Хозяин леса: бывший рижанин вот уже 30 лет дает деревьям вторую жизнь


Мебель, которая словно вышла из лесной сказки, зеркала в своеобразных рамах и ложки, подходящие как для супа, так и для чесания спины. Почти все, что есть в доме, Зигмунд Лауриньш сделал своими руками из материалов, которые нашел в лесу. "Сказ про то, как можно использовать материалы, которые вокруг нас", — говорит мужчина, который еще 30 лет назад перебрался в свой дом в Лубее, в Лиезерской волости Мадонского края.

Без телевизора, с ближайшим магазином в 25 километрах, но зато с бесчисленными "дизайнерскими" вещицами, которых не увидишь больше нигде. По словам Зигмунда, у него есть все, что надо для жизни, и в Ригу он возвращаться не планирует. Когда-то он называл себя рижанином, но в 18-летнем возрасте отправился на север на заработки и, привыкнув к лесу и тайге, оставаться в городе больше не захотел.

В 1988 году они с женой изучали карту и искали место, рядом с которым не было ни производств, ни военных баз, а значит — не было и загрязненной среды.

Это было стечение обстоятельств. Мой крестный, у которого в этих краях были охотничьи объекты, рассказал, что некая тетушка продает дом. Это был перст божий, Он захотел, чтобы я сюда попал. Ну, я и попал.Зигмунд

От мелочей до узорных потолков — все своими руками

В доме все было по советским стандартам, в том числе и протекавшая крыша. Зигмунд дом обновил, хотя и 30 лет спустя еще не сделал все, что хотел. Рядом с домом 25 лет назад построил баню, на втором этаже которой иногда ночует. "Когда тут неделю сам по себе поживешь, все жизненные ценности меняются", — уверен он.

А еще он углубил пруд у баньки, из поваленных деревьев соорудил дровяной сарай и построил печь, в которой на праздники печет хлеб. Сам, без предварительных знаний, устроил в доме систему отопления, которая вместе с выпаркой кленового сиропа нагревает пол и воду в бойлере. Зигмунд объясняет, как это у него получилось: "Вошел в состояние транса и сказал: "Боже, дай мне знания сантехника!". У человека огромный потенциал, надо только его раскрыть".

Зигмунд превратил свой дом в место, приятное не только глазу, но и носу. За это отвечают развешенные повсюду пучки трав и веники, собранные по всем правилам банных процедур. Самым старым из них, по словам хозяина, больше пяти лет, а все равно пахнут. Показывая дом, Зигмунд рассказал, как сделал кровать, стол и стулья из сосны, которая во время бури была выворочена с корнем. А еще он сделал красивый кокле, занимающий почетное место в центре комнаты, а также барабан. Последний, впрочем, он отвез в школу и отдал в школьный оркестр. Зигмунд ценит каждую веточку, которую дает природа. Из одной сделает тарелки и ложки, а другие, поинтереснее, превращает в красивые декоративные элементы, в изобилии украшающие дом.

Детей и невидящих познакомил с деревом

Творит он не только потому, что талантлив, но и потому, что в юности учился на столяра в Рижской 17-й профессионально-технической средней школе. Кроме того изучал историю культуры и домоводство, но за год до окончания бросил из-за "недостатка мотивации". "Это было в 2006 году, я был уже довольно взрослым дяденькой", — смеется Зигмунд. И добавляет: "У меня большой опыт работы с деревом и была мысль, что я смогу передать знания детям. Но потом понял, что могу это сделать иначе [нежели став учителем труда]". С того момент Зигмунд путешествует по школам, давая детям возможность сделать из дерева разные поделки.

