Fоtо: Shutterstock
В Европе начинают всерьез относиться к симптомам долгосрочного ковида и постковида. Число пациентов, страдающих от таких симптомов, велико. Какую помощь им оказывают?

Тому, кто хочет попасть на прием к Максу Пензелю, необходимо набраться терпения. Почти 400 человек ждут своей очереди в отделении психиатрии и психотерапии в университетской клинике в Бонне. Все они страдают от долгосрочных последствий ковида и хотят как можно скорее начать обследование в недавно созданном амбулаторном постковидном отделении, где работает Пензель. Это место для тех, кто устал от походов от одного врача к другому.

Число таких амбулаторных отделений сейчас растет по всей Германии, тем не менее их пока все равно не хватает — потенциальных пациентов слишком много. Идея Пензеля заключается в том, чтобы как можно лучше изучить психические последствия перенесенного ковида. "С такими симптомами часто сталкиваются люди в возрасте от 30 до 50 лет, в самой расцвете жизни, когда перед человеком стоит множество задач", — говорит он. Тех задач, которые они больше не могут выполнять.

Симптомы затяжного ковида

Спустя 4 недели после выздоровления 5,8% переболевших ковидом остаются на больничном, говорится в исследовании Института Роберта Коха (RKI). После трех месяцев каждый десятый жалуется на такие симптомы как усталость, проблемы с дыханием, памятью, концентрацией, отсутствием сил.

Через полгода после болезни у одного от двух процентов появляются предпосылки для диагноза "синдром хронической усталости". При этом постковидным синдромом врачи считают жалобы на плохое самочувствие в течение 12 недель после болезни. После четырех недель после инфицирования они говорят о затяжном ковиде.

По словам Макса Пензеля, многим пациентам становится лучше, когда, наконец, подходит их очередь на обследование. "Тогда они говорят, что не знают, нужно ли приходить на прием, потому что чувствуют себя значительно лучше. После нескольких месяцев или года, согласно исследованиям, значительно меньше пациентов рассказывают об имеющихся у них симптомах. Но есть и те, кто находится в отчаянии".

Психологические проблемы

Пензель рассказывает о пациенте, который в начале пандемии находился в клинике на реабилитации. Родные могли навещать его лишь раз в неделю, а остальное время он был полностью изолирован. Мужчина до сих пор страдает от психологических последствий. Часто переболевшие ковидом испытывают чувство вины, связанное с их болезнью и задают мучительные для них вопросы: "Кого я заразил? Я виноват в том, что я заразил кого-то другого? Я сделал что-то ужасное?".

Часто к Пензелю приходят пациенты, которые страдают от так называемого постпрививочного синдрома: молодые, спортивные люди, у которых после прививки появились долгосрочные симптомы. Тема, о которой редко говорят в обществе.

Пензель рассказывает об одном молодом человеке, который каждые выходные проезжал на велосипеде по 200 км и готовился к соревнованиям по триатлону: "После болезни он больше не может этим заниматься, у него обнаружили миокардит. У мужчины появился страх. Ему казалось, что его прежний семейный врач не воспринимал его всерьез. Сейчас ему лучше, но к прежнему уровню нагрузок он пока не вернулся".

Каждый четвертый пациент, который обращается в амбулаторное постковидное отделение, уже получает психологическую терапию. Еще у 40% в анамнезе психические расстройства.
Для многих пациентов с затяжным ковидом непосильной задачей является не только подняться по лестнице, но и психологически разобраться с ситуацией

Выздоровел, но все еще нездоров

После трех месяцев работы отделения врач делится своим опытом: с помощью психотерапии и медикаментов неврологические и психиатрические симптомы могут хорошо поддаваться лечению. Но пандемия сама по себе ведет к росту психических заболеваний, говорит Пензель. Поэтому необходим более широкий спектр лекарственных средств и методов.
Пиа Чоудхари с этим согласна. Она сама страдает от последствий постковидного синдрома и рассказала об этом в СМИ. Чоудхари посещает различные группы само- и взаимопомощи и основала в Бонне инициативу "ПостCOVID - выздоровел, но нездоров".

"С такой болезнью, конечно, нелегко. Но мы все стараемся снова вернуться в нормальную, рабочую жизнь", — говорит Чоудхари. Свою задачу она видит следующим образом: "Мы пытаемся говорить с политиками, представителями касс медстрахования и клиник, чтобы они были на нашей стороне".

Кое-что в этом отношении в той же Германи уже происходит. Страховая группа Debeka впервые сообщила о том, что ковид может являться основанием для признания профессиональной непригодности и получения пенсии по инвалидности. "В 2021 году у нас были первые шесть таких случаев, и мы будем платить этим людям", — сказал председатель правления Томас Брам. Но Пиа хочет большего.

Пациенты, страдающие от затяжного ковида, попадают на прием к эрго- и физиотерапевтам. Амбулаторные отделения для постковидных больных появляются лишь в городах. При этом все больше исследований доказывают, что существуют долгосрочные последствия коронавирусной инфекции. И проблема действительно серьезная.

Многое по-прежнему зависит от семейного врача. "Самое важное — найти врача, которому я могу задать все вопросы и который воспринимает меня всерьез. Врача, который меня не высмеивает и не отправляет восвояси, обращаясь со мной так, как будто я не болен. Необходимы врачи, которые верят в затяжной ковид", — убеждена Пиа Чоудхари.

Читайте нас там, где удобно: Facebook Telegram Instagram !