Кормокухня Рижского зоопарка выдает в день 390 порций еды, и голодных морд здесь при всем желании не встретишь.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
"Тю, какие упитанные!" — присвистнул мужчина с фотоаппаратом у клетки пекариков — маленьких симпатичных свинок, для которых процесс жевания прерывался только тогда, когда на смену одной вкуснятины отыскивалась другая. Припасенный для свинок сухарь уплыл обратно в карман, для более голодных обитателей зоопарка. В итоге сухарь был раскрошен для стайки голубей, топтавшихся около одного из вольеров. Ни один житель клетки так и не произвел впечатление голодного. Еще бы, ведь съедает зоопарковский "народ" почти полторы тысячи тонн корма в год. Не голодает то бишь.

Тысячи тонн на хрупких плечах

До открытия зоопарка еще три часа, но суета и оживление такое, словно день уже в разгаре. Вента бьет копытом, нетерпеливо трясет длинной гривой и фыркает: "Юрис, ну поторопись же!" Зоотехник Юрис Бирзниекс по-дружески хлопает помощницу по спине: "Хорошая девочка! Сейчас поедем". Вента, молодая крепкая лошадка, — одно из местных такси. Каждое утро развозит по вольерам сотни килограммов овощей, фруктов, хлеба, рыбы. Можно было давным-давно перейти на трактор в несколько десятков лошадиных сил, но решили — пусть будет по старинке, на лошади.

Вента — настоящая трудяга. Подсчитали, что в прошлом году она развезла по зоопарку 11 тонн хлеба, 38 тонн зерна, 157 тонн овощей, 14 тысяч яиц и еще почти 1000 тонн прочего зверского лакомства. Венту здесь, на кормокухне, уважают. Помимо своей основной "зарплаты" — овса, сена, овощей — она непременно получает перед началом рабочего дня какое-нибудь лакомство. Черную горбушку или морковочку. Методично перемалывая угощение, лошадка отправляется в путь. Если вы думаете, что корреспонденту "МК" приходится плестись за ней — вы глубоко ошибаетесь. Поднатужившись, Вента так лихо устремляется по дорожке, что приходится даже иногда догонять ее.

- Сначала она по слоновьей части еду развозит, потом уже по остальным вольерам идет, — сообщает маршрут Ирена Курклете, главный человек на кормокухне. Хотя слонов в Рижском зоопарке уже полгода как нет, ту часть, где жили серые красавцы, по привычке называют "слоновьей". Сейчас тут резвятся бегемоты (да, да, именно резвятся — вы бы видели, как они встречают тележку с едой!), уныло поглядывают на посетителей тапиры, прищурив один глаз, словно прицеливаясь, в кого бы плюнуть, жует свою жвачку верблюд. В этой части зоопарка лошадиному такси приходится тяжелее всего. Едоки здесь живут — что надо. Ирена Курклете с гордостью открыла рабочую тетрадь и зачитала ежедневный рацион самых крупных: "Один бегемот в день получает 10 кило каши, 60 кило травы, полтора кило белого хлеба, а также отруби, овощи, витамины".

Каждое утро на плите кормокухни дымят несколько огромных кастрюль. В одной варят свеклу, в другой яйца, в третьей — кашу. Хотя для зверей готовят и не профессиональные повара, зверская столовая со стороны не очень-то и отличается от человеческой. Особенно после ремонта. Сейчас на кормокухне стоит новая плита, чистенькие стены блестят кафелем. Здесь говорят, что не боятся никакой внезапной проверки. Даже "МК" пригласили в гости сразу же после звонка: "А чего нам готовится? У нас всегда порядок", — пожали плечами на кормокухне.

Теплый кролик для холодного удава

Чем кормят зверей, от посетителей не скрывают. У входа даже написано расписание — когда на кормящихся лемуров можно посмотреть, когда на трапезничающих тюленей. Даже на обед хищника можно одним глазком взглянуть. Да и зачем, собственно, что-то скрывать, если так природой задумано. Кролику — кроликово, удаву — удавье, то есть самого кролика.

