Foto: Shutterstock

В Пекине после четырехлетнего перерыва открылся автосалон, на котором Китай показал, насколько он опережает немецких, японских и американских автопроизводителей на пути в электрическое будущее. Салон не оставил сомнений, что китайцы окончательно и бесповоротно решили пересесть на собственные электромобили, а потом завалить ими и западные рынки, несмотря на попытки США и Европы оградиться пошлинами от дешевого импорта, спасти свои автозаводы и продлить эпоху двигателя внутреннего сгорания.

На пекинском салоне китайские производители представили электромашины, которые разгоняются за 2 секунды до 100 км/ч, показали чудо-батареи, которые заряжаются на километр в секунду, и даже пообещали предзаказы на летающие автомобили уже следующей зимой.

Бурная экспансия китайского автопрома задвинула в угол Пекинского салона традиционных лидеров мирового рынка — немцев, японцев и американцев. А главный конкурент китайцев на рынке электромобилей — американская Tesla Илона Маска — вообще не представлена на салоне.

Маск предупреждал недавно, что без протекции властей западный автопром проиграет конкуренцию китайскому.

"Китайские автопроизводители — самые конкурентоспособные в мире, — рассказывал Маск своим инвесторам в январе. — Честно говоря, я думаю, что если не будет торговых барьеров, то китайцы просто сотрут с лица земли почти всех конкурентов в мире".

Маск почувствовал это на собственной шкуре. В конце прошлого года Tesla впервые уступила корону мирового лидера на рынке электромобилей — китайская BYD продала больше машин. Под давлением китайцев Tesla теряет доходы, поскольку вынуждена снижать цены.

Китайцы продают похожие машины, но дешевле. Государственный автозавод Dongfeng, например, предлагает в Китае седан eπ 007, внешне похожий на Tesla Model 3, почти на 10 тыс. долларов дешевле. А Volvo, принадлежащая китайской Geely, позиционирует свой EX30 как альтернативу Tesla Model Y, но просит за него на 8 тыс. долларов меньше.

Быстрее, лучше и больше

Китайцы берут не только ценой.

Они превосходят западных конкурентов и числом моделей, и скоростью внедрения разработок в производство. Китайские машины напичканы опциями — от аватаров и интеграции с соцсетями до караоке и автономного вождения.

На Пекинском автосалоне в этом году представлены 278 моделей, из них 117 — новые. На рынке уже больше сотни производителей, из них два десятка — крупные, остальные — стартапы.

Конкуренция и разнообразие только нарастают: в прошлом году, например, электромобили взялись производить лидеры рынка смартфонов Huawei и Xiaomi. Как раз в это время американская Apple похоронила собственный проект Apple-мобиля.

Китайские компании, в которых инженеры работают по общепринятой в стране схеме 9-9-6 (с девяти утра до девяти вечера шесть дней в неделю) сумели сократить цикл разработка-внедрение до полутора-двух лет с трех и более. Западные автопроизводители так пока не умеют: на прошлогоднем автосалоне в Мюнхене Volkswagen пообещал сократить до трех лет с нынешних 4,5 сроки внедрения новых моделей в производство — и то не всех.

Итог проигрыша в скорости, разнообразии и цене — потеря рынка западными производителями. Сначала китайского, а следом и мирового.

Volkswagen доминировал в Китае, а люксом всегда считались немецкие "мерседесы", Audi и BMW. Эта эпоха стремительно уходит в прошлое.

В прошлом году доля продаж машин иностранных марок в Китае впервые упала ниже 50%, причем сокращается она стремительно — теперь 48%, а два года назад было 57%.

Впереди планеты всей

Ставки особенно высоки с учетом того, что Китай — крупнейший в мире авторынок. И он решительно настроен попрощаться с двигателем внутреннего сгорания, хотя по-прежнему производит бензиновые и дизельные машины, особенно на экспорт в бедные страны и Россию, которая лишила население прямого доступа к продукции западного автопрома, начав войну в Украине.

В апреле, как раз к открытию Пекинского автосалона, китайский авторынок перешел символический рубеж. Более 50% проданных новых машин оказались электрическими (либо электромобилями, либо плагин-гибридами).

В деле электрификации Китай впереди планеты всей. По итогам 2024 года доля электромобилей в Китае составит 45%, тогда как в Европе — 25%, а в США — всего 11%, прогнозирует Международное энергетическое агентство (IEA).

Отчасти это объясняется господдержкой, доступностью зарядок и стремлением потребителей к новизне. Но главная причина — цена. Из-за яростной конкуренции на пока относительно молодом рынке производители ведут ожесточенные ценовые войны, прожигая капиталы и продавая машины себе в убыток.

В результате более половины электромоделей стоят примерно столько же, сколько бензиновые и дизельные аналоги. На Западе же электромобили по-прежнему роскошь, а не средство передвижения, и цены на них выше, чем на традиционные с двигателями внутреннего сгорания.

Китайцы пользуются этим. Крупнейший автопроизводитель BYD продает кроссовер Atto 3 на домашнем рынке за 20 тыс. долларов, а в Германии — уже за 40 тыс. В марте компания представила седан Seagull EV (Honor Edition), за который дома просит всего 10 тыс. долларов, а в Латинской Америке собирается ту же машину продавать за 20 тыс.

Машины будущего — на Запад, машины прошлого — в Россию

Китайцы не боятся ни торговых барьеров, ни конкуренции на Западе. В США уже действует импортная пошлина на китайские машины в 27,5%, и Европа решительно настроена защитить свой рынок, но пока не сделала этого.

В результате в прошлом году автоимпорт из Китая в Европу удвоился, и за ближайшие пару лет, согласно прогнозам Еврокомиссии, доля собранных в Китае электроавтомобилей (включая Tesla) удвоится и подойдет к 20%, если не вводить никаких ограничений.

Китай агрессивно завоевывает мировой рынок. В прошлом году он экспортировал 1,2 млн электромобилей — это на 80% больше, чем в 2022 году, отмечает IEA.

А в целом экспорт вырос на 58% до 4,9 млн машин, что позволило Китаю сместить Японию с первого места в мире. Годом ранее Китай обошел Германию.

Помимо бума в производстве электромобилей росту экспорта способствовало неожиданное появление нового прибыльного рынка для старых китайских моделей — Россия оказалась без западных машин, поскольку напала на Украину и попала за это под санкции.

Продажи китайских машин в Россию взлетели за прошлый год более чем на 500% и превысили 800 тыс. штук, согласно китайской статистике. В отличие от западных автоконцернов до войны, китайцы не собираются локализовывать производство и получают максимальную выгоду от прямых продаж в отсутствие конкуренции.

Развернувшись от Запада к Китаю после вторжения в Украину, Россия попала в зависимость от второй крупнейшей экономики мира. Однако, в отличие от Запада, Китай не стремится делиться технологиями, вкладывать инвестиции в производство или покупать нефть и газ по конкурентной рыночной цене.

В итоге, несмотря на бум электромашин в Китае и бум автоэкспорта в Россию, электрореволюция обходит Россию стороной. Когда и если Россия выйдет из изоляции, ей придется догонять мировой автопром.

Из-за войны страна не только отстает в технологиях, производстве и инфраструктуре (зарядки, салоны, ремонт), но и теряет доходы, поскольку в основном зарабатывает на продаже нефти за рубеж, где главный ее покупатель — Китай. А электрификация подрывает спрос на нефть.

Уже через 10 лет каждая вторая продаваемая в мире машина будет электрической, прогнозирует IEA, что сократит спрос на нефть примерно на 10 млн баррелей в сутки — примерно столько сейчас потребляет весь американский транспорт.

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!