От Parex до Rail Baltica. Чем Европейский банк реконструкции и развития занимается в Латвии
Foto: Пресс-фото

Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР, European Bank for Reconstruction and Development), запомнившийся в Латвии инвестициями в потерпевший крах банк Parex, сейчас сам переживает непростые времена. Что ЕБРР до сих пор делает в Латвии и готов ли он вообще прекратить свое существование? На вопросы портала Delfi ответила Шарлотт Руэ, управляющий директор ЕБРР по региону Центральной и Юго-Восточной Европы (Charlotte Ruhe, Managing Director Central and South Eastern Europe).

Что такое ЕБРР?


ЕБРР — международное финансовое учреждение, созданное в 1991 году. Это многопрофильный банк инвестиций в развитие. ЕБРР использует инвестиции как инструмент для создания и развития рыночной экономики в различных странах. Первоначально он фокусировался на работе в бывших просоветских странах Центральной и Восточной Европы а также странах бывшего СССР. Сейчас банк расширил географию, и работает в более чем 30 странах от Центральной Европы до Центральной Азии. Как и в других многопрофильных банках развития, акционерами ЕБРР выступают многие страны мира, однако контролирующими акционерами являются США и другие страны "Большой семерки". Банк выдает кредиты только на региональном уровне в странах, где он работает официально. Главный офис банка находится в Лондоне. В число акционеров ЕБРД входят 69 стран и два акционера от ЕС (собственно ЕС и Европейский инвестиционный банк), 69-м акционером в 2018 году стала Индия. Вопреки тому, что акционерами ЕБРД являются государства, банк инвестирует деньги в частные компании, часто в сотрудничестве с коммерческими организациями.

В Латвии у ЕБРР было 82 проекта, общий объем инвестиций составил 695 млн евро. Размер текущего инвестиционного латвийского портфеля ЕБРР — 194 млн евро. Один из самых громких проектов ЕБРР в Латвии — покупка в 2009 году 25% + 1 акций потерпевшего крах банка Parex и предоставление субординированного кредита банку. Общая стоимость проекта по оценке ЕБРР была эквивалентна 104 млн евро.

Сейчас крупные международные деловые СМИ сообщают, что ЕБРР переживает кризис идентичности, поскольку европейские страны все меньше нуждаются в его услугах. В 2014 банк присоединился к антироссийским санкциям, и потерял своего крупнейшего клиента — Россию. Сейчас топ-менеджмент банка предлагает расширять операции в страны Северной Африки, но многие акционеры выступают против. Франция и Германия предлагают объединить ЕБРР с контролируемым Евросоюзом банком развития — Европейским инвестиционным банком.

По итогам 2017 года прибыль ЕБРР составила 772 млн евро. В банке работают около 3000 сотрудников.

Что ЕБРР делает в Латвии?


- Почему ЕБРР еще работает в Латвии и странах Балтии? Если сформулировать вопрос проще: почему вы все еще здесь?

Мы до сих пор здесь, потому что ваше правительство хочет, чтобы мы оставались. Здесь мы играем очень нишевую роль. У вас есть средства из фондов Евросоюза, у вас есть Европейский инвестиционный банк и Северный инвестиционный банк, у вас есть коммерческие банки. У ЕБРР для работы остается очень небольшое пространство. Однако, все упомянутые структуры его не "покрывают". Это вещи, связанные с рынком капитала. Другие организации не работают с рынками капитала так, как делаем это мы. Также мы участвуем в нормотворческой деятельности (policy work). Занимаемся такими сферами как частно-государственные партнерства (Public–private partnership, PPP), инвестиции в капитал компаний (например, выкуп миноритарных долей капитала в крупных региональных компаниях, - пояснение Delfi), прямое финансирование трансграничных компаний.

- Интересен ли для ЕБРР такой крупный региональный проект, как создание железнодорожной магистрали Rail Baltica?

Мы обсуждали эту тему с министром транспорта Латвии. Проект преимущественно финансируется из средств Евросоюза. Мы смотрим на возможности финансирования проектов, связанных с Rail Baltica. Речь идет об инфраструктуре, которая будет создаваться вокруг Rail Baltica. Например, о логистических центрах. Такими вещами мы можем заниматься.

- Следовательно участие в финансировании самого проекта Rail Baltica вы не рассматриваете?

Сейчас он находится на ранней стадии. Мы будем следить за развитием этого проекта. Если возникнет хорошая возможность для того, чтобы мы вошли в него, если возникнет какая-то роль, которую мы можем играть в этом проекте, то тогда мы посмотрим. Например, если появится какая-то нехватка в обеспечении финансирования.

Нельзя просто взять и выйти из ЕБРР


- Какова роль ЕБРР в Европейском союзе? В ЕС существует множество инструментов для финансирования различных проектов, в чем тогда специфика ЕБРР? Например, Франция и Германия недавно предложили пересмотреть роль ЕБРР в Евросоюзе, поскольку его функции во многом пересекаются с функциями Европейского инвестиционного банка (EIB).

