Пчелы, Гайзинькалнс и деревенская идиллия: почему Сандрис вернулся в родное Видземе

Сандрис Акманс вырос в Эргли. Как сам говорит — в "очень красивой гористой местности". В Латвийском сельскохозяйственном университете получил диплом технолога пищевой промышленности, какое-то время работал в Риге, но уже шесть лет, как вернулся к деревенской жизни — в хозяйство Rogās Лиезереской волости Мадонского края. И теперь заботится о пчелах.

Родители Сандриса жили в Эргли, а в то хозяйство, в котором сейчас он живет, он приезжал в гости к родным. Добрый десяток лет Сандрис проработал в Риге на большом предприятии, но потом решил что-то изменить в жизни. От родных осталась собственность в деревне, куда мужчина приезжал отдыхать на выходные, но в какой-то момент стало понятно, что этого мало и надо подходить к делу серьезнее. "Это чудесное место, всего в семи километрах от Гайзинькалнса. И здесь есть все возможности вести хозяйство так, как считаешь нужным", — рассказывает Сандрис. Поначалу ему пришлось заняться восстановительными работами (они продолжаются и сегодня) ибо, как и все старые дома, этот свое уже отслужил.

Сделать выдуманную деревенскую идиллию реальностью

Свой выбор переехать жить в деревню он характеризует как "этап развития личности и перемен". Многие, пожив в городе, часто возвращаются назад в деревню, чтобы начать свой бизнес и посмотреть (как об этом говорит Сандрис): "та деревенская идиллия, о которой мечтается в городе — она только идиллия или все же реальность".

Окрестности своего дома Сандрис характеризует как "традиционный латвийский пейзаж" с холмами, долинами, старыми дорогами и лугами. "Посреди всей этой романтики — гранитные дороги, которыми можно наслаждаться, но иногда приходится бороться. Но и они — часть всего [того хорошего, что есть в латвийской деревне]", — философствует Сандрис.

Хобби выходного дня стало работой

Заниматься пчеловодством Сандрис начал сам, как самоучка, ведь ни его родители, ни бабушка с дедушкой, ничего такого раньше не делали. Он читал книги, искал информацию в интернете, но потом, чтобы "не заблудиться в трех соснах со своими знаниями", пошел на специальные курсы при Обществе пчеловодства. Они стали своеобразным подтверждением того, что он научился всему верно.


Первый год в деревне был самым интересным. "Появлялось понимание, как это все происходит, развивается, что все возможно. Никаких скидок нет, работать надо как и в городе и даже больше — не восемь, а 12 или даже 16 часов в день", — рассказывает Сандрис.

Бортничество для Сандриса было "увлечением выходного дня" задолго до того, как он решил перебраться в деревню насовсем. "Я ушел с работы в городе не на пустое место, определенные зарубки у меня уже были", — вспоминает он.

Теперь пчеловодство — моя профессия и я уверен, что профессиональный подход резко отличается даже от очень серьезного хобби. Это твое рабочее место, твои доходы, так что отношение немного другое. Ты выкладываешься до конца. Сандрис

Раньше на выходные мужчина приглашал бесплатных помощников из разных стран, но этим летом всерьез намерен найти кого-то на зарплату — хозяйство разрослось и требует большего внимания.

Сандрис не только заботится о пчелах, но и рассказывает о них другим. Он удачно реализовал совместный проект с "Банком проектов", купив специальную одежду, которая позволяет детям летом приезжать на экскурсии и больше узнавать о пчелах, принимать участие в уходе за ними. Зимой он отправляется в школы и детские сады, рассказывает детям о пчелах, используя и весь свой инвентарь. Главная целевая аудитория — дети до шестого класса, их Сандрис считает самыми любопытными. Более возрастной аудитории он рассказывает о пчеловодстве как о бизнесе. Посещал и пансионаты, там многие их обитатели часто говорили, что в молодости тоже работали с пчелами.

Дверь в город никогда не закрыта

Семья Сандриса радовалась его решению перебраться назад в деревню, но решение он все равно принимал сам, сам радовался достижениям и сам грустил, когда что-то не выходило. Пытался сам решать проблемы, но и от окружающих получал слова поддержки. "Энергию дает уже то, что люди говорят, как им нравится твой продукт. Или звонят и благодарят за классную экскурсию. Эти ощущения ни за какие деньги не купишь", — говорит он.


"Сидя в офисе в городе часто удивляешься — как это уже Лиго, когда недавно еще было Рождество", — говорит он, добавляя, что главным в деревне считает возможным наслаждаться природой и сменой времен года. А еще в деревне не надо сидеть в пробках. Главный минус деревенской жизни — качество дорог, которое сильно усложняет и доставку продукта, и саму возможность попасть, куда надо. "Было бы здорово, если бы Гайзинькалнс, как самая высокая точка Латвии, когда-нибудь получил асфальтовую дорогу, по которой до него можно было бы доехать", — мечтает Сандрис.

Деревню и свой выбор он не идеализирует. "Никогда не надо закрывать двери, позволяющие вернуться назад в город", — говорит он. Сандрис не может предсказать, куда приведет его жизненный путь. "Может быть, лет через двадцать деревня мне наскучит, и я снова захочу пожить в городе", — рассуждает он. И добавляет, что и такие небольшие городки как Мадона или Цесис — не самый плохой вариант для жизни.

Создатели проекта «Против течения»: содержание – Криста Мелиса Алтане, Сармите Гайдуле, дизайн – Наталья Шиндикова, разработка – Карина Сабецка, перевод – Наталья Хлапковска, фото – частный архив и Shutterstock.
DELFI использует cookie-файлы. Если вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете DELFI разрешение на сбор и хранение cookie-файлов на вашем устройстве.