Создание 50–тысячной организации русской общины Латвии уже привело к спорам и разногласиям, в том числе и среди представителей власти, которые заявили, что это событие приведет к расколу общества. А как оценивают ОКРОЛ люди, вошедшие в ее руководящий орган?

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Олег Мантульников, директор лиепайского филиала БРИ, председатель Лиепайской русской общины, член думы ОКРОЛ:

— Я вступил в ОКРОЛ и возглавил нашу Лиепайскую русскую общину по двум причинам. Во–первых, я очень озабочен тем, что наши дети и внуки могут не сохранить свою национальную идентичность, находясь в такой среде, где русский язык в загоне и русская культура не развивается. Я уже взрослый человек, и мне нечего волноваться за свою идентичность, а ребята еще только формируются, и для них это очень важно. А вторая причина в том, что наше правительство действительно не хочет нас услышать. И пока мы выступаем по отдельности, а некоторые не выступают никак, ничего не изменится. Я считаю, что ОКРОЛ необходим, чтобы в Латвии произошел реальный диалог между русской и латышской частями общества.

Борис Цилевич, депутат сейма ЛР от ПНС, член ПАСЕ, заочно избранный в думу ОКРОЛ:

— На съезд ОКРОЛ я пришел как гость. К его идее отношусь неоднозначно. Но, учитывая предыдущий опыт создания подобных структур, сомневаюсь, что организаторам ОКРОЛ удастся добиться того, чего они хотят. Первая попытка создания русской общины Латвии (РОЛ) была в 1991 году, начиналась она очень многообещающе. В создании РОЛ участвовали многие серьезные авторитетные люди. Они создали общинные предприятия, университет и банк (позже этот SLAVU banka мутировал в Saules banka, а впоследствии влился в Rietumu banka. — Е. П.). Но, как и многие подобные начинания, РОЛ подкосили внутренние разборки. И вопреки задумкам она трансформировалась в авторитетную, серьезную, но лишь общественную организацию, а не в некое полномочное представительство общины. Причины этой и подобных неудач заслуживают отдельного серьезного разговора. Но я очень надеюсь, что организаторы ОКРОЛ тщательно изучат опыт своих предшественников и сумеют избежать их ошибок.

Вячеслав Алтухов, доктор экономики, президент РОЛ и член думы ОКРОЛ:

— Я вошел в ОКРОЛ просто как физическое лицо. Потому что РОЛ вынесет свое решение о том, станет ли она коллективным членом ОКРОЛ, лишь на заседании нашей думы 9 октября. Я всегда выступаю за объединение русских, если они к этому стремятся. Только вот не надо считать, что с созданием ОКРОЛ в Латвии впервые учреждается русская община! Русская община в нашей стране (РОЛ) создана 14 лет назад, с отделениями во всех крупных городах Латвии. Мы до сих пор живы и проводим массу мероприятий, связанных с русской культурой. Очень долго РОЛ оставалась единственной структурой, которая отстаивала здесь русский язык, культуру и право на получение гражданства Латвии. Но когда в Латвии появились другие организации, которые стали бороться за то же самое (например, Латвийский комитет по правам человека), мы им не мешали. Чем больше таких организаций, тем лучше. И если у кого–то получается добиваться этого лучше, чем у нас, слава богу. Да–да, на мой взгляд, у ОКРОЛ нет ни одной цели, которая не была бы до этого сформулирована в РОЛ. Но я искренне желаю ОКРОЛ учесть опыт РОЛ и не повторять наших ошибок. Мы плохо умели слушать и уважать друг друга, поэтому погрязли во внутренних передрягах. И самым неприятным было, когда некоторые экс–члены РОЛ начинали жаловаться на свои обиды латвийским властям. И власти после этого говорили: "Ну вот, видите! Русские сами с собой не могут разобраться!"

Профессор Борис Инфантьев, доктор филологических наук, член думы ОКРОЛ:

— Я вступил в ОКРОЛ, чтобы способствовать изучению и популяризации русско–латышских культурных связей. Чтобы перевести в современность мирное и дружелюбное сосуществование русских и латышей, которое сложилось в Латвии исторически. Латышские археологи доказали (и зафиксировали свое открытие в печатных изданиях), что предки латышей и русских вселились на территорию Латвии одновременно, в V веке. Так что это не русские придумали. Я не хотел бы, чтобы этот факт просто смаковали. Дескать, как хорошо все было и как плохо теперь. Надеюсь, он облагородит мировоззрение многих латышей и русских, которые сейчас настроены очень радикально. Русские и латыши жили и могут жить в мире. Никто не сомневается в том, что я русский. Но моя жена — латышка, и живем мы совершенно нормально.

Виктор Гущин, доктор исторических наук, редактор журнала "Образование и карьера", член правления ОКРОЛ:

— Я вступил в ОКРОЛ, исходя из того, что в Латвии сложился этнократический режим и рано или поздно его политика приведет к ликвидации нацменьшинств. Это политическая система. Поэтому ответ ей тоже должен быть дан на системном уровне, и самоорганизация русской культурной языковой общины Латвии — это именно такой ответ. Надеюсь, что итогом самоорганизации общины станет не только ее сохранение, но и дальнейшее развитие. А также демократизация латвийского государства.

Юрий Васильченко, предприниматель, член думы ОКРОЛ:

— Почему я в ОКРОЛ? Да ситуация созрела, чтобы начать жить по–новому! Работать на себя и свою общину. Подняться с колен и заявить о своих правах. Если мы не нужны этому государству, то нужны своей общине. Никаких материальных бонусов от ОКРОЛ я, как человек состоявшийся, не жду. Но я — русский бизнесмен. И поэтому выражение: "А, этим бизнесменам только деньги и важны" — не про меня. Русские бизнесмены все–таки отличаются от западных. Для нас всегда были важны культура и духовность. Поэтому мы должны отстоять русские школы и придать статус русскому языку — если не государственный, то официальный. А еще — решить вопрос массового безгражданства и вернуть свои исконные имена. Никто не хочет быть Ивансом Петровсом и Игорьсом Табуреткинсом. Меня зовут Юрий Анатольевич Васильченко, а не Юрийс Васильченко, как написали в паспорте. Хорошо еще, что у меня фамилия заканчивается на "о" и "с" к ней не приделать. Но я не удивлюсь, если вскоре меня запишут Юрийсом Рудзупуке. На Украине такой маразм уже прошел: человека с фамилией Август записали Травенем.

Академик Виктор Калнберз, доктор медицинских наук, врач, член думы ОКРОЛ:

— Я не меньший латыш, чем господа Горбуновс и Пантелеевс. Но мне пришлось получать гражданство Латвии через суд и проходить унизительную процедуру сдачи экзамена на гражданство, где следили, чтоб я, не дай бог, не воспользовался шпаргалкой — потому что я родился в Москве. Если с помощью ОКРОЛ нам удастся ликвидировать в Латвии принципы "дикой демократии", это будет выгодно и русским, и латышам. Только не надо устраивать в ОКРОЛ борьбу амбиций! Наверное, это правильно, что меня и других политиков не ставят у руля ОКРОЛ. Главное, чтобы русскоговорящая община Латвии была сильной и действительно могла решать наши общие проблемы.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form