В ситуации, когда не знаешь, заражен твой пациент или нет, нужна большая доля отваги, чтобы осмотреть воспалившееся горло или вырвать зуб. Первые недели пандемии на такое соглашались далеко не все медики. Но было немало тех, кто вел прием за себя и коллег, даже в условиях отсутствия надежных масок и респираторов, не отказывал в домашнем визите "лежачим", успокаивал диабетиков и успешно пересаживал органы. Как работали и будут работать медики за кулисами Covid-19?

Во время чрезвычайной ситуации в Латвии все материалы DELFI о Covid-19 можно читать бесплатно.
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Портал Delfi подготовил серию материалов "Медицина без короны": что думают о ситуации главные действующие лица сферы здравоохранения, к чему готовы и не готовы врачи, как действовать пациентам.

Среди латвийских медиков было немало тех, кто пострадал от коронавирусной инфекции на работе и вне ее. По счастью, в отличие от многих стран и несмотря на острый дефицит индивидуальных защитных средств, в Латвии ни один работник сферы здравоохранения пока не умер от Covid-19.

С началом чрезвычайной ситуации многие амбулаторные специалисты и медсестры ушли на простой или в отпуска. В первую очередь, пожилые и с хроническими заболеваниями медики. Остальные принимали индивидуальные решения: сидеть дома или работать с "острыми" пациентами. Особенно поредели ряды лоров, стоматологов и офтальмологов — самых уязвимых специализаций, которым необходим близкий контакт со слизистой. Также амбулаторные приемы вынуждены были остановить многие медики, которые параллельно работали в больницах, — эпидемиологи опасались переноса инфекций.

На первой линии оказались семейные врачи, которые и в обычные дни были главной спицей в колеснице медицинской системы, а в пандемию на них легла и нагрузка по выявлению и ведению пациентов со слабоизученной и непонятно как лечащейся коронавирусной инфекцией. Консультации семейных врачей — по предварительной записи или в удаленном варианте — были доступны все время, независимо от ситуации. Именно они должны сообщать Центру профилактики и контроля заболеваний о пациентах, которые после лечения Covid-19 получили два негативных ответа на анализы. Они же делают справки для Госполиции о прекращении надзора за пациентом.

Теперь тем же врачам предложили самим брать анализ на Covid-19. Такой пилотный проект был разработан Национальной службой здравоохранения без консультации с Латвийской ассоциацией семейных врачей, глава которой Сармите Вейде отправила протест по этому поводу.

Семейный врач: "За себя я никогда не боялась!"

Мы теперь как ликвидаторы из сериала "Чернобыль". Пандемия Covid-19: реальные истории латвийских врачей
Foto: No privātā arhīva

Абсурдом считает предложение семейным врачам брать тесты на коронавирус и доктор Айя Карлсоне: "Ведь если мы выявим позитивного носителя, то надо практику на несколько недель закрывать — это 2100 пациентов. Они что, в больницу все пойдут за консультациями!?"

Во время чрезвычайной ситуации Айи Карлсоне не прекращала работать ни дня, уделяя особое внимание предварительной информации о пациентах. Их просили заранее измерить температуру и сообщить о наличии симптомов. "При малейшем подозрении на коронавирус я направляла на тест, — рассказывает доктор. — Встречалась с пациентом только, если он отрицательный. Направляла в лабораторию и некоторых пациентов с хроническими заболеваниями, даже если у них не было симптомов. Это было важно, ведь поначалу отдельные люди были очень перепуганы, просили дать им возможность провериться за счет государства".

Карлсоне призналась, что в марте оказалась в ситуации, когда хирургическую маску было не купить ни в аптеках, ни на складах. Удалось достать лишь респиратор за 8 евро. Но это не стало поводом для прерывания работы: "Просто тщательнее все дезинфицировали, мыли руки и проветривали кабинет после каждого. Прием — только по записи, без "острого часа" и с дистанцией. Маски от государства появились только к апрелю. Сейчас нас — врача и медсестер — обеспечивают защитными средствами, пациенты тоже обязаны носить маски".

