Фото: Privātais arhīvs
"Будь счастлив, сынок! Я сделаю все от меня зависящее, чтобы счастье тебя не отпускало", — написала в день шестилетия своего сына Марина Лаува. В разговоре с DELFI Woman она откровенно признается, что все эти шесть лет она практически не спит: "Но у меня нет права сесть и расслабиться, хотя пока света в конце туннеля я не вижу". Расслабляться действительно некогда — сейчас все силы молодой мамы направлены на то, чтобы собрать деньги на обследование и дальнейшую реабилитацию мальчика.

Эта история началась шесть лет назад. По подсчетам врачей, в графе "предположительная дата родов" было указано 25 августа 2012 года. К тому моменту Марина уже несколько лет жила в Лондоне, работая менеджером в отеле. Сама беременность протекала хорошо. За девять месяцев будущая мама набрала всего 15 килограммов, при этом ребенок, как говорили врачи, будет большой.

Будем тянуть!

25 августа Марина пришла на визит к своей акушерке. Она провела осмотр и сказала, в какой день приезжать, если роды до этого момента не начнутся. Шла 42-я неделя беременности. Роды не начинались, поэтому врачи решили их вызывать.

"Меня отвезли в родильное отделение, сделали эпидуральную анестезию. Открытие было нормальное, но ребенок никак не проходил. Первый укол уже перестал действовать, сделали второй. Тут схватки вообще прекратились. Поставили капельницу, чтобы их вызвать. Когда поняли, что ничего не происходит, сказали: "Будем тянуть!". Я спросила, не опасно ли это, на что акушерка мне ответила: "Я сегодня шестерых вытащила". Отвезли в операционную, подготовили к кесарево на всякий случай, но оно не понадобилось, поскольку врачи ребенка "вытащили"".

Малыша сразу забрали на первичный осмотр, затем показали его папе. Все было хорошо. "Нас отвезли в зал, где было много кроватей, огороженных занавесками. Родила я в два часа ночи, а в палату нас перевели утром, часов в восемь. Только когда я немного отошла, заметила, что у сына вся голова синяя, как будто один большой синяк. На лбу ссадина — я даже подумала, а не останется ли после нее шрам, под глазом тоже было пятно". Однако медики успокоили, сказав, что все в порядке. Еще раз все проверив, маму с ребенком отпустили домой на третий день после родов.

Тревожные приступы

Первые три месяца пролетели в обычном режиме молодой семьи. А потом жизнь начала постепенно меняться и не в лучшую сторону. "Я до сих пор отчетливо помню этот день. Муж взял Даню на руки покормить из бутылочки. Смотрю, как-то странно себя ребенок ведет: ест, ест, а потом в какой-то момент замирает, левый глаз заходит к переносице и наверх, и начинает бить себя рукой в грудь. Испугалась, что за ерунда такая. Муж успокоил, мол, может что-то приснилось".

Увы, это был не сон — теперь уже пристально наблюдая за сыном, Марина все чаще стала замечать такие приступы. "Пришли к к семейному врачу, объяснили, что происходит. И тут она сама все увидела. Увидела и сказала: "Все в порядке! Он просто маленький еще, развивается. Ты ведь тоже ручку в руках не сразу научилась держать. Через месяц приходите, должно все пройти".

Марина вспоминает, что этот месяц в ожидании того, что все пройдет, она наблюдала за сыном каждую секундочку. Не проходило. Наоборот — приступы становились все чаще и чаще. "Я пришла к врачу вся на нервах и уже на повышенных тонах заявила, что не уйду, пока она не отправит нас в больницу. С трудом, но мы туда попали".

Как только Даник поступил в больницу и его осмотрел невролог, тут же было сказано: "Вы остаетесь у нас".

