Что там должен сделать настоящий мужчина к своим сорока? Посадить дерево, построить дом и родить сына? Анатолий Коваленок успел все это к возрасту Христа. Даже с перевыполнением. У него подрастают два сына. И дочери тоже есть — две. Месяц назад, в самые трескучие морозы, семья переселилась в добротный, просторный и очень уютный дом.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Ну а из тех деревьев, что посадил Анатолий за свою жизнь, легко можно заложить хороший колхозный сад.

Да он и сам вырос на селе. Деревня Гравери, что в Краславском районе, славилась своим поголовьем коров, свинофермами, картофелем и красотой окрестных мест. Леса сменялись полями, озера речушками. Отец работал механиком, мама — дояркой. У самих подворье богатое: две коровы, телята, поросенок, овцы, кролики, куры. Даже лошадь была. Ну и собаки с кошками — это, как водится, обязательно.

- Жили бы мы в печально известные времена, вмиг раскулачили, — смеется Анатолий. — Зажиточные же. Но сколько эта "зажиточность" заботы-работы требовала! Животных накормить, убрать, сено накосить, просушить, в стога сложить, грядки прополоть. Эти грядки мальчишка тихо не любил и по возможности старался спихнуть на младшую сестренку. Впрочем, не больно-то и спихнешь, она на пять лет младше. Вот косил Толик с большим удовольствием, лет с одиннадцати наравне с отцом на покос выходил. А после тяжелой работы какая радость была с разбегу уйти в теплую озерную воду. Летом рыбалка, осенью грибы. Словом, настоящая деревенская жизнь, которую Анатолий знал и любил. С ней и будущее свое связывал. Поначалу думал пойти по стопам отца, но прислушался к себе и понял — "железо" не вдохновляет. Остановился на ветеринарии.

- А что? Ветеринар на селе первый человек. Я же не рассчитывал, что когда-то переберусь в столицу. А в деревне я еще мальчишкой свиньям уколы делал. Взрослые держали, я колол. Собак, кошек лечил. Мне нравилось. А уж когда после пяти лет учебы в Гравери с дипломом вернулся, старушки ко мне не только по ветеринарным делам обращались, на свои болячки жаловались. Им-то что — на "дохтура" учился, значит, лечи.

Лечить, правда, дипломированному ветеринару после возвращения из Витебска было практически некого. Развалился к тому времени совхоз. Случайные заработки мало устраивали Толю. Помыкался он в родном краю да и подался в столицу.

Страшнее кошки зверя нет

Сегодня у Анатолия Коваленка две ветклиники — в Межциемсе и на Югле. Мяукающих, гавкающих, хрюкающих и прочих пациентов столько, что… можно было бы и меньше. Вызовы даже в выходные и в любое время суток. Не образно — буквально. Но так было не всегда.

В Риге ему пришлось встать на биржу труда, закончить курсы сварщика-сантехника. Он даже что-то там сварил. Потом был зоомагазин, где торговал кормами, ассистентом в ветклинике, на стройке подсобником. А потом как-то резко сам на себя рассердился: да что ж я за мужик такой, пять лет профессии учился, а работаю абы где, абы кем. Не будет больше так!

Он легализовал свой витебский диплом и открыл свою клинику. - Первого пациента помните?

- Первыми были свиньи, еще в родной деревне. Была эпидемия тешена — инфекционное заболевание, практически неизлечимое. Источник болезни так и не установили. Кто-то говорил, прививка плохая, кто-то, наоборот, — от прививки вся беда. Но животные гибли…

- Говорят, медики самый циничный народ. Вы с этим согласны? К смерти можно привыкнуть.

- Человек ко всему привыкает. Даже к смерти. Тут важно другое. Твоя внутренняя уверенность в собственной правоте. Если понимаешь, что сделал все, что было в силах, легче переживаешь. Но все равно жалко. А уж как горюют хозяева.

- Отказывать умеете?

- Нет. Если сам не выезжаю, подскажу, где окажут реальную помощь. Но чаще все-таки сам еду. Бывает, ночами звонят — роды принять, а бывают и курьезы, когда любвеобильные хозяева кошечек и собачек под хорошим шофе вдруг решают устроить четвероногому любимцу профилактический осмотр. В два часа ночи. И такое бывает.

- Бабушки к "дохтуру" не зря обращались? Айболит человеку может помочь?

- Почему нет, если знаешь патогенез заболевания, что и чем лечить. У нас с животными много схожего. А более всего человек на свинью похож. Ну, в смысле внутренних органов и болезней. Своя специфика у ветеринарии тоже есть. Учитывать надо не только болезни, но и повадки, характер животного. К некоторым запросто и не подойдешь. Они же нас понимают лучше, чем мы их. Хозяину стоит только подумать, надо бы псине ушки почистить или таблетку дать, как тут же эта псина забивается за диван, фиг его оттуда вытащишь.

- Экзотику лечить приходилось?

- Бывало. Игуаны, удавы встречались. Но в основном приходилось лечить попугаев, морских свинок, хомячков, крыс, черепах.