- Раз в неделю львы, тигры, змеи, кондоры, орлы, совы получают живой корм. Его выращивают здесь же, в виварии на кормокухне, — объяснила Ирена Курклете. — Разумеется, эти мыши, крысы и морские свинки не из экспозиции! Иногда нам и посетители приносят корм для хищников. Правда, у всех подряд мы мышат и крысят не берем. У человека должен быть специальный сертификат, который подтверждает, что ему разрешено заниматься разведением грызунов. Так что у нас есть постоянные поставщики. По вторникам, например, новорожденных крысят принимаем и тут же скармливаем.

Можете сколько угодно морщиться и ужасаться, но не будут же тигра "кити-кетом" каким-нибудь кормить. Во всех зоопарках мира считают так: раз уж человек посадил животное в клетку, должен по максимуму обеспечить его тем, что зверь мог получить на воле. Правда, из-за лености и экономии за границей живой корм можно очень условно назвать таковым. Мышей и кроликов там не разводят, а закупают и хранят в морозилках. Когда нужно накормить хищника — разогревают дичь в микроволновке и кидают в клетку. Охотники ведь реагируют на запах, на движение — что им промерзшая тушка. У нас же славные белые мышки, длинноухие толстенькие кролики умерщвляются непосредственно перед тем, как попасть в клетку. По настоянию "зеленых" (а их вездесущие представители это тщательно контролируют) зверей нельзя отдавать на съедение живьем.

Жуки — из Омска, гранулы — из Австрии, фрукты — из супермаркета

Во всех зоосадах мира меню у животных примерно одинаковое. Только в каждой стране зверушкам приходится приспосабливаться под местные условия. И если большие более-менее удачно переходят на корм, выращенный в других климатических условиях, малыши, типа жучков и тараканов, долго и тяжело привыкают. Принесет им, бывало, зоотехник яблоко посреди зимы. Крутятся, вертятся, не хотят есть. Потому что польское, химией всякой обработано. А достанут весной чудом сохранившуюся нашу антоновку, пусть червивую, смолотят ее жуки за милую душу.

Без родных южноамериканских кактусов поначалу было тяжко и пекари — симпатичным хрюшкам. Но потом они распробовали наше мясо и овощи и сейчас чувствуют себя как дома. Во всяком случае, плодятся с такой немыслимой скоростью. Не успеешь оглянуться — уже суетится под ногами очередной поросеночек. Сейчас пекариков штук сорок. Еду встречают просто оглушительным хрюканьем.

Вообще, некоторых животных хочешь не хочешь приходится импортом кормить. Например, фламинго. Птицам очень важно получать еду, которая поможет сохранить яркое оперение. Специального жука — гамаруса — заказывают аж из Омска! У кого с рационом попроще, могут и в местном супермаркете "закупиться". Так, кстати, и происходит. Один из рижских супермаркетов отдает зоопарку хлеб, зелень, фрукты, молочные продукты, у которых уже истек срок годности. То есть продавать их уже нельзя, но есть еще можно. Видела я один такой грузовичок: с виду вполне приличный хлеб, свежая зелень.

- А обезьянам сейчас, небось, раздолье. Фрукты-то у нас любые можно найти, — порадовалась я за ближайших человеческих родственников.

- Между прочим, обезьяны не одними бананами питаются — улыбнулась Ирена. — Это сейчас они получают специальные гранулы, которые заменяют практически всю белковую пищу. А раньше повара кормокухни больше всего на обезьян трудились. У них в рационе были и каши, и мясо, и творог, и яйца, и чай с сахаром, и варенье. Сейчас вместо творога и мяса –-сухой корм из Австрии. Два раза в неделю, правда, балуем обезьян яичками. Поначалу они скучали по старой еде. Ведь это не только пища, но и развлечение (сейчас, кстати, для развлечения семечки выдают — прямо как людям). Сейчас обезьянки уже привыкли к гранулам.

