Бездорожье, конопля и деревенская тишина — как пара из Лондона перебралась в латгальскую деревню



"Сначала проверьте, чтобы к выбранному вами хутору вела дорога", — с этого совета Андрис Вишневскис начинает рассказ о том, как они вместе с подругой жизни Деборой решили переселиться из Лондона в латвийскую деревню — в поселок Обелишки в Вилянском крае. Их хозяйство теперь известно как конопляная ферма Obelisk farm, которая производит, в основном, разные товары из конопли. Хотя и не только.

Андрис — рижанин, а Дебора — португалка. Оба пожили во многих странах, но мечта о собственном доме для них воплотилась в небольшом латгальском поселке, в собственном деревенском доме. Пара растит сына и дочь и занимается выращиванием конопли, что привлекает, в том числе, и туристов.

Сначала делали дорогу

План перебраться из Риги и Лондона, где Андрис и Дебора раньше жили и работали, в спокойное местечко в деревне, пара вынашивала довольно долго. До его воплощения в жизнь прошло целых пять лет. Новая собственность нашлась аккурат посередине между Вараклянами и Вилянами, недалеко от леска с железной дорогой. Дорога действующая и потому иногда вдалеке слышен шум проходящих поездов. У пары своя теплица, а летом — и садик, в котором растут дары сельской природы.

Поначалу Андрис хотел уехать в Португалию, но потом чаша весов склонилась в пользу Латвии — у нас дешевле, и этот фактор стал решающим при выборе места жительства. У Деборы до переезда не было ни малейшего представления о том, какой будет жизнь в деревне. Она просто хотела сбежать из суеты Лондона.

Я устала жить на съемных квартирах, хотелось чего-то своего.Дебора

"Казалось само собой разумеющимся, что к дому должна вести дорога, однако дороги тут не было", — Дебора уделяет этим кажущимся простыми вещам огромное значение. Первые годы пришлось своими силами строить дорогу, чтобы на машине можно было нормально подъехать к дому. Пришлось серьезно поработать и над превращением дома в пригодное для жизни место — поначалу в нем не было окон, недоставало и других удобств.

У Андриса есть родственники в окрестностях Тукумса и Айзпуте, но пара выбрала Латгалию — исключительно из финансовых соображений. В Курземе подобная собственность стоит гораздо дороже. А позже Андрис узнал, что его дед родом из Даугавпилса.

Интернет лучше, чем в Лондоне

"Детские сады есть, школы есть, семейные врачи есть", — перечисляет Андрис обязательные для жизни вещи. А еще для него очень важны свежий воздух, природа и свобода, а также чтобы детям было, где бегать и чем заниматься. В магазин семья ездит один раз в неделю, но все коммуникации и интернет в доме есть. Планируя перебираться в деревню, оба боялись, что не будет интернета, но оказалось, что в латвийской глубинке соединение лучше, чем в Лондоне.

Фото: Арита Строде-Клявиня

И Дебора, и Андрис радуются, что в Латгалии нет таких пробок, как в больших городах. "Пробка в деревне только если ты куда-то влез и не можешь выбраться, например, весной или осенью", — говорит Андрис.

Сначала, сразу после переезда, Андрис еще работал в Риге, чтобы заработать дополнительные деньги. Дебора вспоминает, какими темными и страшными ей казались тогда вечера дома одной, с детьми. И как ей казалось, что кто-то все время смотрит снаружи в окно. Из-за этого параноидального ощущения даже убрали все занавески с окон, хотя теперь паре ясно, что для переживаний не было оснований. Надо было просто привыкнуть к настолько новой жизни.

"Эта темень и тишина, которые тут были сначала, стали для нас сюрпризом", — вспоминает португалка. Она продолжает: "Мы привыкли, что всегда вокруг есть люди, поэтому пришлось заново привыкать к тому, что здесь их нет".

