Свыше 80 откликов на публикацию "Прощание с рижским шармом" показали, что тема современной застройки столицы задела за живое. В виртуальной полемике по поводу перемен в облике Риги жестко схлестнулись взаимоисключающие мнения.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Досталось, как водится, и авторам, которые, по мнению одного ехидного читателя, "поленились оторвать задницу" и не захотели увидеть замечательные новостройки в спальных районах. Видели, конечно. И согласны, что они гораздо симпатичнее, чем серые панельки и "хрущевки" 60–80–х. Которые, кстати, как справедливо заметил кто–то на форуме, строили по всей Европе как временное жилье.

Но все же микрорайоны — это отдельная тема. Мы ее в статье на затрагивали. Что ж, коснемся теперь.

Начнем с того, что массовое жилилищное строительство велось на окраинных пустошах. Например, район Валдемара — Иередню, где имеет удовольствие проживать один из авторов, являл собой цепь болот. Живописных, конечно, с кочками, ряской и лягушками, но все же никакого югендстиля или готики там не было и в помине. Так что пятиэтажные "хрущевки", куда заселились счастливые обитатели послевоенных бараков, "вороньих слободок" Москачки и коммуналок, не изуродовали ничего из наследия старых зодчих, хотя кое–где и потеснили частный сектор. Во–вторых, при всем безобразии силикатно–бетонных коробок среда вокруг них была дружественной человеку. Дошкольное детство одного из авторов прошло в коммунальной квартире на Кр. Барона, погулять родители выпускали чадо во двор–колодец, куда не заглядывал солнечный луч, а главным развлечением сорванцов было швыряться углем из вечной угольной кучи. В новом микрорайоне, куда переехала семья, для детей было раздолье.

"А я в прошлом веке посадил пару кленов на улице Стрелниеку, 4. Выросли–то как, когда прохожу мимо — горжусь собой".

Разделяем чувства читателя. Мы тоже с нежностью смотрим на вымахавшие рябины и черемухи, которые когда–то с родителями сажали на ленинских субботниках в наших дворах. Много чего, правда, уже вырублено и высохло. Взамен ничего не посажено — народная традиция утрачена, а городские власти вылизывают только "витрину" города.

Главная претензия к современным застройщикам спального "подбрюшья" столицы — это тотальная урбанизация свободного жизненного пространства. Да, советская жилая архитектура безлика и убога, но ее идеологи уважали санитарно–экологические нормы: учитывали, чтобы окна освещались солнцем, чтобы для детей и стариков были места безопасности с лавочками и песочницами, чтобы были предусмотрены места для активного отдыха — каток и волейбольная площадка. Словом, все то, что архитекторы называют рекреационной зоной. В новые времена от этого понятия отказались. Начались повальные уплотнительные застройки. Да, нынешние модерновые здания спроектированы с большим вкусом и фантазией, чем их застойные собратья. Да и материалы нынче не чета тем, что использовались в эпоху дешевого крупнопанельного домостроения. Но согласитесь, смотреть из окна гостиной на березовую рощицу намного приятнее, чем на монолитную стену развлекательного центра в районе Стирну, например.

Но вернемся в исторический центр. Некоторые оппоненты язвительно упрекают авторов в "старческом маразме": мол, для них раньше все было хорошо, а теперь все плохо. И тычут пальцем: вон же сколько югендстиля отреставрировали, почистили фасады, да и вообще много чего ладного и красивого построили. Один из дискутантов недовольно заметил: "Думаю, что критиковать верно отдельные проекты, но отвергать современную архитектуру неправильно". Боже упаси! Мы не задавались целью делать профессиональный обзор удачных и неудачных архитектурных решений последних лет, хотя и отметили несколько в Старой Риге.

Конечно, есть отличные внутриквартальные реконструкции в центре: к примеру, базар Берга или торгово–административный комплекс на углу Цесу и Бривибас. Но все же мы говорили о среде в целом. Кто возражает — Ригу надо избавить от всего плохого, например от трущоб, многие из коих стали таковыми уже в новейшие времена. Но в пылу рыночно–градостроительных преобразований наша столица не должна потерять те бесспорные ценности, которые накопила за столетия, в том числе и за последние 50 советских лет.

И из этого периода для нас дороги и зеленые оазисы Пурвциемса, на которые полным ходом идет наступление строителей, и крохотный скверик с детскими качельками в сердце "каменных джунглей" — на углу Тербатас и Блауманя, благополучно задавленный зеркальной громадой. Бездумное уплотнение кварталов офисами и торговыми центрами ведет к чудовищным транспортным пробкам. В час пик центр становится практически непроездным. О прогулках пешком по любимым улицам в таком смоге лучше забыть навсегда.

