Схватка за фарма-империю. Что происходит в Olainfarm и к чему это приведет?
Foto: LETA

Затяжная борьба за наследство покойного предпринимателя Валерия Малыгина, оставившего после себя 70-миллионную империю Olainfarm, в апреле вновь обострилась. 1 апреля на собрании акционеров произошла смена совета, которую нынешнее руководство предприятием считает нелегитимной. DELFI рассказывает о том, что происходит с одним из ключевых латвийских фармацевтических предприятий, и к чему это может привести.

Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Почему ситуация на Olainfarm - это важно?

Потому что Olainfarm - это воплощение латвийской истории успеха: один из флагманов латвийской промышленности, ориентированный на экспорт.

Акционерное общество Olainfarm - одна из крупнейших фармацевтических компаний в Балтии. На предприятии занято около 1000 работников. У Olainfarm 45 лет опыта производства в области создания лекарственных препаратов, активных химических субстанций и других химических веществ. В портфель продукции предприятия входит свыше 60 готовых лекарственных форм, 25 активных фармацевтических веществ и более 20 химических полупродуктов.

Продукция Olainfarm экспортируется в более чем 60 стран, около 25% продукции реализуется в Латвии. Крупнейшими экспортными рынками является Россия, Украина, Белоруссия, Нидерланды, Казахстан, Узбекистан и Германия. Прибыль Olainfarm в 2018 году, по предварительным данным, составила 8,9 млн евро, оборот - 124,3 млн евро.

Что вообще происходит в Olainfarm?

Затяжной и острый спор между наследниками.

Схватка за фарма-империю. Что происходит в Olainfarm и к чему это приведет?
Foto: LETA

9 декабря 2017 года в своем доме в Юрмале умер 52-летний Валерий Малыгин, который руководил Olainfarm с 1997 года. Экспертиза пришла к выводу, что смерть Малыгина не была насильственной. Почти сразу встает вопрос о разделе имущества: делить есть что, и наследников достаточно много. Кто они?

На момент смерти бизнесмен был женат на художнице Элине Малыгиной. Общих детей у них не было. Кроме того, у предпринимателя остались три дочки: две от первого брака - Ирина Малыгина и Ника Савельева, а также несовершеннолетняя младшая дочь Анна Эмилия Малыгина. Опекуном и представителем интересов младшей дочери стала вторая жена покойного Валерия Малыгина Синге Балдере-Силдедзе.

В январе 2018 года стало известно, что Малыгин завещал свое состояние трем дочерям. Последняя жена Элина в завещании упомянута не была. Попытки Элины оспорить завещание успехов не принесли, ей положена только неотъемлемая часть наследства мужа, поэтому в борьбе за Olainfarm она не участвует.

Три дочери получили в наследство акции Olainfarm. Все было сравнительно спокойно до сентября 2018 года, когда на Olainfarm внезапно поменялся совет. Из него убрали Ивара Калвиньша, Милану Белевич, Ивара Годманиса, а вместо них назначили адвоката Павла Ребенока, Мартиньша Криекиса и Дайну Сирлаку. В совете компании остались опекун младшей дочери Малыгина Сигне Балдере-Силдедзе и старшая дочь Ирина Малыгина. Несколько дней спустя Балдере-Силдедзе оставила свой пост, заявив, что считает невозможной совместную работу с остальными членами совета.

Практически сразу вторая дочь Ника Савельева обратилась в Латвийский совет присяжных адвокатов. Она выступила против того, чтобы предприятие представляли Ребенок и Криекис, которые, по ее мнению, получили контроль над Olainfarm, повлияв на старшую сестру Ирину Малыгину. Тогда же Ника заявила, что рассматривает отставку совета и смену правления как рейдерство, злоупотребление полномочиями и мошенничество. Дело словами не закончилось - Савельева подала заявление в Госполицию.

Фактически, наследницы Валерия Малыгина разделились на два лагеря. В первом - старшая дочь Ирина Малыгина и то правление, которое руководит Olainfarm сейчас: Ребенок, Криекис, Сирлака. Во втором - средняя дочь Ника Савельева и опекун младшей дочери Синге Балдере-Силдедзе. Именно они инициировали собрание акционеров 1 апреля, которое получило широкий резонанс.

Обе стороны публично обвиняют друг друга в захвате предприятия, несоблюдении прав акционеров и даже тайной растрате средств со счетов предприятия.

Коротко: что произошло 1 апреля?

