Она белоруска, он латыш. Она — "Скарлет О’Хара" Лудзенского уезда, он — "Сын рыбака" из курземского поселка Бернаты. О ней пишет хвалебные статьи газета Ludzas zeme, о нем — Kurzemes vards. Накануне Дня независимости мы решили задать этим людям одинаковые вопросы о жизни государства латвийского.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
С Диной мы разговаривали на ее старом хуторе — к заснеженному дому подступал хмурый лес, а у дороги стоял красный гранитный камень — знак самой восточной точки Латвии. В четырех километрах — белорусская деревня Прошки. Когда–то туда пришел на танцы латышский парень и увел с собой Дину на хутор "Мейкшаны". И сейчас она иногда по утрам слышит, как отец заводит во дворе трактор. Но чтобы попасть в родительский дом, Дине надо покупать визу и объезжать круг почти в 200 километров…

К дому Яниса Путиса мы подъезжали в сумерках. Но в темноте в дюнах светился камень — знак самой западной точки Латвии. И угрожающе шумело море. Шаг за шагом оно здесь коварно подтачивает берег и уже поглотило соседский хутор. И еще море забирает рыбаков. Янису было всего три года, когда у берегов Сааремаа утонул его отец. В середине 50–х он сам попал в страшный шторм и зарекся ходить в море. Но спустя полвека по–прежнему рыбачит и даже научил этому внука…

Не богач, не бедняк

— Как вы оцениваете экономическую ситуацию в стране? Экономика на подъеме или падает вниз? Мы живем лучше, чем раньше, или хуже?

Дина: — В советское время я работала продавцом, а муж шофером. Мы жили хорошо, но скромно. Наверное, 92–94–е годы — это наш подъем. Муж одним из первых взял крестьянское хозяйство, он хотел работать на земле. Мы купили 54 гектара леса, построили лесопилку. У него все получалось, и мы поднимались дальше. Но муж погиб, и я осталась с большими кредитами и двумя маленькими детьми. Мне удалось погасить долги, потому что на помощь пришли люди. Рыночный закон гласит: человек человеку — волк, но я не сталкивалась с "волками". Экономическая ситуация в Латвии неплохая. Если есть голова на плечах, можно заниматься бизнесом и получать прибыль.

Янис: — Какое у рыбаков экономическое положение? Прошлый год был самый неудачный, самый кошмарный за все годы независимости. Этот год уже чуть лучше. Летом двумя сетями я ловил по 30 килограммов в день. Экономическая ситуация у рыбаков, конечно, хуже, чем раньше. Рыбы стало меньше. Рыбаков тоже. И сетей новых ни у кого нет. И лодки тоже старые, еще колхозные. Как сейчас живут? У кого есть деньги — тот все покупает, у кого нет денег — тому и сказать нечего. Я сам не богач и не бедняк… Я средний. Конечно, так было не всегда. Когда в колхозе на тракторе работал, был богатым. Тогда, в 57–м году, и дом свой построил, до сих пор в нем живу.

Золотой век

— Какое время в истории Латвии, по–вашему, было самым благополучным — ее золотым веком? Времена герцога Екаба, царское время, улманисовское, советское, сегодняшнее?

Дина: — Сейчас много говорят, что хорошо жилось при Улманисе. Но я считаю, что в Латвии хорошо было всегда, и в советские времена тоже. Из России, из Белоруссии все рвались в Латвию, все хотели здесь жить. Как сегодня из Латвии рвутся в Америку.

Янис: — Я не силен в истории. Улманисовских времен не помню. А у меня самого дела всегда — и в колхозное время — шли неплохо. Я много работал, старался. От других ничего не ждал. Но, наверное, золотые времена в Латвии еще впереди, они настанут, когда у каждого будет работа. Это все, что надо человеку, — тогда можно жить. На выборах я поддерживал "Latvijas cels", но эта партия не прошла. Так что, когда в Латвии наступит золотой век, сказать не могу — "дороги" не вижу.

Мы говорим на разных языках

— Какая проблема, на ваш взгляд, сейчас в обществе стала главной — национальная или экономическая? На кого мы сейчас разделились — на русскоязычных и латышей или богатых и бедных?

Дина: — Я вообще не сталкивалась с национальной проблемой. Хотя не знаю латышского языка — за двадцать четыре года так и не выучила. А вот зависть у людей проявляется. И это неприятно. Особенно было обидно, когда с мужем мы еще только начинали бизнес. У нас и денег–то не было — одни кредиты. А к нам подходили люди и прямо в глаза обзывали богачами.

