close-ad

"Я и слава — обхохочешься!"  Нина Усатова про времена героев и гаджетов, вождей и хозяев

Фото: Евгений Петрушанский

Кристина Худенко

Как говорить о советском времени сегодня — ностальгировать, иронизировать или плевать трижды через левое плечо, чтобы не вернулось? В интервью порталу Delfi актриса Нина Усатова рассказала, что она думает о той эпохе и как 1936-й год представляет режиссер Константин Богомолов, который поставил на сцене БДТ спектакль «Слава».

Рига и Лиепая, Вентспилс и Резекне: театральный фестиваль "Золотая Маска в Латвии" расширяет границы. Пять актеров рассказывают о выдающихся спектаклях, которые в октябре 2019 года увидят латвийские зрители. 

Редкая актриса примерила на себя столько образов «русской женщины» — от простой деревенской бабы до миллионерши с характером — сколько Нина Усатова. Постановка Константина Богомолова на сцене БДТ по пьесе Виктора Гусева «Слава» добавила еще один бриллиант в ее коллекцию — как быть мамой, дарить уют и добро, когда страх разлит в воздухе, но жить-то надо сегодня и сейчас — другого времени этим людям не дано.  


Фестиваль "Золотая Маска в Латвии" 2019: "Слава"

  • Виктор Гусев
  • Большой драматический театр им. Г.А. Товстоногова, Санкт-Петербург
  • Режиссер: Константин Богомолов
  • В ролях: Нина Усатова, Валерий Дегтярь, Полина Толстун, Дмитрий Воробьев, Александра Куликова, Анатолий Петров, Геннадий Блинов, Василий Реутов, Елена Попова, Егор Медведев, Алена Кучкова, Виктор Княжев.
  • 26 октября на сцене театра "Дайлес".

«Слава» спаяна по голливудским канонам, — говорит о своей постановке Константин Богомолов в интервью Собака.ru. - Сюжетная и композиционная рифма там важнее идеологии… Мулен-Руж такой, когда герои танцуют-танцуют, а потом оказываются танцующими в космосе, и выстукивают степ по планете Земля…

Пьеса пафосно называется «Слава», но она сама несет разрушение этого пафоса. Гусев использует идеологические формы, чтобы пропагандировать вполне гуманистические идеи: что страх легитимен, что человеку позволено бояться погибнуть, что не надо лезть на амбразуру. Это антимилитаристская идеология строительства  мирной жизни. В пьесе проигрывает тот герой, который готов идти на жертву... Задача команды спектакля не рисовать впрямую ужасы сталинизма, а воспроизвести наш советский «Ла-Ла Лэнд».

Нина Усатова, как никто другой, способна внести простоту и человечность в свое окружение — любой пафос и фальшь отлипают от нее, как подгоревшая картошка от тефлона. Даже на слово «слава» она реагирует задористым хохотом.    

Как вы отреагировали на предложение Константина Богомолова?

До этого я совсем не была знакома с Костей. Предложение сделал наш худрук Могучий: «Нина, не хотели бы вы быть занятой в спектакле Богомолова «Слава»? Не задумываясь, я ответила: «С удовольствием!» И действительно получила большое удовольствие от работы с Константином. Он делал все легко, без нажима, подходил к каждому и тихо говорил очень точные замечания.

Кардиограмма спектакля — идеальная: кульминационный всплеск, падение, пауза, снова всплеск (сам Богомолов назвал это «по всем голливудским канонам», — прим. ред.). Не расслабиться и не заскучать. Сколько теток и матерей я на своем веку переиграла, но такого со мной еще не было — эта мать вышла у меня особенная!

Как выяснилось, Богомолов еще во время учебы в ГИТИСе мечтал о том, чтобы поставить эту пьесу Виктора Гусева 1936 года — план и музыка у него все это время крутились в голове. Только искал, кто ему разрешит ставить. И тут счастье — «зеленый свет» дали именно в БДТ, где была первая постановка пьесы.