Домашние визиты доктор Карлсоне делала только в случае крайней необходимости, но отказать лежачим пациентам не могла. Очень много консультаций проводилось по телефону — в чрезвычайной ситуации это оплачивается государством. При необходимости выписывалось направление на анализы, а вот с направлениями к специалистам и на диагностику пришлось обождать — то их не было, то появились огромные очереди.

"Что радует? В моей практике очень много детей. Сидя дома, почти не болели даже те, кто раньше были постоянными пациентами, — отметила доктор. — Сработало то, что они не обменивались инфекцией в закрытых помещениях. Так что приходили только на вакцинацию, которую мы не останавливали".

За время чрезвычайной ситуации у доктора было три пациента с позитивным анализом на Сovid-19 — молодых и среднего возраста. У всех болезнь прошла бессимптомно, а вирус выявили лишь потому, что они были в контакте с больными. Все честно отсидели в изоляции. "Мы каждый день, кроме выходных, звонили им и узнавали о самочувствии. Сейчас они уже здоровы. Теперь для такого диагноза даже двойное контрольное тестирование не требуется — учитывается общий срок заболевания и отсутствие симптомов".

С 1 июня разрешили детские лагеря. Доктор Карлсоне к этому послаблению относится скорее негативно. Также сильно сомневается по поводу безобидности занятий в закрытых спортзалах — там трудно соблюдать дистанцию. "За себя я никогда не боялась, — говорит доктор. — Я врач и отдаю себе отчет во всех рисках. С вирусами встречаюсь ежедневно — у меня уже особый иммунитет. Больше опасалась за свою семью, как не подвергнуть их опасности. Но у нас даже домика в деревне нет. Да и особо отдохнуть в эти дни не получалось — пациенты звонили в выходные дни, я отвечала".

Кардиолог: "Мы привыкли и к взрывам кислородных баллонов, и к гепатиту С"

Стресс и недоступность ранней диагностики сказалось на количестве аритмий и гипертензий. "Если человек вовремя не попадает к врачу, мы получаем много запущенных случаев, с которыми надо работать, но такая ситуация во всем мире, — говорит глава Латвийской ассоциации кардиологов Андрейс Эрглис. — Фактически число инфарктов во многих странах формально сократилось, но реально понимаем, что это не так — кто-то не дошел вовремя до больницы, кого-то зачислили, как случай Covid-19. Мы стараемся этого избегать, выявляя настоящую причину".

Мы теперь как ликвидаторы из сериала "Чернобыль". Пандемия Covid-19: реальные истории латвийских врачей
Foto: LETA

Эрглис регулярно общается с коллегами из других стран. Сравнивая информацию, считает, что латвийская медицина перестроилась грамотно и быстро. "Может потому что у нас малое государство и очень высокая самоорганизация врачей. Да, первую неделю был форс-мажор и как везде в мире, недостаток масок и респираторов. Но мы со старых времен больше тренированы к не очень адекватным ситуациям — у нас в больницах взрывались кислородные баллоны, бомба "подкладывалась". Знаем, как эвакуировать и обыскать больницу. Технологии сейчас хорошие. Да, денег немного, но медицина у нас на высоком уровне. Причем для всех, а не для избранных. К примеру, в Америке выглядит, что многие случаи имеют под собой чисто социальную причину — особенно затронуты бедные слои".

Кардиологии уже с первых дней ЧС стали активно давать удаленные консультации — как пациентов, так и для семейных врачей, которые вели пациентов. Количество операций и диагностики стремительно снизилось, но только плановых. "Острую" кардиологию — инфаркты и другое — мы не прерывали ни на миг. Во время Covid-19 у нас была проведена пересадка сердца (первая за последних два года) и сложные операции по транскатетерной (без вскрытия грудной клетки) имплантации аортального клапана пожилым людям — тут нужна координация разных служб и спецодежда. Мы гордимся, что все удалось… Были и среди кардиологов случаи заболевания. Депутат Сейма кардиолог Андрис Скриде рассказывал про свой случай".

Для пациентов, у которых был одновременно Covid-19 и сердечно-сосудистые болезни, в кардиологии больницы Страдыня организовали специальный зал и отдельный путь — врачи там работали в костюмах с высокой степенью защиты. "Под масками лицо сильно потеет, а перед лицом еще и щит, сквозь который надо видеть, — рассказывает Эрглис об условиях работы. — Но и к такому мы привычны".