Янис: — Я лично национальных проблем не вижу. Но есть очень серьезные проблемы с образованием и безработицей.

— Сейчас много говорят и пишут об интеграции. А что вы думаете об этом?

Дина: — По–моему, наше общество интегрируется. В Латвии открыли белорусские, польские школы. Но я своих детей отдала в латышскую. Мне трудно дался этот шаг, я много плакала. А теперь горжусь, что сумела принять такое решение. Да, я понимаю, что мои дети не просто будут хорошо знать латышский язык. Они вырастут латышами. Но так хотел их отец.

Янис: — Мы всю жизнь живем вместе с русскими, поляками. Не знаю, идет ли в обществе интеграция. Но ко мне из Лиепаи часто наведывается друг. Он русский. Мы разговариваем, общаемся. И у нас нет проблем.

НАТО и Евросоюз

— Как вы считаете, куда Латвии лучше интегрироваться — на восток или на запад? И надо ли нам вступать в Евросоюз?

Дина: — Я долго думала над этим. Может быть, от меня решение и не зависит, но я хочу сказать: в Евросоюз вступать надо, но при этом ни в коем случае не терять взаимоотношений с востоком. Надо больше дружить с Россией и Белоруссией. И потому что это родственные нам страны, и потому что с ними выгодно вести бизнес. Сейчас мы отправляем всю свою продукцию куда–то на запад, и за это с нас берут большие деньги. Так что в остатке мало что остается. Если бы дали какую–то льготу, я бы сдавала свою продукцию через соседнюю Россию. Мне это и выгодно, и интересно. И Евросоюз меня тоже немножко обнадеживает. Я разговаривала с пограничниками — недалеко от нас строят контрольно–пропускной пункт, теперь мне будет проще попасть к отцу. А деньги на этот КПП дал Евросоюз. И еще Евросоюз может дать какие–то льготы русскоязычным. В моем возрасте садиться за парту и учить латышский язык вместе с детьми смешно, а ближайшие языковые курсы — в Лудзе, до них ехать 70 километров. Может, Евросоюз даст какие–то языковые поблажки хотя бы нам, живущим в Латгалии.

Янис: — Лично мне Евросоюз не нужен. Я им даже не интересуюсь. Хорошие отношения надо иметь и с западом, и с востоком. Но интегрироваться ни на восток, ни на запад я не собираюсь. Я остаюсь здесь. Латвия поступит разумно, если последует моему примеру.

— А надо ли Латвии вступать в НАТО?

Дина: — Недалеко от моего хутора находится курган Дружбы. Во время войны здесь воевали партизаны — латыши, белорусы, русские. И память о войне в наших партизанских местах еще очень сильна… Я не хочу, чтобы Латвия вступала в НАТО. Не хочу, чтобы моих детей посылали в какие–то "горячие точки". И я их родила не для того, чтобы они где–то воевали. Мне кажется, в Латвии нашим ребятам будет служить спокойнее.

Янис: — В НАТО вступать надо. Для безопасности. Я хорошо помню войну — это действительно страшно. Мне не хватило всего несколько месяцев, а то и меня немцы забрали бы в легион. Вся жизнь пошла бы крахом. Отношения НАТО и России — это их дело, а наше дело — позаботиться о собственной безопасности.

Эй вы там, наверху!

— Скажите, какие высшие государственные лица посещали самую восточную и самую западную точки Латвии?

Дина: — К нам один раз приезжал Рубикс.

Янис: — У нас бывали Гунтис Улманис, Андрис Шкеле и Вайра Вике–Фрейберга.

На чьей улице праздник?

— Стал ли для вас День независимости таким же любимым праздником, как Новый год, Рождество? И как вы собираетесь его отмечать?

Дина: — Думаю, что мои дети со временем будут праздновать этот день. Они у меня такие патриоты Латвии, что я даже иногда боюсь. Я понимаю, что для Латвии это праздник, и игнорировать его никого не призываю. Но честно говорю: у нас в доме этого праздника не будет. Будет обычный рабочий день, без праздничных столов.

Янис: — До войны этот день всегда праздновали — пироги специально пекли, пиво пили. Потом он стал рабочим днем. Теперь это вроде бы и праздник, а вроде и нет. Но я 18–го всегда с друзьями встречаюсь. Посидим, рюмку пригубим. За процветание страны…

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form