Сохранились старые фотографии того спектакля — я никого из тех актеров уже не знала. Когда мы играли «Славу» в Москве в Малом театре, нам дали прослушать звукозапись более поздней постановки той же пьесы. Довольно забавно слышать манеру игры тех лет: такие паузы, другая речь, ритм… 

Сейчас все играют по-другому. Но несмотря на это, у нас не искажена ни одна страница того времени, ничего не прибавлено и не убавлено. Константин с головой погрузился в эпоху.  Было удивительно сравнивать, как то время воспринимает сегодняшняя молодежь и мое поколение, которое помнит Советский Союз. 

Спектакль "Слава". Фото: Стас Левшин

Они совпадали?

Думаю, у каждого было свое отношение к событиям на сцене и в жизни. Мой сын сказал, что временами ему было смешно, а где-то он даже плакал. Женщина лет семидесяти восторгалась: боже мой, где вы нашли таких настоящих пионеров моей молодости?!  

Как вы сами относитесь к тому времени?

Я не считаю, что его надо подвергать критике! Это наше время — мы смотрим на него с расстояния прошедших лет, но стараемся честно отразить тот исторический кусок, то наше состояние.  В спектакле нет и намека на издевку или иронию над тем временем, стихи льются легко, без надрыва. Мы все друг друга любим. При этом мы все прекрасно понимаем, чувствуем тот страх, который сидел в людях, когда их позвали в Кремль с собранными котомками. 

Помню, одна актриса сказала: какой ужас, как можно романтизировать то время и… ЭТОГО?! Но для нас это прозвучало как комплимент — значит, мы так хорошо погрузились в ту атмосферу. Люди ведь тогда так и жили — посмотрите любой старый фильм: «Дни Турбиных», «Волга-Волга», «Свинарка и пастух». Везде был герой, который воспевал то время. 

Это не спектакль про то, как мы сейчас к этому относимся — мы рассказываем о том, как тогда жили и какие были герои, хорошие люди: что они думали, о чем переживали, насколько были чисты душой, как совершали подвиги, не думая о себе. Слова «Родина» и «патриотизм» для них имели значение. Это сейчас они стали чем-то даже постыдным. В какой-то момент правда и ложь слились,  и люди уже не знают, чему верить. 

Вы за рубежом уже играли — там вас понимают?

Нет, мы еще никуда не выезжали. Но я не сомневаюсь, все это поймут — это нормальные человеческие чувства. Тем более что на нас ходит русскоязычный зритель. Честно говоря, я не ожидала, что в Санкт-Петербурге к этой постановке будет такое внимание — все время полные залы. Я всех своих родных и близких до сих пор не сводила: у меня запись по два человека на каждую дату — длинный список. 

Пьеса была поставлена в пик культа личности. Ваша семья пострадала под прессом советской власти — была раскулачена и сослана в Курганскую область. Как получилось, что в общем-то хорошие люди смирились и молча поддержали творившееся вокруг? Не знали, их запугали, не верили?

Все, что вы сказали. Вот дед мой, семью которого раскулачили и не раз подвергали всему самому ужасному… Его арестовали, и три месяца было неясно, где он. Бабка искала по всем тюрьмам. Я целый роман написала в тетради про то, как он все же вернулся домой и кто его нашел. Тем не менее в конце войны он все равно пошел воевать за Родину, хоть никто его не призывал. Сказал: «Я хоть в обоз готов!» А до этого они в тылу пахали на фронт.

Все страстно хотели, чтобы война побыстрее закончилась. Это потом стало выясняться, что кто-то даже в блокадном Ленинграде жил хорошо, а кто-то рядом пух от голода и холода. Много было судеб искалечено…

Но наша пьеса была написана до войны, а ее автор Гусев скончался в 1944 году. Кстати, именно он написал сценарий «В 6 часов после войны» — по нему Иван Пырьев снял великий фильм.  К нам приезжал внук Гусева — известный спортивный комментатор, рассказывал про деда. Это был удивительный человек!

Что вы думали тогда и думаете сейчас о ролях вождей и народа?

Это в каждое время было по-разному. Были времена, когда народу давали слово, а были, когда за одно слово можно было улететь сами знаете куда. Конечно, хорошо, когда в семье есть хозяин — самый умный, самый требовательный, самый ответственный. Все его должны уважать и доверять ему, а он будет защищать, кормить и учить.  Если такой человек есть — отец или дед — тогда семья крепкая. Семья без хозяина — сирота: жена неубранная, дети голодные.