Фактически, вторая сторона конфликта - средняя дочь и опекун младшей - попытались сменить власть на Olainfarm. Новоизбранные члены совета, а это партнер Prudentia Карлис Крастиньш, профессор Гундарс Берзиньш, Андрей Савельев и администратор неплатёжеспособности Харалд Велмер утверждают, что все произошло на законных основаниях: собраны 61% голосов акционеров Olainfarm, которые проголосовали за смену совета. Цель нового руководства - улучшить работу предприятия, которая не так хороша, как хотелось бы акционерам.

Однако есть несколько любопытных деталей. Оказалось, что ни средняя дочь, ни опекун младшей дочери в списках акционеров Olainfarm не значатся. Дело в том, что у Olainfarm, как у биржевого предприятия, очень большой список акционеров, который хранится в центральном депозитарии. И только на основании этого официального списка компания может видеть, кто на самом деле владеет ее акциями. Оказалось, что в списке акционеров нет ни средней, ни младшей дочери. Это не говорит о том, что они не являются акционерами компаниями. Они могли передать свои права голоса или акции во временное управление, но это фактически означает, что от своего имени созывать акционерное собрание 1 апреля они не имели права. В итоге, акционеров просто не пустили на территорию завода, и собрание пришлось проводить на проходной в микроавтобусе.

Теперь важно, как на эту ситуацию отреагирует Регистр предприятий, который должен либо зарегистрировать вчерашние изменения в совете компании, либо отказаться это сделать.

Представляющие интересы средней и младшей дочерей считают, что закон - на их стороне, и раз большинство акционеров проголосовали за смену правления, то у Регистра предприятий не будет причин отказать в регистрации.

Представляющие интересы старшей дочери, а именно - нынешний совет Olainfarm - считают, что Регистр предприятий если и зарегистрирует изменения, то только по причине "коррупционных связей с одним из работников регистра". Об этом вчера прямо сказал представитель нынешнего правления Мартиньш Криекис. "То, что сегодня произошло, это попытка рейдерского захвата предприятия в худших традициях Российской Федерации", - заявил он.

Что еще происходит вокруг Olainfarm?

Компания котируется в основном списке Nasdaq Baltic, и сейчас торговля акциями приостановлена. Просьбу об этом подало нынешнее правление Olainfarm. Биржа считает, что в прессе очень много противоречивой информации, которая может помешать открытому и честному ходу торговли акциями Olainfarm.

Кроме того, за неделю до первоапрельского акционерного собрания международные акционеры компании обратились с письмом к премьер-министру Кришьянису Кариньшу, министрам юстиции Янису Бордансу, экономики Ральфу Немиро, внутренних дел Сандису Гиргенсу, иностранных дел Эдгару Ринкевичу с просьбой разобраться в ситуации с Olainfarm. Об этом сообщил Павел Ребенок. Министры с письмом ознакомились, но помочь отказались. Дескать, это хозяйственные споры, которые должны решать Регистр предприятий и суды. Не готовы принимать чью либо сторону и Комиссия рынка финансов и капитала и биржа.

Сейчас в деле задействована и полиция. На прошлой неделе председатель совета Павел Ребенок обратился к начальнику Госполиции Интсу Кюзису и начальнику Службы государственной безопасности Нормунду Межвиетсу из-за высказанных в его адрес "угроз для жизни".

Другими словами, ситуация вокруг Olainfarm сегодня настолько накалена, что встает вопрос о том, как конфликты акционеров повлияют на дальнейшую работу компании.

Акционер: "Зачем стрелять себе в ногу?"

Схватка за фарма-империю. Что происходит в Olainfarm и к чему это приведет?
Foto: LETA

Эксперты полагают, что такого рода конфликты не могут не влиять на работу предприятия. Это признает и советник нынешнего правления Olainfarm, а также его миноритарный акционер Салвис Лапиньш. В разговоре с DELFI он утверждает, что ситуация выглядит очень некрасиво, даже вне зависимости от того, кто прав или виноват. По его словам, под угрозой - репутация компании. При этом репутация сегодня - это не только этическое понятие, но и вполне себе финансовое.

По словам Лапиньша, в целом хозяйственные показатели Olainfarm вполне хорошие. "Этот корабль, слава богу, большой и финансово стабильный. Но атмосфера на заводе не очень радужная. В компании работает тысяча человек, и они, конечно же, следят за всеми новостями, это не способствуют хорошему настроению", - говорит он.

