Эксперты Swedbank о факторах, тормозящих развитие экономики Латвии
Foto: F64

Дональд Трамп выбран следующим президентом США, и до сих пор существует огромная неясность по поводу его экономической политики и политики безопасности. Амплитуда колебаний на финансовых рынках будет больше, чем обычно, финансовые рынки будут очень внимательно следить за выборами в Европе. Популизм наберет силу везде, и это усилит неопределенность. Возможны барьеры для торговли. Замедленный подъем экспорта (замедление торговли в мире, спад экспортных российских потоков через латвийские порты) и замедленное восстановление инвестиций (тревожное настроение из-за повышенной неуверенности) будут тормозить рост латвийской экономики. Надо подчеркнуть – мы по-прежнему прогнозируем рост, но он будет медленнее, чем ожидалось. В этом году рост латвийской экономики составит 1.6%, с более резким приходом структурных фондов в 2017 году мы прогнозируем подъем в 2.6%, а с ростом кредитования в 2018 году ВВП может возрасти на 2.9%. Для Латвии это медленный рост.

Такие выводы приведены в свежем экономическом обзоре Swedbank, который сегодня представил главный экономист Swedbank в Латвии Мартиньш Казакс.

Мировая экономика – ветер перемен треплет достигнутый статус-кво

В период, когда рост медленный, процентные ставки низкие и влияние популизма возрастает, победа Трампа на выборах президента США существенно поменяет ситуацию в мировой экономике. Для США это обещает более экспансивную фискальную политику и объемные инвестиции в инфраструктуру, что повлечет за собой более стремительный рост инфляции и, как следствие, – процентных ставок. С первого взгляда может показаться, что это именно то, что сейчас нужно мировой экономике. Но если приглядеться, выясняется, что растущие затраты правительств без реформ, способствующих улучшению производительности труда, в комбинации со стремительно растущими процентными ставками и протекционизмом весьма быстро могут привести к проблемам.

Высказывания Трампа после выборов стали более прагматичными, но неопределенность высока – неизвестно, что из сказанного ранее он действительно предпримет. Неизвестно, насколько экспансивной будет фискальная политика США и когда начнутся серьезные траты. Насколько широким будет протекционизм? Царит неясность, но нет причин "пороть горячку". Поэтому мировые прогнозы мы сейчас существенно не меняем – рост мирового ВВП на этот год в размере 3%, а в следующие два года – 3.3%. Прогнозы касаемо Федеральной резервной системы (FRS) и Европейского центрального банка (ECB) оставляем такими же, как ранее – FRS поднимет ставки на 25 базовых пунктов в декабре, один раз в следующем году и два раза в 2018 году; ECB весной начнет уменьшать объемы поддержки, а подъем ставок рефинансирования ожидается не ранее конца 2018 года.

В Германии рост станет медленнее, поскольку цикл бизнеса близок к зрелости. Еврозона будет расти на 1.5% в год, но с большими различиями между странами – например, в Испании рост составит 2–3% в год, в то время как Италия не достигнет и 1%. Рост Швеции составит 2–3%, а главным стимулом будет потребление домохозяйств и строительство жилья, но и затраты правительств будут расти резко. Британцы в этом году избегут рецессии, а ВВП в следующем году вырастет почти на 1.5%, поскольку Brexit еще не начался, и его негативное влияние будет зависеть от режима торговли с ЕС, переговоры о чем еще не начались. В России возобновился рост, но он будет вялым – в этом году ВВП еще снизится на 0.5%, а потом продемонстрирует рост в 1.5–2% в год. Возможно, уже в следующем году США снимет санкции в отношении России (это не базовый сценарий), что могло бы дать дополнительный подъем и российской экономике, и рублю. Китай продолжит рост в размере примерно 6.5% в год.

Хотя в сравнении с опубликованным в августе прогнозом цифры мы существенно не меняем, интервал прогнозов расширился и показывает отклонения в направлении более медленного роста. Вероятность негативных сценариев выросла. Ясно, что Brexit не является единичным случаем – популизм и национальная (т.е. обращенная на внутренние проблемы) политика стали популярнее. Это увеличивает неопределенность и укрепляет протекционизм. Множество выборов в Европе в следующем году увеличат неопределенность. На малые и направленные на экспорт экономики, такие как в странах Балтии и в Швеции, неопределенность и торговые барьеры влияют негативно, поскольку уменьшают возможности экспорта и желание инвестировать.

