Злые горожане, витрины магазинов и каменные джунгли: Почему Кинтия вернулась домой, в Видземе


Вырасти в деревне под Мадоной, перебраться в Ригу из-за учебы, но, последовав зову сердца, вернуться назад в покой и тишину… Кинтия Андерсоне ни на миг не пожалела о своем выборе, отмела все предложения о жизни за границей и все столичные возможности. Она — живое доказательство того, что для переезда в деревню вовсе не нужны веские причины. Сейчас она наслаждается свежим воздухом в деревне Стари в Даукстской волости Гулбенского края.

Кинтия всегда была дитем природы. Детство провела в Дзелзавской волости Мадонского края. Девять лет училась в местной школе, параллельно пять лет ходила и в Цесвайнскую музыкальную и художественную школу. С родителями и сестрой жила в доме практически в настоящей глуши. "Вокруг леса, луга, а летом — кукурузные поля. Летом там было особенного классно — никто не видел, чем я занималась. Полная свобода, тишина и покой", — вспоминает Кинтия.

Впрочем, деревенское детство девочки не было одним сплошным отдыхом. Надо было полоть грядки и собирать урожай. Кинтия вспоминает, как они с мамой и сестрой осенью мариновали огурцы и готовили салаты на зиму, которые потом закатывали в банки и клали в погреб к другим запасам. "Когда спускалась зимой в погреб, была счастлива, что могу взять собственноручно закатанные огурчики или салатики", — радуется Кинтия.

Ей трудно вспомнить самый яркий момент детства, потому что все детство было одним большим событием. "В песочнице с сестрой жарили песочные котлеты. С соседскими детьми играли в игру — в семью. Я была мамой, у меня был муж и дети. У всех были свои обязанности — мама с папой уходили на работу, дети оставались дома. В семье, когда муж с женой возвращались, появлялись деньги. Деньгами у нас были листья деревьев", — смеется Кинтия.

"Все детство было одним большим ярким моментом, ибо детство я провела в деревне, на природе, с цветами и деревьями. Прыгала босыми ногами по камушкам, бегала по лугам и не думала о грязных штанах или о том, что у меня весь рот в песке из-за тех котлет".
Фото: Кинтия Андерсоне

Столичная суета и витрины магазинов

После окончания Дзелзавской основной школы Кинтия три года училась в Гулбенской государственной гимназии, а в 2013 году перебралась в Ригу для учебы. "Училась в Рижском техникуме моды и стиля (RSMT) на фотографа. Первый год жила в общежитии. Друг Каспар перебрался со мной в Ригу, но поначалу мы не жили вместе. Когда закончила RSMT, решили съехаться. Начали жить в однокомнатной квартирке в Риге, на улице Таллинас и я поступила в Латвийский университет на факультет социальных наук", — рассказывает Кинтия.

Она не скрывает, что с трудом привыкала к Риге. Больше всего раздражали городская суета и злые люди в общественном транспорте. Неприятно было и то, что надо было все время быть начеку и следить за вещами. "У пешеходных переходов держала сумочку крепко-крепко, иначе кто-нибудь мог отобрать. А еще эти длинные очереди в магазинах. Магазины на каждом углу. И, кажется, хочешь денежку сэкономить, а потом как зайдешь в один магазин, потом в другой… А еще ведь надо по счетам платить, за аренду квартиры платить".

Но тяжелее всего было из-за отсутствия природы. Она ездила домой раз или два в месяц и каждый раз отдыхала душой.

Родители меня спрашивали, почему я плачу, а я только и могла ответить: "Я счастлива!". Когда приезжала в деревню из Риги, очень чувствовала разницу в качестве воздуха, и становилось так хорошо! Хорошо быть в деревне, видеть деревья, луга и цветы. В эти моменты я забывала про грязные улицы Риги и то, что я теперь там живу. Кинтия

Когда приходилось возвращаться в Ригу, она нередко лила слезы, но всегда знала, что учебу надо закончить.

"Нет" жизни за границей и возвращение в деревню

В Риге Кинтия и Каспар провели четыре года, но поняли, что не хотят в ней жить. "Друг в Риге все время работал с грузовыми перевозками в сфере логистики и хотел ехать в Канаду или Швецию, зарабатывать деньги. Я ему отвечала, что не могу, что мне нужна латвийская природа. Он мне говорил, что и в Швеции есть горы, а я ему отвечала: "Нет, мне нужна природа Латвии, холмы, леса и деревья! Мне нужны вкус и запах Латвии и мне все равно, что в Швеции есть сосны, мне нужны обычные латвийские дубы и липы!". Одновременно у нас появилась возможность жить в его родной волости — в поселке Стари. Туда и перебрались", — с улыбкой на губах рассказывает Кинтия.