"Это наша обычная жизнь. Мы ведь не всегда знаем, чем еще болеет пациент: гепатит С, ВИЧ, туберкулез в открытой форме — ко всему надо быть готовыми. Был период, когда фактически кардиологи не вылезали из больницы. И уйти могла лишь команда, в которой кто-то заболел".

В середине апреля Андрейс Эрглис и глава ассоциации врачей Петерис Апенис выступили с призывом властям, чтобы восстановить возможность занятий спортом. "Я это сделал, чтобы растрясти и оживить людей, их мышление, — поясняет кардиолог. — И это произошло. Конечно, я понимал и опасения эпидемиологов — на них легла ненормальная ответственность за жизнь, здоровье и экономику всей страны. Сейчас снова можно заниматься спортом с семи лет. Моему внуку 6 лет — он очень сожалеет, что не может пойти на свою тренировку. Но с 9 июня все пойдет вперед".

На будущее Эрглис считает, что Латвии необходимо создать некий единый Штаб гражданской защиты — координационный Совет, который полностью контролирует ситуацию. "Если в какой-то больнице начинается вспышка, должно быть заранее известно, кто куда направляется, — считает кардиолог. — Почти как на войне, чего не дай бог, конечно. Штаб нужен не когда "жареный петух клюнул", а сейчас. Совершенно ясно, что надо основательно перестраивать больницу Страдиня. Сейчас она крайне неудобна, чтобы разделить все потоки, чтобы проводить дистанцирование, слишком много пациентов в одной палате.

Также осенью обязательно нужна массовая вакцинация от гриппа — хотя бы населения 65+ — это гораздо дешевле, чем потом устранять последствия. У нас прививается около 8%, а надо 75%. Это сбережет ресурсы медиков на случай второй волны коронавируса. Тогда и Covid-19 можно будет достаточно быстро ловить и госпитализировать, пока не добавилась бактериальная компонента".

Эрглис считает, что рано или поздно все вернется на круги своя: "Конечно, мы постараемся все улучшить, поймем, что каждому нужно личное пространство, что больницы надо привести в порядок, но в целом человеческая природа такая, что он очень быстро забывает о плохом. Была чума, испанка, войны, но все прошло и забыто. Природа не меняется, про это только политики говорят".

Эндокринолог: "2 евро за 40-минутную консультацию — это как?"

Мы теперь как ликвидаторы из сериала "Чернобыль". Пандемия Covid-19: реальные истории латвийских врачей
Foto: LETA

Одним из главных факторов риска при Covid-19 считается диабет, что сделало консультации эндокринологов одними из самых востребованных в период коронавируса. По счастью, именно в этой сфере многие консультации удалось быстро перевести в удаленный доступ. Как рассказала эндокринолог Елизавета Соколовская, телефон отлично работал для хронических пациентов. Анализы можно было сделать в ближайшей лаборатории, результаты посмотреть в системе, выписать э-рецепты и оставить в карточке направления на следующие анализы — увы, в электронной форме это пока не делается.

"Моим пациентам было очень приятно, что доктор звонит им сам — они к этому заранее готовились, — рассказала Елизавета. — Такой вид общения для хроников и повторных консультаций можно сохранить. Проблемнее было с пациентами, которые собирались на первый прием. Для талона от NVD нужен оригинал направления от семейного доктора — электронных заменителей нет. В портале doconline практикует частная медицина — там нельзя заполнить нужные государству отчетные документы, а процентов 70-80% моих пациентов — по госквотам. Оценить состояние неизвестного тебе пациента по телефону в принципе трудно. Если простая проблема, а человек ответственный реально лишь что-то начать".

Доктор Соколовская обращает внимание, что удаленное общение занимает у специалиста даже больше времени, чтобы во всем разобраться. "Непонятно, почему NVD решила оплачивать такие консультации вдвое ниже. Говорили, что государство всем поможет, а в итоге — какое-то оскорбление. Это не только мое мнение. Коллега, которая принципиально работает только по госквотам, считая, что медицина должна быть доступной всем, в день зарплаты чуть не заплакала — после выплаты всех налогов у нее на руках осталось по два евро за удаленную консультацию — за 40 минут напряженной работы". (Доктор пояснила, что за телефонную консультацию государство платит 11.90 евро, врач 60% отдает медцентру, из оставшихся 4,7 евро надо еще оплатить все налоги).