Мальчику в срочном порядке сделали компьютерную томографию, энцефалограмму, МРТ. В результате он был переведен в клинику, специализирующуюся на невралгии. "К нам пришла доктор. Приступы продолжались. Она сразу сказала, какое лекарство дать, и оно помогло. С 23 февраля 2013 года, благодаря приему медикаментов, у сына нет приступов".

Лекарство, которое помогло, дают больным эпилепсией, однако, по словам врачей, приступы Дани отличаются и сказать, что это именно данное заболевание, они все-таки не берутся. На вопрос, почему вообще у ребенка появились такие приступы, ответить в Великобритании никто так и не смог, сводя все разговоры к тому, что, наверное, что-то пошло не так во время беременности.

Шокирующие диагнозы

"В итоге все 4 года, пока мы жили в Англии, я винила в случившемся исключительно себя. Только после возвращения в Латвию в 2016 году и сдачи всех генетических анализов выяснилось, что это родовая травма".

Фото: Privātais arhīvs
Марина признается, что она была настолько сконцентрирована на поисках причин и устранения приступов, что особо не замечала, что в развитии ребенок отстает от своих сверстников. Вскоре медики поставили диагноз — правосторонний парез. Назначили занятия у физиотерапевта, чуть позже — у логопеда. А в два с половиной года Даня прошел соответствующие тесты, и врачи пришли к выводу, что у мальчика аутизм.

"Какой же это аутизм!" — в один голос заявили в Латвии члены комиссии, которая должна была оценить состояние ребенка и дать разрешение оформить инвалидность. — "Это же ДЦП!". "Мир снова перевернулся…".

Цена будущего

8 сентября 2018 года Даниэлю исполнилось шесть лет. После развода родителей он живет вместе с мамой. Второй год посещает специализированный садик. Год как научился ходить, но еще не очень хорошо удерживает равновесие. Одеваться и есть ему помогают воспитатели, а дома — мама.

Мальчик знает много слов, но не разговаривает предложениями, различает все цвета и фигуры, умеет считать на разных языках, любит учить стихи. "Он может объяснить, что он хочет, но полноценной коммуникации у нас с ним нет, он меня не понимает, на вопросы не отвечает", — рассказывает Марина.

Как будет складываться жизнь дальше, четкого ответа нет. "Сложно, когда не видишь света в конце туннеля. Живу как на автопилоте. В какой-то степени не сойти с ума помогло то, что все наши проблемы вылезали постепенно, не было так, что все свалилось в один день. Да и нет у меня возможности и права сесть и расслабиться, надо двигаться дальше".

Фото: Privātais arhīvs
Марина — мастер по маникюру, что позволяет ей работать дома. Одна из постоянных клиенток рассказала о существовании благотворительного фонда "Вера. Надежда. Любовь". Вскоре Марина обратилась к нему за помощью, и ей было предложено отправиться осенью на полное медицинское обследование в Санкт-Петербург, после которого пройти курс реабилитации в Федеральном научном центре реабилитации инвалидов им. Г.А.Альбрехта.

"Я очень надеюсь, что мы попадем в Санкт-Петербург, что нам помогут, что у ребенка будет будущее", — с надеждой в голосе говорит мама.

В настоящий момент цена будущего составляет 4500 евро — именно такую сумму необходимо собрать на то, чтобы запланированная поездка состоялась.

Если вы хотите и можете помочь этой семье, то сделать это можно следующим образом:

  • позвонив по телефону 90006684, вы перечислите 1 евро 42 цента
  • набрав номер 90006560, вы пожертвуете 4 евро 27 центов
  • жертвовать можно и непосредственно на сайте фонда.

Большое спасибо всем, кто ранее откликнулся и помог собрать необходимую сумму для 11-летнего Маркуса Бролиша! Фонд сообщает, что он был успешно прооперирован 6 сентября и 22-го вернется из Санкт-Петербурга домой. В свою очередь сбор средств для четырехлетнего Дависа Янсона продолжается. Подробнее его историю можно прочитать здесь.

Читайте нас там, где удобно: Facebook Telegram Instagram !