Не влезай — укусит

У обезьянника, как всегда, весело. "Иногда хочется зеркало в клетке поставить, чтобы люди посмотрели на себя — как они обезьян передразнивают", — шутливо ворчит заведующий секцией диких животных Петерис Петров. Придя в зоопарк в 1979 году, он сделал карьеру от "завмедведями" до главного по всем хищникам. Сейчас Петерис следит за тем, как кормят мишек, тигров, львов, обезьян. Работа, говорит, не тяжелее и не легче, чем у его коллег из других секций.

- Нужно ведь не только накормить, но и убрать за животным, клетку помыть. Вон у бегемотов еще тяжелее убрать. Надо воду из бассейна спустить, вывезти тачками весь навоз, стены помыть. То, что я заведую хищниками, вовсе не означает, что у меня более опасная работа. Во-первых, если мышь укусит — тоже проблем будет не мало, во-вторых, у нас тут строжайшая техника безопасности. Те, кто не выполняют ее, могут поплатиться и здоровьем, и работой.

Одна работница тут решила полюбезничать с мартышками. В итоге чуть не лишилась руки, но лишилась рабочего места. А вот у тех, кто хищных птиц кормит, несмотря на всю их бдительность, руки все равно в шрамах — чуть замешкаешься, птица тут же налетает и вырывает из рук добычу.

- О таких случаях хорошо бы посетителям рассказать. Иногда такие глупости делают! Однажды, еще в старом обезьяннике, папа поставил девочку на высокий забор, чтобы ей лучше было обезьян видно. А обезьяна просунула лапу и мгновенно оторвала ребенку часть скальпа.… Даже те, кто уже десятки лет работает с одними и теми же животными, знают, что ни на минуту нельзя терять бдительность. У нас даже правило такое есть: несмотря на жару, нужно ходить в рабочей форме, застегнутой на все пуговицы. Пройдешь вот так с развевающимися полами куртки, оглянуться не успеешь — медведь схватит и потянет к клетке. Еще правило неписаное — женщинам нельзя сильно пахнущей косметикой пользоваться. Мало ли какая у зверя реакция на запах будет…

Конфетами устлана дорога в лазарет

Для зоотехников и зоопарковской ветслужбы самый тяжелый день — это понедельник. Позади два выходных, во время которых медведи успели налопаться печенья, пони — ирисок, кенгуру — какую-нибудь чипсину зажевать.

- Утром приходится ломать голову: то ли настроение у зверя плохое, то ли съел что-то, — вздыхает Ирена Курклете. — Но вообще, опытные зоотехники могут сразу определить, что случилось. Знают, когда у кого время гона. Птицы весной могут хуже поесть, медведи — зимой, мартышки вообще круглый год озабочены… Летом, в жару у животных тоже аппетита нет. Тюлени в августе голодовку устраивали: вместо 7-8 килограммов рыбы пару рыбешек лениво заглатывали. Но если не жарко, не время брачных игр, а аппетита нет — тут уже нужно ветеринара на помощь звать.

И сколько ни тверди людям, что в зоопарке звери сытые, едят то, что им положено, все равно подходит народ к клеткам с карманами, полными угощения. После таких акций милосердия у зверей на пару дней случается понос. Особенно опасно это для малышей — несмышленые детеныши готовы жевать все без разбору. Да и взрослое доверчивое зверье иногда может стать жертвой посетителей. Пару лет назад в зоопарке умер бегемот — подавился мячиком, который какой-то шутник бросил в вольер.

- Вы уж, будьте добры, напишите, что медведи, самые большие и популярные попрошайки, вполне могут выжить без печенья и конфет, — попросил Петерис Петров. — Они и так получают слишком много из того, что им на самом деле не нужно. И мед мы им даем, и орехи. А голодных зверей в зоопарке, честное слово, нет!

А лошадка Вента словно специально дожидалась этих слов — цокая копытами, подкатила свою скрипучую тележку с ящиками и коробками, охапкой травы и даже парой осиновых веток. Говорят, летяги просто обожают осинку. А раз так — нужно обеспечить.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form