Сейчас на прием приходят отложенные с марта пациенты с усилившимися хроническими проблемами. Очереди к эндокринологам и раньше были не меньше трех месяцев, а теперь вырастут. Иногда, в случае необходимости, приходится принимать сверх квот. Недостатка в масках доктор не испытала. Привыкла оперативно протирать кабинет дезинфицирующими салфетками и все время проветривать. "Никто из моих пациентов не сообщал о заражении — очень этому рада. Но думаю неявно многие из нас уже переболели, особенно те, что зимой ездили за границу".

Стоматолог: "Мы теперь как ликвидаторы из сериала "Чернобыль"

Подавляющее большинство стоматологов в чрезвычайной ситуации ушли в простой и отпуска. Гигиенисты перестали работать 27 марта и вернулись 14 мая, ортодонты оказывали ограниченные услуги, лишь некоторые стоматологи принимали "острых" пациентов. Руководитель отделения стоматологии Первой городской больницы зубной врач Майя Дриксне рассказала: "Были коллеги, кто испугался, сказали, что работать не будут. Но у нас и без Сovid всегда хватало рисков, даже с самыми серьезными средствами защиты — гепатиты, ВИЧ, грипп… Мы сами выбрали такую профессию. Все отделение было закрыто на шесть дней, мы все взяли отпуска и одновременно заказали все, что надо, после чего постепенно возобновили работу". И сразу появилось много взрослых пациентов из закрытых практик.

Сейчас в стоматологии есть все необходимое — одноразовые халаты, шапочки, вместо масок — респираторы. Пациентов принимают только по записи, даже к хирургу. Между пациентами больше пауза, кабинеты проветриваются. Дезинфекция всегда была. Увы, пациентами такие повышенные меры безопасности обойдутся недешево — плюс 9,50 евро к каждому визиту. "Первая больница — большое медучреждение, где половина услуг оплачиваемы государством, — говорит Дриксне. — Но от государства была одна поставка груза с респираторами. Да, на большое учреждение закупки получаются дешевле, но все равно все очень подорожало". По словам Дриксне, детей впечатляет новое обмундирование зубных: "Мы стали похожи на ликвидаторов из фильма "Чернобыль", нас сразу воспринимают серьезнее".

Одной из важных проблем Дриксне назвала ситуацию с молодыми людьми, которым во время чрезвычайной ситуации исполнилось 18 лет. До этого возраста стоматологию оплачивает государство, но в чрезвычайной ситуации многие не успели использовать свой шанс. Сейчас идут переговоры с Национальной службой здравоохранения, чтобы продлить сроки. Также Дриксне надеется, что государство найдет возможность покрыть хотя бы часть затрат на индивидуальные защитные средства.

Онколог: "Можно ждать бума пациентов"

Мы теперь как ликвидаторы из сериала "Чернобыль". Пандемия Covid-19: реальные истории латвийских врачей
Foto: LETA

Несмотря на то что во время чрезвычайной ситуации для пациентов с реальными подозрениями на рак ограничений не было, сейчас онкологи столкнулись с уменьшением числа посетителей. Так отразилось затруднение доступа к обследованиям и семейным врачам, считает президент Латвийской ассоциации онкологов Янис Эглитис. Работы стало меньше как в хирургии, так и в "зеленом коридоре" — только на прошлой неделе запись начала пополняться новыми первичными пациентами.

"За помощью обращались пациенты с такими онкологическими заболеваниями, которые, например, вызывают нарушения пищеварения и другой существенный дискомфорт, — уточнил Эглитис. — Там же, где проявления болезни не такие сильные и не так ухудшают общее самочувствие, например, новообразования на коже или опухоли в груди, поток пациентов снизился". Ко всему прочему временно была остановлена госпрограмма скрининга, которая приводят некоторых пациентов в онкологию".

