В то время как молодежь покидает кажущуюся ей бесперспективной провинцию и едет покорять столицу или на Запад за длинным рублем, вчерашние рижане охотно уезжают за лучшей долей в самый бедный теперь уже европейский регион — в Латгалию. И те и другие ищут одного — достойной жизни!

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
В глушь, в деревню

Два года назад в 10 километрах от центра Индрской волости на отдаленном латгальском хуторке "Дзиесмас" обосновалась молодая чета Абрамовых. Алексей — магистр экономики, Юлия — дизайнер одежды. Коренные рижане оставили работу, променяв удобную столичную жизнь на старую халупу с лампочкой Ильича. И счастливы, поскольку считают, что городская жизнь суетна и бессмысленна. Нет времени остановиться, чтобы увидеть красоты природы: смену времен года, упоительные восходы и закаты солнца. Не говоря уже о духовном развитии. Сейчас у них времени предостаточно. На чтение книг, на самовыражение, совершенствование и прогулки под луной. Они стремятся жить в гармонии с природой, питаясь ее дарами. Молодые решили: так как деньги — не первое, что им в жизни нужно, они счастливо проживут на хуторе и без них. Натуральным хозяйством. Как ни странно, пока у них это получается. За два года деревня не наскучила.

Но Абрамовы, пожалуй, исключение. Основная масса рижан переезжает в латгальскую глубинку не только из–за чистого воздуха и пасторальных идиллий. Столичные пенсионеры едут за дешевой жизнью, чтобы выжить на мизерные пенсии. Люди помоложе — чтобы работать.

По словам сотрудников Даугавпилсского крестьянского информационного бюро, со вступлением Латвии в ЕС и началом выделения субсидий на развитие сельского хозяйства новоиспеченных крестьян — бывших рижан в Латгалии прибыло. Люди среднего и предпенсионного возраста переезжают, чтобы заняться на селе растениеводством, животноводством, пчеловодством. И хотя пока рано говорить о миграции из столицы в глубинку как о массовом явлении, подобные примеры имеются. Причем весьма успешные. На фоне спивающейся и деградирующей латгальской деревни те люди, которые приезжают туда с конкретной целью, как правило, добиваются успеха. Так, чета Крастиней, несколько лет назад переехавшая из Риги в Эглайнский район, организовала овцеводческий кооператив и стала показательно–образцовой по успешному ведению хозяйства для многих местных жителей. И эта семья не является единственной.

Бывший военный Евгений Походун перебрался из Риги в Краславский район, где не только занялся сельским туризмом, но и встретил свое счастье — женился, воспитывает дочь. О том, что уехал из шумной столицы, ни капли не жалеет: неторопливая деревенская жизнь ему в радость. Теперь радушно принимает на своем хуторе "Пиекална" латвийских и зарубежных гостей, пишет картины и нарадоваться не может: "Куда ни взглянешь — кругом такая красота! Сама на холст просится. Вот выставка моих работ недавно открылась в Краславском музее. Мог ли я об этом мечтать, если бы жил в Риге?"

В тиши провинциальных городков

Анфиса и Игорь М. переехали из Риги в Краславу три года назад, сразу после выхода главы семейства на пенсию. Поступок был тщательно обдуманным и хорошо просчитанным.

— Сели мы с женой, прикинули, что на обе пенсии чуть больше 150 латов с учетом коммунальных платежей зубы на полку придется положить, и решили уезжать, — вспоминает Игорь. — В деревню ни мне, ни жене не хотелось. Мы родились и всю жизнь прожили в городе, привыкли к таким благам цивилизации, как горячая вода и центральное отопление. Стали подыскивать варианты хорошего обмена своей рижской квартиры на квартиру в одном из городов Латгалии. Больше всего нам понравилась Краслава, куда мы, продав квартиру, вскоре и переехали. Наша новая квартира в несколько раз лучше рижской, а ее стоимость в десять раз меньше. Большую часть денег мы положили в банк под проценты, на остальные обустроились, купили автомобиль, новую мебель, аппаратуру. Живем на уровне средних краславских бизнесменов, практически ни в чем себе не отказывая.

— Не скучаете по столичной жизни?

— А что мы от этой столичной жизни видели хорошего? Собственный двор? А теперь я рыбачу, дышу свежим воздухом, жена разведением цветов занялась. Да мы в молодости так не жили! К тому же мы часто бываем в Риге у своих родственников. А летом к нам любят приезжать друзья. Одна семья, наглядевшись на нас, тоже подумывает перебраться в Краславу. Очень им здесь понравилось. Но пока удерживают дети и внуки, живущие в Риге. Хотя жизнь в Краславе для пенсионеров — благодать.

— Наверное, с учетом, что пенсионеры столичные и у них имеется квартира, которую можно выгодно продать?

— Само собой. Ой, вы только, пожалуйста, фамилию нашу не указывайте.

— Боитесь сглаза?

— Нет. Боимся, что квартиру обворуют. Говорят, подобные случаи уже были.

Бегом из мегаполиса?

По словам сотрудников региональных фирм, занимающихся куплей–продажей недвижимости, пожилых рижан, решивших переехать в Латгалию, в последнее время становится все больше.

— Мы знаем несколько таких семей, поскольку сами занимались поиском для них жилья и оформлением документов, — рассказали сотрудники даугавпилсского филиала агентства недвижимости Eiroeksperts. — В основном это образованные пожилые люди, поскольку их поступок — умнейший. Они прекрасно осознают, что в ближайшее время не дождутся особых благ от латвийского правительства, и завтра их пенсия не будет равняться 150 латам. В Латгалию их тянет элементарная арифметика. Возьмем стоимость самой добитой квартиры, расположенной не в самом престижном районе Риги, — 25 тысяч евро. Продав подобную квартиру в Риге и купив в той же Краславе двухкомнатную квартиру за 5–6 тысяч латов, пенсионеры могут жить достойно.

В Риге живет родственница, которая давно на пенсии, но чтобы содержать 4–комнатную квартиру, живет впроголодь и до сих пор трудится на двух работах. Ее мечта — оставить эту квартиру в наследство своим внукам. Хотя тем есть где жить, и еще неизвестно, захотят ли они вообще остаться в Латвии, когда вырастут.

— А пожилых рижан в Латгалии больше интересуют квартиры или все–таки жилье в сельской местности?

— Среди данной категории людей популярны хутора под Илуксте. Там хорошая трасса, красивые места, а цены несопоставимы с рижскими. Судите сами, самая дорогая латгальская земля в районе Аглоны на сегодняшний день стоит до 6 тысяч латов за гектар, в Краславском районе и "Даугавас локи" — тоже не из самых дешевых районов — до 7 тысяч латов за участок. Все остальное — дешевле.

Один краславский знакомый — из бывших военных, но мужчина еще в полном расцвете сил, недавно захандрил: остался без работы, новую приличную работу долго не удавалось найти. Серьезно подумывал, уж не послать ли ему родной город вместе с местной безработицей куда подальше. Дал в одну из столичных газет объявление следующего содержания: "Продаю двухкомнатную квартиру в Краславе. Рядом магазин, почта, озеро, лес, поликлиника, больница, кладбище". Рассказывает, что телефон за несколько суток буквально раскалился: от покупателей–рижан не было отбоя.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form