На днях общественная организация Латвийский зеленый крест предоставила "Вести Сегодня" официальный документ, подписанный 8 декабря 1997 года пресс–секретарем президента РФ Сергеем Ястржембским, в котором написано: "На начальном этапе глобальной катастрофы после залпового выброса боевых отравляющих веществ из затопленного химического оружия наиболее тяжело пострадают Швеция, Дания, Германия, Польша, Литва и Латвия".

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Тогда же, в 1997 году, "назначили" срок катастрофы — 2005 год. Однако сейчас, по официальным данным российских ученых, катастрофа может произойти в ЛЮБОЙ момент. "Вести Сегодня" обратилась к замкомандующего НВС Латвии адмиралу Гайдису Андрейсу Зейботсу и поинтересовалась: что теперь намерено предпринять Министерство обороны страны? Ответы на вопросы мы получили весьма оригинальные.

— Г–н Зейботс, сколько лет назад в НВС заговорили о проблеме химического оружия?

— Когда создавались Морские силы Латвии, мы узнали, что существует проблема химического оружия в Балтийском море. Все вздрогнули. Стали собирать документы. Некоторые из них подписывал даже я сам, только уже теперь не помню какие… Вот видите, у меня на столе лежит множество бумаг. (Зейботс кивает на папку толщиной в два кирпича.) Перед нашей с вами встречей я подробно изучил все факты, заключения экспертов…

— Ваши выводы?

— У меня нет никаких выводов. Могу лишь сказать: в снарядах содержится много горчичного газа. В Балтийском море затоплено примерно тринадцать тысяч тонн химического оружия. Рыболовы иногда достают химические снаряды… Эксперты постоянно проводят мониторинг, берут пробы воды и содержания яда в рыбе. За последнее время никаких изменений не происходит. Но существуют две полярные точки зрения. Мы считаем, что оружие трогать нельзя, а в России уверены, что его надо поднимать…

— Председатель комитета по экологии Госдумы РФ Владимир Грачев, как, впрочем, большинство экспертов и военных, считает, что поднимать нельзя ни в коем случае. Президент России Владимир Путин неоднократно получал доклады от экологов, и ни о каком подъеме и речи не идет.

— Нет. Россия считает, что оружие надо уничтожить…

— Вообще–то — нейтрализовать на дне…

— Какая разница: поднять и уничтожить или нейтрализовать?!

— Если минобороны получит заключения (которые уже давно есть) экспертов–экологов, что иприт, зарин, зоман, мышьяк уже давно просачиваются в воду и рыболовы периодически вытаскивают отравленную рыбу, то какие шаги предпримете?

— Никаких. Министерство обороны Латвии не будет заниматься химическим оружием.

— Командующий ВМС Илмарс Лещинскис неоднократно вместе с главами морских сил других стран говорил, что операции по подъему и уничтожению затопленного обычного оружия проходят успешно. Однако он также заявлял: "А о химическом оружии у нас нет никакой информации". Соответственно, могут ли быть гарантии, что военные по ошибке не поднимут вместо обычной бомбы химическую?

— На наших судах есть специальная подводная видеоаппаратура, благодаря которой мы перед началом каждой операции можем сказать, на дне простой или химический снаряд. Наши моряки пользуются справочной литературой, каталогами. И близ Латвии вообще нет химического оружия. А какие суда ходят в Балтийском море и ищут ваше химическое оружие, Лещинскиса не интересует. У командира есть лишь списки кораблей, которые работают на Балтике.

— Но в ваших бумагах, вот, перед вами, написано, что рыбаки неоднократно поднимали химические снаряды. То есть вы противоречите сами себе.

— Ну и что… Мы контролируем все, что происходит.

— Не собирается ли Латвия в будущем поучаствовать в международной операции по нейтрализации оружия?

— Не собирается. А если другие страны хотят нашей помощи, то они должны обращаться не в вооруженные силы, а в Министерство среды и регионального развития. Но если нас попросят, дадут средства, предоставят подробную информацию, тогда мы поможем чем можем… Мы будем лишь маленькими участниками операции. И я скажу сразу, что от нас потребуется: закрыть район, чтобы ни одно судно не могло в него попасть.

— Обращалось ли минобороны ЛР к главам тех стран, которые топили оружие?

— Не знаю. Неважно, кто осуществлял операцию. Латвии эта проблема не касается…

Конечно, какое дело ЦЕЛОЙ Латвии, да еще и НВС, до рядовых рыбаков и простых жителей Лиепаи, которые либо сжигают себе ипритом руки, либо травятся, а потом лежат в больницах. Между прочим, по самым новым данным, иприт в течение 800 лет — на протяжении 40 поколений — может поражать гены и хромосомы!

А то, что Гайдис Андрейс Зейботс кивает на Министерство среды и регионального развития ЛР, понятно. Нехватка информации в НВС, страх перед странами НАТО и ЕС, которые официально переложили с 1997–го на 2017 год гриф секретности на все документы о химическом оружии, и принцип "инициатива наказуема" — достойный довод, чтобы не совать нос куда не следует. Но парадокс в том, что специалисты из Министерства среды ответили "Вести Сегодня", что никаким мониторингом они не занимаются, равно как не берут пробы воды и грунта даже вблизи мест затопления химического оружия. Главные экологи страны отфутболили корреспондентов обратно в НВС: заниматься военными объектами должно Министерство обороны. Более того, во всем мире именно военные планируют операции по нейтрализации химического оружия, ведь это же операция особой сложности. Однако Латвия — поистине уникальная страна!

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form