О том, как быть другом Латвии и личным врагом ее первых лиц

"У вас коррупции больше, чем в России!" Банкир Григорий Гусельников о своем иске против Латвии
Foto: LETA

- Делали ли вы какие-то официальные заявления о противозаконных действиях Илмара Римшевича? Ранее вы говорили о вымогательстве взяток.

- Свои заявления в UK Serious Fraud Office я подал еще летом 2017 года. В ноябре я написал письмо председателю Европейского центробанка Марио Драги о коррупции в регулировании банковской системой Латвии. Это было за несколько месяцев до задержания Римшевича. Первую подачу документов о правонарушениях Мариса Спрудса и его связи с Римшевичем я осуществил в декабре 2017 года. С тех пор еще несколько раз подавал разные документы и проходил собеседование со следователями. В июне этого года я три дня провел в посольстве Латвии.

Я рассказал все, что со мной случилось, и передал все необходимые документы. В том числе о том, как в Латвии происходило отмывание денег. Если бы правоохранительная система хотела с этим бороться, то одних моих показаний и названных фамилий хватает, чтобы целые цепочки по отмыванию вскрывать.

- Как вы оцениваете ход расследования по делу некоторых латвийских администраторов неплатежеспособности? У нас вроде как вскрыли целую мафию и ведут с ними борьбу. Упомянутый вами Марис Спрудс - фигурант уголовного дела, по которому его даже арестовали.

- Когда вы говорите "мафия администраторов неплатежеспособности", надо понимать, что это лишь верхушка айсберга, исполнители, хоть есть среди них те, которые у всех на виду и которые попадаются. Но есть и более умные, как Ромуальд Вонсович, любимый юрист КРФК и Римшевича. Они все разные, одного уже нет - он убит. За верхушкой айсберга стоят разные политики и большие политические решения. Огромный объем нелегальных денег, которые зарабатываются администраторами, распределяется среди большого количества вовлеченных игроков.

Мы начали с этим бороться еще в 2014 году. У нас сайт был антикоррупционный, мы везде об этом писали, говорили. Нас тогда не очень слушали. Прошло четыре года, проблема стала системной и осознается уже всем обществом, чему я безусловно очень рад. Это означает, что мои усилия не прошли напрасно для Латвийского государства. Это дает надежду на то, что проблемы, которые мы обозначаем сейчас, через какой-то период времени тоже станут общественно значимыми в Латвии.

Мы точно не остановимся на достигнутом. Когда несколько лет назад я разговаривал со Спрудсом, он был невысокого мнения обо мне и говорил, что у меня нет шансов. Римшевич мне тоже во время последней встречи говорил: "Нас тут еще никто не побеждал". Я ему ответил: "Кто-то же должен быть первым". Есть еще плеяда товарищей, которые пока на свободе и улыбаются, но я - чрезвычайно упертый человек, не злопамятный, я – добрый, но память у меня хорошая. Я не сдамся.

Надеюсь, что все, кто совершил преступления не только против меня или Norvik banka, а также против латвийского общества, прикрываясь своим государственным статусом или покровительством высоких чинов, понесут наказание. Боюсь, именно из-за этого правительство Латвии не примет от меня никаких мировых соглашений. Они меня называют врагом государства не потому, что я враг Латвии — я как раз ее друг и действую ей во благо. Я для них личный враг, для них угроза. Я вместе с ними деньги не мыл, по карманам не раскладывал, говорю правду, меня нельзя заткнуть, нельзя напугать, на меня нельзя повлиять.

- Может, у вас фамилия неправильная и страна происхождения, чтобы продвигаться в этом деле?

- Простите, но фамилию и происхождение не выбирают. Уж какой есть, такого и извольте любить. Если вы думаете, что к вам в Латвию придут с какими-то другими фамилиями, то это большое заблуждение. Если есть мечты, что Латвия когда-нибудь окажется между двумя американскими штатами, это вряд ли когда-то случится. Она всегда будет находиться между Литвой, Эстонией, Россией, Беларусью и Балтийским морем. Других соседей у вас не будет, сколько не делай политические заявления.

- Думаете то, что вы связаны с Россией, не наложит негативный фон на исход арбитражного разбирательства с Латвией?

- Он должен быть независимым. Я не видел этих людей (у меня юристы с ними переписываются) и не могу знать, как они ко мне относятся. Но латвийская сторона в одном из заявлений так и написала: он вообще россиянин, был гражданином России, когда пришел в Латвию, значит, надо к нему относиться, как к россиянину. Когда я это прочитал, долго смеялся. Мол, если он россиянин, то его можно дискриминировать. Разве цивилизованное государство может так себя вести?

- Обычная попытка использовать текущую ситуацию в международной политике...

- Ее можно использовать, когда вы разговариваете с избирателями, а в судебном процессе важны только законы. Может, потому Латвия и проигрывает в международных судах, что очень мало смотрит на законы. Пробыв 25 лет у власти, такие люди, как Римшевич, расслабляются и начинают думать, что все ими сказанное - правда. Но есть же закон, есть международные обязательства.

- Для вас этот конфликт стал уже какой-то личной историей? Ведь с точки зрения бизнеса, не проще ли было бы получить банковскую лицензию в какой-то другой стране ЕС с более благоприятной средой, и там продолжить банковский бизнес, а латвийскую часть, допустим, продать и уйти.

- Меняю трехкомнатную квартиру в Юрмале с видом на море на однокомнатную хрущевку на окраине Рязани? Да, банк в нормальных обстоятельствах можно продать. Но нельзя продать банк в стране, от которой все отвернулись. Меня обвиняют в том, что объявил Латвии репутационную войну. Но я каждые полдня своей жизни трачу, чтобы доказать: Латвия - хорошая. Потому что, если Латвия - плохая, то со мной вообще никто не будет разговаривать. Мы действительно задумываемся над переездом в другую юрисдикцию. Но в любом случае, нельзя все так бросить и уйти - ситуацию нужно завершить до конца.

Я не назвал бы все это личным конфликтом - я эмоционально абсолютно спокоен. Но делаю все, что необходимо для восстановления моей репутации. Я в Латвии оказался случайно - не знал, как тут все устроено. Когда покупал, думал, что тут НАТО, Евросоюз, еврозона... А приехал: Боже мой!

-То есть вы ошиблись с направлением?

- Сделал бы я эту инвестицию, если бы я все знал заранее о ситуации в Латвии? Конечно, нет. Но теперь надо выходить из ситуации. Понятно, что какие-то материальные потери неизбежны, но, по крайней мере, без репутационных.

Вы меня спросили в начале интервью, почему я называю Латвию "наша страна" - потому что я каждый день несколько часов своей жизни трачу на то, чтобы принести пользу Латвии. Это же круто. Таких, как я, должно быть больше.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

президент США Россия ABLV Bank Norvik banka Rail Baltica Андерс Фог Расмуссен Банк Латвии БПБК Григорий Гусельников Джо Байден Евросоюз Илмар Римшевич КРФК Латвия Лондон НАТО Сейм Латвии США
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form