Одним из самых главных преимуществ жизни в латвийской деревне Андрис и Дебора считают возможность наблюдать и испытывать все четыре времени года. "Здесь можно видеть, как сменяют друг друга времена года. Как весной начинают петь птицы, осенью они улетают и с деревьев опадают листья… а весной все начинается снова. Тут все иначе, нежели в городе", — говорит Андрис.

Дела соседские

По словам Деборы, в Португалии нежданный приход соседей — обычное дело, но тут им пришлось пережить появление гостя без предупреждения лишь единожды, как раз тогда, когда у пары гостила сестра Деборы. Дети тогда спали, Андрис что-то делал в саду, а сестры вдруг почувствовали, что в доме есть кто-то еще. Решили проверить, кто к ним заявился без приглашения, Дебора даже взяла в каждую руку ножницы. Но ножницы не понадобились — оказалось, что в гости зашла соседка Фрося.

Фото: Арита Строде-Клявиня

Когда Андрис и Дебора только перебрались в свой новый дом, они обошли ближайших соседей, чтобы познакомиться и сказать, что теперь будут тут жить. Однако тетя Фрося пригласила их к себе в дом впервые лишь три года спустя. Этот визит к соседке-поэтессе запомнился им как интересное приключение. Отправились туда с детьми, сестрой Деборы и добровольным помощником Джейкобом, который тогда у них гостил. Из всех них лишь Андрис понимал русский язык. Хозяйка угостила гостей кофе с булочками и начала читать на русском свои длинные стихи. Андрису дали ответственное поручение: переводить так, чтобы и остальные понимали смысл. Этот визит все запомнили как милое и веселое приключение.

Чеснок вместо конопли

Первой в новом хозяйстве появилась теплица, ибо у пары было представление о том, что сад у них должен быть обязательно. "Приятно, когда сам вырастил что-то в своем садике", — радуется Андрис. Ему было ясно — если у тебя есть три гектара земли, на них надо что-то выращивать. Однако идея о том, что этим "чем-то" может быть конопля, появилась уже после приобретения недвижимости. Поначалу были поочередно рассмотрены и отвергнуты разные варианты, включая выращивание чеснока и клубники.

Молодой семье потребовалось два года, прежде чем они определились с тем, что будут выращивать и чем заниматься. Только после этого оба углубились в вопрос и стали интересоваться условиями выращивания, семенами конопли и всем прочим. Учились на своих и чужих ошибках, экспериментировали с разными подходами и вариантами обработки конопли. С каждым годом получалось все лучше.

"Сначала мы сеяли коноплю и да, она выросла — но что дальше, как ее убрать? Что делать мы не знали, всему учились сами", — вспоминает Андрис. Может показаться, что в деле выращивания конопли главные работы проходят летом, но на самом деле совсем наоборот — зимой ее надо обрабатывать и готовиться к следующему сезону, а это куда более трудоемко. По словам пары, на достигнутом они останавливаться не собираются — в следующем сезоне, например, откроют музей конопли. "Круглый год есть работа, но зимой сложнее, ибо в четыре часа уже темно", — говорит Андрис.

"Главное не то, что мы выращиваем, а то, что мы — семья, живем в своем доме и худо-бедно себя обеспечиваем. Цель — быть счастливыми и все равно, живешь ты в городе или в деревне. Мы свой способ достижения этой цели не навязываем, у каждого он свой", — говорит Андрис, а Дебора с ним соглашается. — "Это наш дом, мы чувствуем себя в нем в безопасности и никуда не хотим из него уезжать".

Создатели проекта «Против течения»: содержание – Криста Мелиса Алтане, Сармите Гайдуле, дизайн – Наталья Шиндикова, разработка – Карина Сабецка, перевод – Наталья Хлапковска, фото – частный архив и Shutterstock.
DELFI использует cookie-файлы. Если вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете DELFI разрешение на сбор и хранение cookie-файлов на вашем устройстве.