Только что завершившийся визит Юрия Лужкова в Ригу принес предприятиям столицы ЛР многомиллионные контракты. И немалую почву для размышления. Как бы выглядела экономика Латвии, если бы у нее были хорошие отношения с великим восточным соседом?

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Заданность географическая и историческая

Геополитическое положение Латвии, срединной из трех балтийских республик и самой богатой на Восточной Балтике в плане незамерзающих портов, давно определило ее высокий транзитный рейтинг. Но не менее значимым фактором во всей новой и новейшей истории Латвии (как бы эта территория не именовалась) играла индустрия. Крупная промышленность Латвии — сравнительно новая в историческом плане, ей не более 120 лет. И она не могла бы развиться без громадного ИМПЕРСКОГО рынка, заказов Петербурга и Москвы.

Послевоенная индустриализация была не искусственной, как иногда пытаются доказать патологические русофобы, но естественной реакцией на 20–летнюю деградацию промышленности в том, что ныне принято называть br­ivvalsts. Кроме этого, ЛССР стала "силиконовой долиной" Союза, где сосредоточились самые наукоемкие производства, без которых было бы невозможно поддержание советской военной мощи на конкурентоспособном с американцами уровне. Не только танкоремонтный и судоремонтный заводы — а в первую очередь таинственные "ящики" "Альфы", "Коммутатора", "Эллара" ковали евразийский щит.

Что бы ни говорили скептики, не мифические "информационные технологии", а именно производство сложного "железа" с высочайшей долей добавленной стоимости и может вытянуть Латвию из индустриального коллапса. Нас не ждут промышленно–развитыми в Европе — ЕС вполне устроит в Латвии один большой лесоповал. В крайнем случае — мелкосерийная поставка деталей для их монстров по демпинговым ценам…

Политическая промышленность

Любопытная получается картина при сравнении структур экономик Латвийской ССР и Латвийской Республики. Лет 15 назад наша нынешняя "экспортная мощь" — лесная отрасль, вообще за промышленность не считалась! Шло "лесное хозяйство" в той же номинации, что и сельское. А сейчас именно его, да еще пищевку и текстиль, зачисляют в промышленные проценты ВВП.

Самым же роковым для Латвии стало уничтожение ее традиционных в 60–80–е секторов — точного машиностроения, приборостроения, микроэлектроники. Все помнят микроавтобусы РАФа и приемники ВЭФа, но мало кто знает, в каких суперсекретных "изделиях" были задействованы "альфовские" микросхемы. А оптико–электронная система "Волопас", контролировавшая полет межконтинентальных баллистических ракет, производилась на Рижском оптико–механическом!

Уникальная техника "двойного назначения", выпускавшаяся в Латвии, не только давала работу десяткам тысяч людей. Она формировала производственную среду — то есть массу схем со смежниками, готовившими запчасти и комплектующие. Представим себе на миг, что в 2005 году в Риге возрождается крупное производство по российским заказам. Это будет означать прибыль не для одной, а для десятков компаний — ведь кроме разработки и сборки потребуются металл и пластик, стекло и резина, ремонт оборудования, транспорт и логистика… Короче, от БОЛЬШОЙ индустрии будет кормиться МАЛЫЙ бизнес. Плюс внепроизводственная сфера — наука, образование, социалка.

Но прежде всего необходимо решить вопрос: кому все это нужно? И вопрос этот — сугубо политический. Это водку, селедку и конфеты потребят при любом стратегическом раскладе. А чем дороже и сложнее продукция, тем больше в ней доля этой "идеологической" составляющей.

Возрождение Центра Силы

"Для восстановления статуса международного полюса притяжения России понадобится… одно поколение", — написал в самом тяжелом для посткоммунистической РФ 1999 году американский политолог В. Уолфортс. С этого времени, что называется, пошел отсчет — и президент Путин постепенно, лавируя и давая задний ход, возвращает Россию в "большой мировой оркестр". Пока в нем один дирижер — Америка, но голос Москвы становится все громче. Недаром по опросам американского общественного мнения Россия занимает вторую (после Японии) строчку в национальных интересах США, тогда как страны Балтии — 26–ю.

Независимая от Вашингтона российская военная мощь — это гарант свободы России и процветания ее исторических соседей. Даже частичное воспроизводство стратегического арсенала РФ потребует нескольких лет согласованной работы сотни предприятий, десятков миллиардов долларов. Неужели мы будем против того, чтобы хотя бы 1 процент от этой программы достался Латвии?

Официальная Рига должна понять — в возрождении высокотехнологичных производств у нас может быть заинтересована только Россия, модернизирующая свою силовую составляющую. Как ни парадоксально, это формально не угроза обязательствам Латвии перед ЕС и даже перед НАТО! Ведь даже страны Североатлантического союза покупают русское оружие: Турция — БТРы, автоматы и вертолеты, Греция — зенитные ракеты. Можно надеяться, что Латвия в конце концов поймет: НАТО сейчас существует не для защиты Европы, а для воспрепятствования созданию ОТДЕЛЬНОЙ от США системы европейской безопасности.

Ну а мы должны вести свою тему и не превращать дипломатию ЛР в одностороннее следование американским указаниям. В конце концов, у них есть свои гватемалы и гондурасы — пусть своим "подбрюшьем" и распоряжаются. Каким же надо быть самоуверенным нахалом, чтобы претендовать на гегемонию в регионе, находящемся в десятке тысяч километров от собственных границ?! Плюс ко всему населенном, как Балтия, не менее чем МИЛЛИОНОМ русских. Наличие подобного массива в трех соседних республиках делает их будущее гораздо менее предопределенным в том смысле, как желают иные "евроатлантооптимисты". Но более определенным для тех, кто верит в возрожденную Россию как гарант безопасности и процветания Восточной Европы. Пока же начнем с трамваев для Москвы!

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form