Мы делаем особую работу, которой не занимаются в EIB. Мы предоставляем компаниям капитал напрямую, выкупая доли их капитала, мы занимаемся сферой PPP, участвуем в программе Еврокомиссии "Поддержка структурных реформ", и также участвуем вовлечены в создание платформ, которые помогают привлекать капитал для малого и среднего бизнеса. EIB не делает ничего подобного. Другие организации тоже этим не занимаются. Еще одна сфера, в которой мы очень активны на других рынках, - это программа реформирования государственных предприятий. Вы можете сказать, что Европейский банк реконструкции и развития нам не нужен, [но это не так!].

- Получается, что ЕБРР в ЕС занимается чем-то вроде продвинутого консалтинга?

Но этот консалтинг связан с предоставлением финансирования! Мы не участвуем в разработке государственной политики только ради самого участия. Это всегда связано со сферами, в которые правительства стран хотят привлечь финансирование.

- Существует ли вероятность демонтажа ЕБРР, который был создан для "ликвидации последствий холодной войны"? Это длинная история и, возможно, ей пора завершиться?

Я думаю, что в 2006 году ЕБРР рассматривался как организация, чей мандат завершается. Тогда возникали вопросы. В 2007 году Чехия прекратила участие в ЕБРР, перед финансовым кризисом. Потом наступил финансовый кризис. Сегодня латвийский министр финансов (Янис Рейрс, - прим. Delfi) поблагодарил меня за наше участие в развитии экономики Латвии в тот период.

ЕББР выполняет важную функцию на наших рынках. То, что мы делаем в развитых странах, - очень полезно, потому что мы отлично знаем, как нужно помогать, в том числе и как помогать менее развитым странам. Мы берем методы, которые работают в одной стране, и применяем их в другой стране.

Очевидно, что это не моя задача как наемного сотрудника ЕББР говорить странам, что мы вам больше не нужны. Любая страна может в любой момент отказаться от работы с ЕБРР. Каждая страна принимает это решение самостоятельно.

- Есть ли другие страны, которые хотят отказаться от услуг ЕБРР и по сути покинуть банк?

Прежде всего необходимо понять, что страна, становящаяся "выпускником" ЕБРР, не покидает сам банк (Шарлотт Руэ использует слово graduate, обозначающее в том числе окончание обучения в школе, университете и так далее, - примечание Delfi). Она остается акционером ЕБРР. Например, США являются крупным акционером ЕБРР и дают нам деньги для технической поддержки бедных стран. Просто выйти нельзя. Никто никогда не выходил из ЕБРР.

Вот что может произойти на самом деле. Страна может сказать: "Так, наша экономика больше не испытывает особой нужды в ЕБРР, вы можете прекратить деятельность в стране, за исключением возврата наших долей в капитале и участия в проектах по энергоэффективности". Именно возврат долей в капитале и проекты по энергоэффективности являются по сути стадией, предшествующей "выходу" страны из ЕБРР.

Например, наша работа в Словакии и Словении сосредоточена именно в таких узких нишах, там мы не занимаемся другими вещами. Это показывает, что пространство для нашего участия там очень ограничено. Акционеры ЕБРР согласны с этим.

- Информация на сайте ЕБРР свидетельствует о том, что в Латвии вы участвуете в инфраструктурных проектах, а в Литве и Эстонии - в проектах, связанных с энергоэффективностью и поддержкой конкуренции.

Одно из важных направлений нашей деятельности - помогать компаниям развиваться на международном уровне. Потому что местные банки не чувствуют себя удобно при поддержке такой деятельности. Сегодня мы разговаривали с представителями латвийской финансовой компании, которая намеревается выходить на рынок стран Скандинавии. Мы можем поддерживать подобные проекты. В общем, мы можем поддержать латвийские компании, которые хотят осваивать рынки скандинавских стран.

- Как ЕБРР справляется со своими неудачами и ошибками? А они, безусловно, могут случаться, потому что вы работаете в странах, где имеется много коррупции и других объективных препятствий.

Мы тратим много времени на обучение государственных должностных лиц в странах, с которыми мы работаем. Мы помогаем им справляться лучше с той работой, которую они должны делать, например, процедурами закупок и так далее.

Как и у любой организации, у нас есть проекты, которые продвигаются не очень хорошо. Но мы не закрываем глаза на проблемы, не уходим от них. Мы остаемся и делаем работу по устранению проблем. Когда компании, с которым мы работаем, становятся банкротами или проходят через подобные процедуры, мы участвуем в процессе, потому что мы считаем, что на национальном рынке важно продемонстрировать, что если совершено экономическое преступление, ЕББР не оставит это так. Мы продолжаем работать и делаем все возможное, чтобы преступление было расследовано, виновные наказаны, и так далее. Чтобы система правосудия сделала свою работу.

Source

rus.DELFI.lv

Tags

DELFI Plus
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form