Иварс Секацис — личность в стране известная и на музыкальном, и на экологическом фронтах. Он председатель правления фонда "Даугава", где занимается вопросами сохранения природных памятников вдоль берегов главной реки Латвии. Кроме того, Секацис — первый тенор народного мужского хора "Стабурагс". Этот коллектив хотя и латышский, но исполняет русские, белорусские, даже грузинские песни.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Живет Иварс на хуторе за Айзкраукле, однако дома бывает нечасто, его легче встретить где–нибудь на природе возле Даугавы. Секацис иногда шутит: мол, наизусть знаю каждый метр берегов реки от Риги до латвийской границы.

Песня для музыкального холма

Теперь уже знаменитый мужской хор "Стабурагс" появился в Айзкраукле (точнее, в Стучке) в начале 70–х. А Иварс Секацис вступил в него в 1973 году. Хор так назвали не случайно. У людей была сильная ностальгия по затопленному в результате строительства Плявиньской ГЭС красивейшему месту страны — большому, каменистому, обрывающемуся в Даугаву холму Стабурагс с тысячей кристально чистых ручейков. Тоненькие, словно нити, струйки воды, пробегая и журча между камнями и расщелинами холма, создавали фантастические, магические мелодии. Не удивительно, что второе название Стабурагса — музыкальный холм. Во времена Союза посмотреть на него приезжали люди со всей России и Белоруссии, из ГДР и Польши. Стабурагс был излюбленным объектом фотографов и художников, люди ему посвящали стихи и песни.

— Впервые знамя "Стабурагса" на улицах Риги взвилось в 1975 году, я сам его нес по улице Ленина, а потом до стадиона "Даугава", где проходили Вселатвийские праздники песни, — вспоминает Иварс Секацис. Тогда никто и не подозревал, что спустя несколько лет хор будут приглашать на конкурсы и фестивали во все страны СССР. Особенно Ивару запомнились концерты в Грузии:

— Нас там прекрасно принимали и относились, как к братьям. Представляете, мы, почти все латыши, исполняли песни на грузинском языке, а зрители вставали и хором подпевали!

Словом, семья Секациса могла гордиться родственником. Кстати, Иварс рос без отца, который погиб на войне. Воспитанием парня занимался крестный — известный в округе кузнечных дел мастер и одновременно отличный скрипач.

— Когда я был совсем маленьким, начал учиться играть на цитре — национальном латышском инструменте. Неплохо освоил его еще до школы. Потом у меня уже вся жизнь была музыкальной. Сперва я играл в оркестре техникума, потом — Военно–морского флота во время службы в Ленинграде и Североморске. После, вернувшись на родину, поступил учиться в Сельскохозяйственную академию ЛССР в Елгаве. При вузе я состоял в елгавском ансамбле народной песни "Молодость"… В общем, окончил академию с музыкой и стал поющим агрономом, — смеется Иварс Секацис. — Не бросил ансамбль и во время работы в совхозе "Елгава", выступал по стране, пока не вернулся на родину, в Стучкинский район…

В 1988 году "Стабурагс" пригласили выступить в ФРГ. Так получилось, но концерт был объявлен на 18 ноября. Вполне логично, что Секациса, в то время председателя райисполкома и старосту музыкального коллектива, назначили приглядывать за порядком в хоре, а то вдруг еще какие–то "лишние дела" на идеологически неправильной территории произойдут…

— Наш хор уже до этого выступал в западных странах соцлагеря, но в капиталистической ФРГ давал концерты впервые. Хотя что такое заграница, я лично уже знал, поскольку давно состоял в обществе охотников и одно время по распоряжению председателя совмина ЛССР Бриесиса возил в Швецию и ФРГ лосятину на экспорт. Мы там мясо за валюту продавали…

А в последнее время "Стабурагс", в котором состоит около 50 человек, довольно часто зовут выступать за границу. Мужской хор давал концерты в Италии, Румынии, Болгарии, Германии, Словении и других странах, а в следующем году запланированы гастроли по Англии.

Живую реку не превратят в болото!

В 1994 году Иварс Секацис возглавил экологическую организацию "Даугава". Тогда Фонд латвийской культуры, при котором действовала комиссия по вопросам Даугавы, как раз намеревался улучшить работу по сохранению природных памятников вдоль берегов реки. Вскоре фактически по инициативе этой организации и родился фонд "Даугава". В первую очередь новый фонд решил разработать проект по укреплению берегов крупнейшей реки Латвии. Да и простые люди, особенно те, кто жил возле искусственного водохранилища Плявиньской ГЭС, об этом давно просили.

— К кому мы только со своим проектом не обращались! Ходили в Министерство охраны среды и регионального развития, пытались договориться с Министерством сельского хозяйства, поднялись аж до Кабинета министров и премьера Гайлиса. И наконец на правительственном уровне была создана специальная комиссия по решению вопроса укрепления берегов. Вскоре нам удалось доказать политикам, что основную часть денег на решение проблемы обязано ежегодно выделять "Латвэнерго" — 4 процента от общей суммы заработка со всех трех ГЭС. Такой шаг вполне логичен: раз уж предприятие в результате строительства станций изуродовало живой мир реки, то пусть это хоть чем–то компенсирует!

И закипела работа. В фонд "Даугава" вступили серьезные эксперты, которым удалось обследовать буквально каждый метр берегов реки и обозначить наиболее уязвимые места. Со временем благодаря специалистам из фонда укрепили берега возле Плявиньской ГЭС — около глубокой Чертовой впадины, в местах, где вода подступала особенно близко к жилым домам, рядом с замками в Кокнесе и Лиелварде… Но перечислять можно долго.

Помимо этого фонд "Даугава" издавал разные информационные яркие буклеты о богатстве и красоте природы, разрабатывал туристические маршруты. В этом году фонд планирует спонсировать проект по созданию для туристов "природных троп" вдоль реки. А сейчас в организации активно обсуждают вопрос восстановления в Даугаве популяции красной рыбы — форели и лосося.

— У нас есть идея проложить рыбные пути в дамбах ГЭС на реке, — делится мыслями Иварс Секацис. — Пока эти пути есть только в Кегумской ГЭС, но рыба все равно там не может пройти, поскольку технически изначально не был продуман напор воды. И вообще лишь один рыбный путь бесполезен, ведь лосось все равно не в состоянии преодолеть дамбы Рижской и Плявиньской гидроэлектростанций. Если удастся утвердить на уровне Евросоюза важный проект, тогда в реку лосось сможет заходить из моря круглый год!

Естественно, фонд "Даугава" показал себя и во время акций против строительства в Озолсале финского целлюлозного комбината. Экологи периодически напоминают политикам, что ни в коем случае нельзя утверждать и другой безумный проект "Транзитный путь Даугава — Днепр", в результате которого значительные мелководные участки реки (особенно в латгальском крае) придется углублять до 5 метров.

— Главное, я считаю, людям надо почаще напоминать о красоте нашей Даугавы, чтобы ни у кого не возникало желания ее погубить, — замечает Иварс Секацис. — Именно поэтому мы довольно часто проводим в разных городах страны всевозможные конкурсы, посвященные Даугаве. Ежегодно вручаем призы волостям, в которых летом организуют традиционный праздник Дни Даугавы. И очень приятно, что ваша газета уделяет охране природы, защите Даугавы так много внимания! Молодцы!

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form