Уверены, что всякий неравнодушный рижанин нутром чувствует: с Ригой происходит что–то неладное. Нашему градоначальству и архитектурным авторитетам надо думать, что предпринять, пока искажения в развитии столицы не привели ее к медленной агонии. Наши читатели, которые тоже замечают эти перекосы, делятся впечатлениями от увиденного в других странах.

"Мне больно видеть, как уничтожаются зеленые насаждения в Риге. Зато неприкосновенна частная собственность, зачастую в аварийном состоянии, где люди живут в антисанитарных условиях. Побывала в Сингапуре. Так вот там существует закон: каждый житель должен посадить минимум три дерева, а за уничтожение зеленых насаждений полагается штраф 10 000 долларов. Там просто райский сад, а не город! Не нравится Сингапур? Возьмите просвещенную Европу! Амстердам. Строить новое — дорого, поэтому они изо всех сил поддерживают в хорошем состоянии старое. Но не думаю, что в центре города сохранились здания без канализации и водопровода. А зелень везде, где только можно ее представить".

Наш старый знакомый и постоянный читатель врач Игорь Кудрявцев прислал нам целую фотогалерею — два десятка снимков Пекина. Многомиллионный мегаполис, в котором зодчие удивительным образом соединили небоскребы и пышные сады и парки, каналы с плакучими ивами, платановые аллеи, общедоступные спортивные площадки и велодорожки.

Не думаю, что в Пекине дешевая земля или нет типичных для всякого мегаполиса проблем — транспортных, экологических… Но подход все же другой: более гуманный к жителям.

Один из наших критиков сильно бранил журналистов за то, что мы не видели европейских городов, — мол, там строители еще покруче обходятся со стариной. Ну зачем так? Кое–что видели. Возьмем Лондон — пример эклектичной застройки, где дом эпохи Тюдоров может соседствовать с постмодерном. Но в Лондоне столь богатое архитектурное наследие, что нам не стоит за него беспокоиться — Меккой туризма этот город никогда не перестанет быть. А вот нам в нашей Риге надо трястись над каждой "развалиной", представляющей мало–мальскую художественную и историческую ценность.

Вопросы застройки и реконструкции старых кварталов везде решаются по–разному. Да, вокруг готического Кельнского собора тоже стекло и бетон, эстакады. Город был разрушен американской авиацией, и немцы решили строить все заново без оглядки на прошлое. Но вот во Фрайбурге, университетском городе, который тоже сильно пострадал от бомбежек, пятисотлетние дома восстанавливали близко к оригиналу и сохранили дух эпохи Эразма Роттердамского. И лишь поднимаясь на смотровую площадку и глядя на подозрительно свежие черепичные крыши, догадываешься — новодел. А вот что пишет читатель о Берлине.

"Вроде были многоэтажные дома с аккуратным фасадом, но пришли хозяева — и улица и дома преобразились. Лифтинг на фасаде сделал эту "социалистическую витрину" нарядной и богатой улицей. Пятиэтажки типа "хрущевки" и рабочие кварталы Гитлера с приходом хозяев после падения стены стали намного красивее, а квартиры в них путем перестроек стали просторнее — нормальное жилье. Кстати, цены не в пример Риге — ниже".

То есть берлинцы вместо уплотнения полностью модернизировали унылые кварталы эпохи социализма.

Один участник дискуссии по поводу утраты Ригой присущего ей шарма иронично написал: "По моему разумению, прогресс остановить нельзя. Так что, господа, надо дать каждому поколению оставить какой–нибудь след в истории города. Ну и что, что это поколение бездарное и убогое, ну и что, что в это время можно все купить, главное — оставить о себе память, даже если она ужасная. Главное — оставить след… на банковском счете. А народ… а что народ — быдло. Все стерпит и простит. Ведь это недостатки тоталитарного режима". Когда ломают старый дом, то крушат не только кирпичи, а нечто большее — память, стиль и дух эпохи. Об этом душевные стихи Алексея Чечулина, которые мы тоже прочитали на форуме.

Ломают дом.
Пыль горло обожгла,
Я здесь родился
На восходе лета.
Здесь каждый гвоздь –
Особая примета.
Здесь мама нам
Оладушки пекла.
Как водится
Меж добрыми людьми,
Мы жили здесь
Светло и не обидно.
Ломайте поскорее,
Черт возьми,
Пока кругом народ
И плакать стыдно.
Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form