорезало тишину воскресного вечера. Бросившись к окну, я сразу поняла, в чем дело. Здоровенный "форд" (в разновидностях не разбираюсь, за что прошу простить великодушно) заблокировал сразу три стоящих во дворе автомобиля. По–видимому, водителю одной из "арестованных" машин надо было срочно уезжать, в надежде, что владелец "форда" услышит, выйдет и отгонит свое авто, он и сигналил так отчаянно.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Но тщетно — никто не выходил. Наконец гудки стихли. Выглянув в окно минут через пятнадцать, я заметила, что ветровое окно "форда" залито чем–то белым, а сверху наклеен листок с какой–то надписью. Не в силах преодолеть любопытство, спустилась. Судя по запаху, на стекло был вылит йогурт. А записка, наклеенная на йогуртовое покрытие, гласила (на государственном языке): "В следующий раз останешься без ветрового стекла".

Жестко, не спорю. Однако душой я всецело была на стороне автора записки, поскольку не раз и не два и самой доводилось становиться жертвой такого рода автохамства.

Первый раз, помню, заблокировали меня в Юрмале. Некий господин поставил свою автомашину буквально бампер в бампер с моей. Чтобы выехать, мне надо было протаранить либо забор впереди, либо его машину сзади. Я выбрала третий вариант — разыскала господина в ближнем кафе. Безмятежно попивая сок, господин пообещал, что машину отгонит обязательно, но только минут через двадцать, когда пообедает. Моя угроза вызвать полицию и эвакуатор вызвала у него презрительную улыбку: "Валяй — вызывай. Но только пока они доедут, я уже уеду. А ты заплатишь за вызов…"

…Если что в тот момент меня и удержало от радикальных действий (хотя, не скрою, руки так и чесались), так это сознание, что в этом случае вмешательство полиции будет и в самом деле неизбежным. А это означало, что потерять придется уже не двадцать минут, а гораздо больше времени, я же и так катастрофически опаздывала.

Оставалось лишь взывать к небесам, к счастью, Господь принял во внимание мое эмоциональное состояние и не внял моим молитвам — иначе обед автохаму точно не пошел бы впрок. Он, к слову, и в самом деле отъехал через двадцать минут, как обещал, — демонстративно швырнув под колеса моей машины бумажную салфетку.

С тех пор с аналогичными проявлениями автохамства мне пришлось сталкиваться еще несколько раз. И вопрос, как поступать в подобных ситуациях, приобрел исключительно практическое значение. Знакомые автомобилисты были едины в оценке: блокировать чужую "тачку" — дурной тон, крысятничество. В конце концов, если уж совсем негде припарковаться (в жизни всякое бывает), можно же оставить под "дворником" записку: дескать, извините, я ненадолго.

Или номер мобильника написать: человек, машину которого ты заблокировал, спокойно позвонит и попросит подвинуться. Ведь любой вопрос можно решить по–человечески! Разумеется, при условии, что обе стороны — нормальные люди.

Ну а если попался хам? Взывать к его совести бессмысленно (в чем неоднократно убеждалась на опыте). Принимать какие–то физические меры воздействия неразумно — сам же потом окажешься виноват. Но, может быть, в таких случаях предусмотрено какое–то цивилизованное, законодательно оговоренное решение вопроса? Вызвать дорожную полицию, например, чтобы разобрались с автохамом…

— Если машина припаркована без нарушений правил дорожного движения, мы тоже вряд ли сможем что–то предпринять, — сообщил главный специалист бюро по общественным связям и связям с прессой Государственной полиции Айгарс Берзиньш. — У полиции нет права проводить принудительную эвакуацию автотранспорта.

Единственное исключение — допускается эвакуация или перемещение машин в связи с какими–то мероприятиями или ремонтными работами, если данное конкретное место необходимо освободить, может быть принято решение переместить автомобили на соседние улицы или стоянки — разумеется, туда, где это разрешено. Но во всех остальных случаях машины мы не трогаем — для этого у нас, во–первых, нет специальных стоянок и, во–вторых, организации, которая занималась бы эвакуацией машин.

— Значит, если кто–то во дворе, на площадке или каком–то другом месте, где стоянка не регламентирована, припарковал свою машину так, что другим не выехать, к дорожной полиции обращаться бессмысленно?

— Поймите, у нас есть закон, на основании которого мы работаем. И если закон не предполагает каких–то репрессивных мер в подобных случаях, то мы их применять не имеем права. У нас просто нет на это юридического основания!

…Однако вернемся к "йогуртовой" истории, которая развернулась под моими окнами в воскресный июньский вечер. Примерно час спустя на улицу вывалила веселая компашка — настолько веселая, что расползшееся по ветровому стеклу пятно йогурта и записка были замечены не сразу. Когда же водитель заметил пятно, он кинулся назад, в дом. Вернулся с ведром воды и щеткой, принялся за уборку.

В какой–то момент даже жаль стало парня, вынужденного в красивой одежде, явно после приятного застолья, очищать ветровое стекло от йогурта. Время от времени бросал пытливо–злые взгляды на окна — видно, пытаясь вычислить, что за подлец ему так "удружил". Впрочем, дальше сердитых взглядов дело не пошло — должно быть, где–то в глубине души он понимал, что сам виноват: поступил по–жлобски, вот и спровоцировал ответную реакцию…

Меньше всего мне хотелось, чтобы этот рассказ был воспринят как некий призыв поливать чужие машины йогуртом. Цель в другом — обратиться ко всем, кто сидит за рулем. Ребята, давайте жить дружно и взаимовежливо! Ведь известно: как аукнется — так и откликнется. А некорректность порождает встречную некорректность.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form