В химиотерапии и лучевой терапии наблюдалось даже превышение плана. Ведь многие начали лечится до начала чрезвычайной ситуации. По мнению онколога, гипотетически после отмены всех ограничений можно ждать некоего бума онкологических пациентов, но обычно в летние месяцы все же наблюдается спад… Эглитис считает, что все действия властей в области медицины (в частности, онкологии) были адекватны, но поскольку перерыв в медицинских услугах все же ухудшает здоровье населения, в случае второй волны его лучше избежать — просто ввести более строгие правила оказания услуг.

ЛОР: "Лучше один раз увидеть ухо, чем десять раз про него услышать"

Среди самых рискованных специализаций оказались отоларингологи, многие из которых на пике пандемии отказались работать. Журналисту Delfi удалось (анонимно) поговорить с доктором, которая не работала очно только первые 10 дней (но и в это время вела бесплатные телефонные консультации), пока не достала респираторов и одноразовых защитных костюмов с фартуками, после чего возобновила прием "острых" пациентов.

"По телефону было возможно приглушить острую боль, выписав антибиотики, — рассказывает она. — Пациент присылал фото, например, уха. Что-то снаружи можно увидеть, но диагноз по этой картинке поставить трудно. Да и самому пациенту трудно объяснить, какая у него боль — ноющая, стреляющая, давящая… Лучше один раз увидеть, чем десять раз услышать. За 10 дней таких проблем скопилось — мы возобновили прием. Сперва — острых. Потом и остальных. К примеру, сегодня пациент пришел — у него развилась опухоль в горле так, что уже не мог глотать, но терпел, думая, что прием не ведется".

В первые месяцы пациентов с больным горлом просили предварительно сделать тест на covid-19, сейчас, когда ситуация лучше, такого жесткого требования нет. В целом, по наблюдению ЛОРа, сейчас пациенты меньше болеют респираторными заболеваниями. Во-первых, это время года не сезон — пика ждут осенью. Во-вторых, все меньше обмениваются инфекциями. Раньше примерно половина пациентов были дети, после того, как они несколько месяцев провели дома, они почти не болеют простудными заболеваниями. Врач считает, что в ее сфере удаленные консультации больше подходят для чрезвычайной ситуации. Впрочем, электронная форма направлений сильно облегчает работу.

Дерматолог: "Не откладывайте новообразования на потом!"

Мы теперь как ликвидаторы из сериала "Чернобыль". Пандемия Covid-19: реальные истории латвийских врачей
Foto: Publicitātes foto

Для руководителя Derma Clinic Riga дерматолога Раймонда Карлса кризис начался на две недели раньше, чем у всех. Возвращаясь с профессионального конгресса в Москве, где он получил звание почетного члена Национального альянса дерматологов и косметологов, он узнал, что подлежит двухнедельной самоизоляции. Одновременно "под замок" попали и три врача клиники, вернувшиеся из командировок. Пришлось в режиме онлайн оперативно начинать перестройку работы клиники для ситуации "большого шухера".

"Кого можно было консультировать из дома, консультировал заочно, — рассказывает доктор Карлс. — Видеоконсультация хорошо подходит ко многим дерматологическим проблемам, но не так идеальна для диагностики новообразований. Дерматоскопию, к примеру, заочно не проведешь — я отправлял таких пациентов к коллегам. Когда же вышел приказ об остановке амбулаторной медицине, клинику пришлось законсервировать. Сейчас работу полностью возобновили, вернув в лист ожидания всех, кто пропустил визит в марте-апреле. Ведь у вовремя не "пойманного" новообразования последствия могут быть печальными. За первые недели работы пока никому диагноз меланомы не подтвердился — я рад. Возможно, что карантин уменьшит количество заболеваний передающихся половым путем, однако, радость отмены карантина может способствовать некоторой компенсации статистики".

По наблюдениям доктора Карла, на фоне стресса от неопределенности ситуации дерматологи уже сейчас видят обострение таких дерматологических заболеваний, как псориаз, нейродермит и других. Некоторые принимают свои кожные болячки за возможные проявления covid-инфекции — их надо успокаивать. Доктор призывает при любом подозрении человек не откладывать визита к врачу из-за боязни инфицироваться. В клинике приняты все меры безопасности, все сотрудники обеспечены масками, щитами, дезинфекцией. Время визита выросло, между пациентами — "окно". При этом визит подорожал всего на цену одной простой маски — ее можно принести и свою.