А однажды он решил позвонить в Латвийское общество незрячих, чтобы познакомить с деревом людей, которые не могут его увидеть. На вопрос и как он собирается это сделать, ответил: "Через чувства — шестым чувством!". С таким названием, "Шестое чувство", была создана и выставка в Мадонском музее, на которой выставлены его работы. Он поясняет: "Как незрячим расскажешь, каким выросло 50-летнее дерево? А вот если они руками могут потрогать его годовые кольца — можно их познакомить! А каков веник — какая разница между липой и дубом? Можно потрогать, понюхать, попробовать. Меня удивило, что большая часть членов общества ни разу не была в лесу. Я подумал, что это не дело. Они приехали ко мне на автобусе, и мы гуляли по лесу и рвали малину. В итоге люди смогли ощутить как колются колючки, какие на ощупь листочки, как все вокруг пахнет. Так и познакомил их — через ощущения".

Играет на пианино, но нот не знает

А еще Зигмунд в свободное время играет на пианино, хотя нот и не знает. "Это такое медитативное состояние — ты в него входишь и на своей волне что-то…" Он садится за пианино, прерывает рассказ и начинает играть. Даже и не скажешь, что Зигмунд самоучка. Он и сам не может толком рассказать, как у него получилось, хотя и признает, что музыкальными инструментами интересуется с детства. С музыкой у него связаны и смешные истории. "Когда-то танцевал в ансамбле народного танца Gatve и у нас был концерт в опере в году этак 1979-м. В коридоре у стены углядел органчик. Концерт идет, а у меня была пауза и думаю — дай, поиграю. Начал играть и вдруг слышу какой-то шум. Оказалось, что звук от того органа выходит прямо на сцену. Захлопнул крышку и бегом оттуда! Сделал вид, что ни при чем", — вспоминает Зигмунд.

О том, что он по-прежнему танцует народные танцы, свидетельствует народная одежда в сенях. А будни Зигмунда связаны с работами в саду, сбором ягод и грибов и созданием восковых свечей. "Мне нравится романтика. Зажгу эту свечку, сижу и смотрю на огонь. Зима для меня — это свет свечи, земляника и собственноручно сваренный кленовый сироп", — рассказывает хозяин, угощая гостей десертом собственного приготовления. И продолжает: "С чего бы это я стал жить в Риге? Чтобы сидеть в четырех стенах? Назовите хоть одну причину! Тут все есть. Бросил я ездить в Ригу, ничего в ней нет. Рига шумит. И хотя людей очень много, человек там часто чувствует себя одиноким. Меня там не поймут, если я подойду к кому-нибудь и попробую начать беседу, а в деревне это сделать легко". Он убежден, что устает не от тишины, а от людей.

Мечта о поселке ремесленников

Зигмунд хочет передать страсть к своему образу жизни и другим людям, особенно молодежи. Его главная мечта, над воплощением которой он активно работает — создание поселка ремесленников. Он в нем хочет видеть ткачей, кузнецов и столяров в льняных рубахах и детей, которые сверкают босыми пятками. Зигмунд поясняет: "Если бы мне, как туристу, сказали, что в Вентспилсе или Лиепае есть ткачи, я бы не поехал их смотреть. Но если бы мне сказали, что там есть другие ремесленники и что это молодые люди, которые там живут и работают, что у них там детский сад и своя школа — я бы захотел это увидеть, еще бы и заплатил".

По его мнению, есть много молодых талантливых людей, которые заканчивают школу и "идут работать в Rimi" или уезжают в Англию. Их талант просто сгорает зря, считает Зигмунд. Поэтому он надеется, что его рассказ вдохновит молодых людей, которые решатся помочь ему воплотить мечту. "У меня только две руки, я могу до гроба делать и не сделать, поэтому нужны молодые. Я могу дать крышу над головой и накормить. У меня всего хватит", — с улыбкой предлагает Зигмунд.

Создатели проекта «Против течения»: содержание – Криста Мелиса Алтане, Сармите Гайдуле, дизайн – Наталья Шиндикова, разработка – Карина Сабецка, перевод – Наталья Хлапковска, фото – частный архив и Shutterstock.
DELFI использует cookie-файлы. Если вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете DELFI разрешение на сбор и хранение cookie-файлов на вашем устройстве.