Латвийская экономика – в следующем году уже немного быстрее, но по-прежнему лишь ползком

Третий квартал нынешнего года был значительно слабее, чем ожидалось, и экономика выросла лишь на 0.8% относительно третьего квартала прошлого года. Прогноз роста ВВП на нынешний год мы уменьшили до 1.6% (2.1% ранее). Главная причина – та же, что и раньше: задержка освоения фондов ЕС, кризис в строительстве, осторожные траты населения. Обрабатывающая промышленность держится хорошо, показав рост почти на 4% относительно прошлого года; это видно и по данным экспорта. Текущий счет платежного баланса держится в плюсах. Но медленнее стал подъем розничной торговли, которая в третьем квартале выросла лишь на 1.1% в годовом сечении, – возможно, потеря рабочих мест в строительстве (в этом году на 8.4 тысяч меньше, чем годом ранее) делает более осторожными и работающих в других секторах. На это, кажется, указывает и прирост вкладов в банках – население продолжает уменьшать долговые обязательства и накапливать, а тратит осторожнее. Кризис в строительстве стал ударом и для рынка труда в целом – количество работающих в этом году не выросло (спад был и в торговле, но создание рабочих мест в других секторах нейтрализует спад), спад безработицы очень медленный, подъем зарплат стал более робким (но он по-прежнему близок к 5% относительно прошлого года).

В следующем году рост станет стремительнее, поскольку из-за прихода фондов ЕС опять вырастут инвестиции в инфраструктуру, оборудование, промышленные здания. Неопределенность внешней среды, скорее всего, потянет настроение вниз, и очень быстрый инвестиционный рывок в следующем году мы можем и не увидеть. Инвестиции вытащат строительство из рецессии, что потянет вверх занятость и вновь уже более зримо будет снижать безработицу.

К сожалению, негативная новость для рынка труда – падение объема транзитных грузов. Из-за того, что Россия направляет грузы в свои порты, поток через Латвию мельчает (например, объем грузов по инфраструктуре латвийской железной дороги за 10 месяцев этого года на 17% ниже объема прошлого года). Маловероятно, что удастся своевременно заместить утерянный поток другими грузами, что означает снижение количества занятых в секторе. Поэтому безработица будет отступать медленнее (8.3% в 2018 году), и подъем зарплат будет приглушеннее (около 5–6% в год). Инфляция в следующие два года возрастет до 2–2.5% (как пример – более дорогая нефть и более дешевый евро), что "съест" часть зарплат, а домохозяйства компенсируют это меньшими накоплениями и тем, что более активно будут брать в долг. Объемы экспорта продолжат расти, а спад транзитных грузов и протекционизм будут притормаживать рост.

Наш прогноз роста ВВП на 2017 год – 2.6% (ранее 3%), а на 2018 год с ростом кредитования – 2.9% (3.3%). Неплохо, но для Латвии это медленный рост. Пресловутый рост ВВП в 5% - отличная цель, но с учетом нынешней структурной политики и внешней среды в течение ближайших пары лет это невозможно.

Увеличение затрат правительства не может заменить подъем производительности труда и обеспечить рост

Рост экономики остается и будет в ближайшие пару лет медленным и в Литве (2–2.8% в год), и в Эстонии (1.3–2.5%). Влияние популизма возрастает и в странах Балтии – это заметно и по результатам выборов в Литве, и по смене правительства в Эстонии. Медленный рост и неспособность осуществлять реформы, способствующие улучшению производительности труда, заставляет политиков смотреть в направлении экспансивной фискальной политики. Планируемый в Латвии в следующем году рост налоговых поступлений (около 7%) значительно опережает ожидаемый темп роста номинального ВВП (который будет, как мы считаем, менее 5%).

Планируемый правительством в среднесрочной перспективе бюджетный дефицит (около -0.6% от ВВП) на 2018 год маловероятен – выборы в Сейм и рост популизма заставят "тратить по полной". Способность государства уложиться в бюджетные рамки будет зависеть от способности СГД взимать средства с теневой экономики. Это возможно, но требует структурных перемен и в налоговой политике (мы надеемся на обещанный правительством результат весной следующего года!), и в процессе неплатежеспособности, и в правовой системе, и в образовании, и т.д. Полагаться на рост, основанный на затратах, – близоруко и рискованно.

Видеопрезентацию экономического обзора Swedbank можно посмотреть здесь.

Tags

Brexit Swedbank Дональд Трамп Еврозона Инфляция Италия Китай СГД

Comment Form