Деревенские друзья этому решению обрадовались, да и рижские знакомые поняли, что Кинтия без природы не может и поддержали ее решение. Больше других удивились родители. "Они мне говорили: "Что ты будешь делать в деревне? Зачем возвращаешься? Езжай за границу!". Но со временем поняли, что это наше решение и что мы взрослые люди и потому как решили, так и будет. "Если будет плохо, поедем в ту заграницу, а если повезет — останемся в латвийской деревне", — говорит Кинтия. Сейчас, по ее словам, и мама, и папа, и все друзья рады, что они рядом.

Сразу после возращения Кинтия какое-то время была безработной. Позже нехотя согласилась с предложением друга попробовать себя в логистике и работала на предприятии по перевозке грузов в Гулбене. По ее словам, на работе было тяжело: "У меня была депрессия, стресс, я потеряла аппетит. Вообще не хотела туда ездить". Когда Каспару предложили лучше оплачиваемую работу тут же, в Гулбене, из офиса ушла. "И сразу появилось объявление о вакансии в Доме культуры Стари у нас в поселке. Я обрадовалась, сходила на собеседование и через какое-то время мне позвонили и сказали, что я принята. Работаю там руководителем уже восемь месяцев. Организую мероприятия, работаю с молодежью, сделали разные творческие мастерские. Работа рядом, могу пешком ходить на нее и обратно домой", — радуется Кинтия.

Деревенские работы себя оправдывают

В деревенском доме она живет с Каспаром, которого называет будущим мужем. При доме — яблоневый сад, слегка заросший пруд. Деревенская идиллия! Заботы по хозяйству Кинтия и Каспар разделили поровну: "Мужчина делает мужскую работу по дому, например, колет дрова, а я больше вожусь в саду. Нам нравится работать вместе. Он приходит помочь, если в саду надо что-то сделать. Конечно, бывает, что сильно устаешь и вообще не хочется ничего делать, но я знаю, что садовые работы откладывать нельзя".


Кинтия не скрывает, что двухэтажный дом требует больше забот, чем однокомнатная квартира в Риге. И центральное отопление в столице заменил котел, который самим надо топить. "В Риге не было сада, достаточно было сходить на базар и попросить вон тот огурчик и этот помидорчик. А тут все надо сажать, полоть, собирать. В деревне много работы, но оно того стоит", — уверена Кинтия.

Самые большие плюсы жизни в деревне — покой, тишина и природа, считает Кинтия. Есть свой садик и свежий воздух, вокруг все свои, ибо поселок маленький. Плюс и то, что теперь она гораздо чаще видит свою семью, до которой всего 25 километров. "А единственный минус вижу в том, что в маленькой волости все про всех знают. Зачастую соседи разбалтывают, что у Кинтии то и это, а я-то и не знаю, что у меня, оказывается, такое случилось!", — смеется она.

Детей вырастят в латвийской деревне

Вопрос о плюсах жизни в Риги заставляет Кинтию надолго задуматься. Наконец, на ум приходят возможности образования и развлечения, да и регулярный общественный транспорт — это тоже хорошо. Минусов, однако, в разы больше, хотя Кинтия и подчеркивает, что это лишь ее личное мнение: "Может быть потому, что я выросла в деревне, меня в нее и тянет… Хотя бывают случаи, когда человек родился в деревне и его тянет в город. Кому-то нравится эта суета, хочется выйти в люди. Ну а я другая – я могу сидеть дома одна и мне будет, чем заняться. Я выросла в тишине и покое, душа по-прежнему их просит".

Именно поэтому Кинтия пока не хочет ничего менять. "Я чувствую, что друг в ближайшем будущем захочет поехать за границу, зарабатывать. Но если у нас обоих будет тут работа и все будет хорошо, в деревне и будем жить", — говорит она. Она не против путешествий, но детей растить за границей она не хочет — лучше тут, в латвийской деревне.

Создатели проекта «Против течения»: содержание – Криста Мелиса Алтане, Сармите Гайдуле, дизайн – Наталья Шиндикова, разработка – Карина Сабецка, перевод – Наталья Хлапковска, фото – частный архив и Shutterstock.
DELFI использует cookie-файлы. Если вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете DELFI разрешение на сбор и хранение cookie-файлов на вашем устройстве.