- Их-то чего лечить? Сплошной панцирь…

- Вот его и лечу. Иногда берут в дом животное как игрушку, не имея представления, как его содержать. Черепаха, например, должна жить в специально оборудованном террариуме, а не ползать по всей квартире. От недостатка витаминов и солнечных ванн панцирь трескается, животное и погибнуть может.

- Мода на животных меняется?

- Да. Лет десять назад в основном держали крупных собак. Сейчас дружно перешли на миниатюрных — йоркширских терьеров, той-терьеров, чихуахуа.

- Ваше любимое животное?

- Моя голубая британская кошка Бася. Эгоистична, своенравна, самостоятельна и самодостаточна, как любая женщина. Тем мне и интересна. Собак тоже люблю, но у жены на них аллергия. Если бы завел собаку — лабрадора, чтобы на меня похож был (смеется).

- Самое большое животное, которое пришлось лечить?

- Лошадь.

- А самое страшное?

- Страшнее кошки зверя нет!

Как тесть себе зятя сосватал

Именно ей, кошке Басе, была доверена почетная миссия — первой переступить порог нового дома в Саласпилсе. За нею, как горох, высыпала детвора: Вероника, Анна, Николай. Восьмимесячный Женя вошел в дом на руках у мамы.

- Мы не планировали быть многодетной семьей, так получилось. Но не жалею ни единой секунды. Это так радостно, когда возвращаешься домой и вся эта шумная ватага со всех ног несется к тебе, чтобы первым чмокнуть, забраться на колени. Забот, проблем, конечно, тоже хватает. Но радости общения с ними много больше.

Анатолия сосватал… его будущий тесть. Он тогда на стройке работал. Бригадир присматривался к латгальскому парню, видел, характер есть, руки работы не боятся, голова дурью не забита — чем не зять? И однажды выдал: а не хочешь ли ты, Толя, с моей дочкой-красавицей познакомиться.

- Почему бы и нет? Все вместе пошли в театр. Она действительно оказалась Елена Прекрасная. Я на нее сразу глаз положил. Да и я ей приглянулся. В ноябре познакомились, через год в ноябре свадьбу сыграли. День в день. Мне с Леной чертовски повезло. Дочка бывшего военного, к порядку приучена, хозяйственная. По образованию она педагог, но сейчас, конечно, дома, с детьми. Она очень добрая, нежная, вся в детях. Хотя и мне перепадает (смеется).

- А какой вы папа?

- Иногда строгий, иногда слишком демократичный. Под настроение. Могу и рявкнуть, когда слишком разойдутся.

- Как вы выбирали имена для детей?

- Имя — это серьезно, оно должно нравиться человеку, счастье ему приносить. Мы старались, чтобы имена были и в русском, и в латышском календаре. Первую внучку назвала бабушка, моя мама. Имя Евгению придумали еще до рождения — благородный.

- Дети разные по характеру?

- Очень! Вероника уже второклассница, рассудительная, рано начала читать, очень любит книжки, музыкой занимается. Иногда с мамой в четыре руки играют. Я слушаю. Анечка — "шило в попе", минуты не посидит спокойно, танцевать любит, спорт. А вот палочки, крючочки выводить — не ее это. А вообще она решила, что непременно будет "как папа зверей лечить".

Николай натура эмоциональная, чувствительная, но очень добрый. (Врачи просмотрели у старшего сына серьезную болезнь и еще в роддоме предложили отказаться от мальчика. Ни у Анатолия, ни у Елены и секунды сомнений не было забирать малыша или оставлять. Это их сын, он как никто другой нуждается в их заботе и любви. Как же можно его предать, бросить? Коля растет в семье, где все его очень любят. — Е. К.) Ну а Евгений еще в том возрасте, когда все его только балуют. Он улыбчивый, любопытный. Но пискля. Младшенький, вот его и балуют все: и мама, и папа, и сестры.

- Малыши, случается, болеют. Сами лечите или вызываете педиатра? - Лечить своих детей нельзя! Как нельзя лечить всех родственников. Сто раз подумаешь — что да как. Психологический фактор срабатывает.

- Свой дом решили построить из-за детей или все-таки крестьянская жилка сказывается — к земле тянет?

- И то и другое. Одно время мы жили в Саулкалне в двухкомнатной квартирке. Тесно. Купил участок в Саласпилсе, здесь земля дешевле, чем в Риге, а перспектива у этого города есть. Взял кредит. Свой дом строить оказалось довольно азартно. А вот грядки в перспективе. Земля вокруг дома перекопана — стройка. Баньку поставили, сруб из Латгалии привезли. Только русскую, о другой и не думал даже, сауна в наших широтах баловство одно. Русская, с паром, вениками — душе и телу праздник.

В доме мансардного типа шесть комнат, чтобы у каждого своя, просторная гостиная с камином и кухня. Он еще стоит в лесах, еще матрацы на полу ("ведем половой образ жизни", шутит по этому поводу Анатолий), но уже есть главное, в нем царит детский смех и любовь.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form