Впрочем, и есть еще один момент. Салвис Лапиньш приводит пример: Olainfarm имеет большую инвестиционную программу, которая финансируется как с помощью собственных средств, так и заемных. И если раньше для любого банка компания была золотым клиентом, которому "по звонку" давали кредит и решали вопросы, то сейчас банки предпочитают наблюдать за ситуацией со стороны. "Вот это время "по звонку" для нас прошло, - говорит он. - Понятно, что в непонятной ситуации они хотят подождать и посмотреть. Но работа продолжается, ничего не останавливается".

"Если пару лет назад Olainfarm в вопросах управления, защиты акционеров был образцом качества, то можно ли сказать сейчас то же самое о компании? - продолжает он. - Репутация зарабатывается годами, а испортить ее можно очень быстро. Причем самое странное, что этим занимаются сами же акционеры Olainfarm, устраивая странные акционерные собрания, которые больше похожи на методы воздействия в духе 90-х годов. На мой взгляд, они сами стреляют себе в ногу. Ведь завод - это главный актив наследниц, который под влиянием этих войн может терять стоимость".

На вопрос DELFI о том, есть ли за наследницами некие силы, которые управляют дочерьми в собственных интересах, Салвис допустил, что такое возможно. "Чем дальше, тем я больше согласен с этим предположением, - говорит он. - Есть эмоции, можно даже перессориться, но уже сколько времени прошло! Все-таки наследницы - люди умные, и они должны понимать, что мир всегда лучше войны. К сожалению, видимо, есть люди, которые не хотят допускать это перемирие".

Эксперт: "В выигрыше только юристы и консультанты"

Когда предприятие стабильное с финансовой точки зрения, в плохой ситуации срабатывает закон инерции, когда какое-то время все идет неплохо. Но что будет дальше, если эти войны не прекратятся? Руководитель INVL Pensiju fondi Андрей Мартынов считает, что Olainfarm уже пострадал от конфликта наследниц.

Он напоминает, что биржевые инвесторы отреагировали распродажами акций Olainfarm с момента смерти Валерия Малыгина. Тогда цена рухнула с 9 евро на 1 евро до 8 евро, причем с большим оборотом. Далее после появления скандальных новостей, связанных с отношениями между наследниками, цена акций продолжала скатываться вниз несмотря на мировое соглашение между дочерьми и вдовой Малыгина. Далее в сентябре произошло акционерное собрание на котором сменился совет компании и до середины октября цена скатилась до отметки в 6,20 евро потеряв больше 30% цены. Потом новый совет компании активно включился в работу с инвесторами, и цена акций подросла выше 7 евро.

"Информация, поступающая из обоих лагерей противоречивая и конечно это отображается на настроении биржевых инвесторов. - говорит он . - Мелкие инвесторы имеют возможности для маневров, а крупные – институциональные являются по сути заложниками, т.к. на большие объемы акций покупателей акций Olainfarm найти сложно. Понятно, что остановка торгов пошла на пользу рынку в целом, т.к. возможность принятия поспешных и неадекватных решений со стороны инвесторов в моменте исключена".

Сейчас у инвесторов есть настороженность в отношении акций Olainfarm, - говорит он. Основные опасения связаны с прошедшим собранием и связанным с этим будущим. По словам Мартынова, инвесторское сообщество разделилось на тех кто участвовал и кто не участвовал в собрании. Есть те кто поддерживает новый совет, но есть и те кто поддерживает старый совет. Изменение в настроении может произойти тогда когда станет ясно было ли собрание легитимным.

"Сейчас трудно представить что произойдет когда новый совет зарегистрирует Регистр предприятий. Как произойдет перенятие власти в предприятии? Как отреагируют работники, поставщики, клиенты? Думаю от этих споров в первую очередь потеряют акционеры Olainfarm вне зависимости от количества акций. И вдвойне обидно, что потери возникают не от внешних факторов (изменения спроса, действия конкурентов, спада экономики, торговых войн и т.п. ) а от внутренних конфликтов! В интересах конфликтующих сторон вне зависимости от их долгосрочных целей (продажа акций или продолжение владения) закончить конфликт как можно скорее. Этот конфликт негативно влияет и на местный рынок капитала в целом, так как Olainfarm играет значительную роль на местном рынке. Здесь приходит на ум пословица которая гласит что "плохой мир лучше чем хорошая война". Пока же на Olainfarm идет "хорошая война" и в выигрыше от этого только юристы и консультанты…", - заключает он.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Olainfarm Валерий Малыгин
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form