"У меня ощущение, что выпуск масок и санитайзеров стал настоящей золотой жилой для многих компаний, которые раньше к этому не имели никакого отношения. Цена простой хирургической маски подскочила в 30-50 раз. Мы получили определенное количество респираторов от национальной службы здоровья, но этого, конечно, недостаточно. Если стоимость защитных средств не снизится, визит в клинике подорожает".

По мнению доктора, популярность видеоконсультаций в его сфере вырастет, особенно среди молодых людей и тех, кто живет не в Риге.

Гинеколог: "Могут быть перебои с поставками контрацепции"

Мы теперь как ликвидаторы из сериала "Чернобыль". Пандемия Covid-19: реальные истории латвийских врачей
Foto: Publicitātes attēli

Частнопрактикующий гинеколог Наталья Калашникова отмечает, что во время чрезвычайной ситуации главными пациентами были беременные. И даже с ними приходилось чаще работать дистанционно.

"Очный прием наши врачи вели по одному дню в неделю — то есть всего три дня. Поначалу было напряженно со средствами индивидуальной защиты. Сейчас я сама работаю три дня в неделю. Медсестра и регистратор пока на пособие по простою, так что все делаем сами — из-за оформления документацию уходит в полтора раза больше времени. В частной практике небольшая приемная — безопасно в приемной могут разместиться всего двое. Но цен поднимать не планирую — понимаю, что люди сейчас не смогут нормально зарабатывать Некоторым даже приходится оплачивать визит в рассрочку".

Калашникова тоже отмечает, что оплата консультаций по телефону — мизерная, треть или четверть от обычного тарифа, несмотря на то, что на нее уходит очень много времени. "Сперва мне казалось, что это удобно, но вскоре осознала, что звонки с утра до вечера не позволяют работать последовательно, постоянно отрывают от начатого дела. "Гораздо проще выйти на работу, назначив время приема. Но на приеме я не могу ответить на звонки, только за понедельник пропустила 27 звонков. Реальная очередь стала короче — люди реже обращаются, видимо, еще побаиваются. Плюс у меня было много пациентов, которые постоянно не живут в Латвии — они сейчас приехать не могут". Видеоконсультации, по мнению доктора, в сфере гинекологии — тоже не выход: "Мне надо заглянуть вовнутрь…"

По новым рекомендация Национальной службы здоровья, если у пациента нет симптомов респираторных заболеваний, можно работать и без маски, но Калашникова предпочитает перестраховаться. "Славу боги никто из моих пациенток не пострадал от Covid и никаких заболеваний не запустил. А все беременные строго соблюдали изоляцию, даже в магазин старались лишний раз не ходить. Как может отразиться Сovid-19 на беременности и состоянии ребенка, Калашникова рассуждать затрудняется. По счастью, в Латвии не было инфицированных рожениц. В описанных случаях других стран дети рождались здоровыми, но как может повлиять тяжелое течение болезни — токсины, стресс — неизвестно.

"Ученые в мире фанатические, вакцину изобретут. Я оптимист, — говорит Калашникова. — Конкретно я запланировала поездку зимой на лыжный курорт. Мне даже нравится, что сейчас не надо покупать модельных туфель и нарядов, а можно ходить в спортивной обуви и рациональной одежде. Не нравится, конечно, что нельзя также тесно, как прежде, общаться с друзьями. Сегодня у меня был разговор с представителями фармацевтической фирмы — предупредили, что могут возникнуть задержки с поставкой отдельных контрацептивов. Придется искать альтернативу".

У вас уже есть активная подписка!

Это платная статья.

Чтобы продолжить чтение, скачайте последнюю версию приложения DELFI или продолжите чтение с помощью интернет-браузера.

Читать статью.
Чтобы продолжить чтение, оформите абонемент. Если вы уже оформили абонемент,
Что дает подписка

Tags

Медицина без короны "Медицина без короны" Коронавирус
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.