В каждое время были свои вожди и правители. К сожалению, это всегда борьба. Не бывает так, чтобы все гладко и всем хорошо.

Но в какой момент получается, что сегодня — хозяин, а завтра — тиран?

Это когда зашкаливают амбиции, такая психопатия, вседозволенность — человек уже не понимает, что он должен делать. Когда сейчас узнаешь про все эти расстрелы и лагеря, то в голове одно: не может быть, почему это не остановили столько умных людей, которые были рядом?! А Гитлер как мог настолько зомбировать всех вокруг?! Поэтому вожди — очень тяжелая и отдельная тема.

Можно ли оставаться хорошим человеком в любых обстоятельствах?

Если человек сильный — он не будет лгать, но не всегда эта правда пойдет ему в помощь. Слабый быстрей ломается, но погибает быстрей сильный, который идет напролом. 

Фото: Стас Левшин

Сегодня одни ностальгируют по Советскому Союзу, другие плюют через левое плечо, чтобы не оказаться снова там. С какими ощущения связан он для вас?

Каждый вспоминает Советский Союз в меру своих знаний, бытовых и социальных условий в ту пору. Одни были у кормушки, другие обездоленные, а по третьим так прошлись, что до сих пор незаживающая рана на сердце, даже в нескольких поколениях. Все люди разные — под одну гребенку всех не сгребешь. Те, кто жили в деревнях, тяжело работали в колхозах — сами знаете, как там все непросто было: без паспортов, с трудоднями, зачастую впроголодь…

Тяжеленное время. Но мне жаль, что сегодня люди разучились трудиться  — проезжаешь где-то в глубинке по полям: земля невспаханная, запущенная, села разрушенные .

Вспоминается и много хорошего. Я была очень самостоятельной. В 15 лет уехала из дома учиться в город. Будучи студенткой, работала в пионерлагере. Мы с огромной ответственностью воспитывали наших пионеров, учили их совершать хорошие поступки… 

А что сейчас? Если человек поступает по совести, зачастую он как белая ворона. Честь, совесть, долг — эти понятия как-то потеряли значение. Брошенного котенка на даче не каждый подберет, а подобрал — уже поступок. Дети круглосуточно сидят в интернете. Жизнь у них стала не реальной, а виртуальной — мало общаются друг с другом. Книги не читают, а в электронном виде — прочитал и забыл. Нет у них той цены, как в наше время, когда мы гонялись за заветным томиком на черном рынке, а толстые журналы «Новый мир» передавали из рук в руки. 

Я понимаю, что без гаджетов сегодня нельзя, что это уже не выбросишь, а время вспять не повернешь, но как-то незаметно люди потеряли и совесть. Дети место в метро уже не уступают, совершенно нахально общаются с учителями, что раньше было немыслимо! Наверное, отчасти в этом и сами учителя виноваты — приходят неготовыми в школу, им не верят, за ними не хотят идти.  Все это должно изначально воспитываться в семье — нельзя все сваливать на школу. 

Вам удалось все это привить сыну?

Что-то удалось, а в чем-то он идет в ногу со своим поколением. Что-то и сейчас имею право поправить, а чему-то уже я у него учусь. Он очень внимателен ко мне. Вчера подарил новый телефон. Я говорю: Коля, у меня еще тот работает. А он: мама, этот лучше — здесь гигабайтов больше и камера хорошая, а ты любишь снимать! Приятно.  

Вернуться в тот мир невозможно, но что-то хорошее оттуда надо вернуть. Все мои друзья, которых я взяла бы в разведку, они из тех времен.  Новых появилось очень мало. 

Вам тяжело дается новое время?

Наоборот, мне оно очень нравится. Меня уже плохим не испортить. Я сама могу отбирать, что мое, а что нет. Зато выбор сегодня огромный. У меня есть возможность общаться со всем миром и ездить, куда душа пожелает.  

Что-то мне активно не нравится. Возьмем сериалы (не все, конечно) — разве можно так быстро снимать кино? Все по расчету! Все решает продюсер, который иногда не имеет отношения ни к кино, ни к театру, он только деньги умеет считать. Раньше было невозможно, чтобы такой человек работал в кино. Я не говорю, что цензура — это хорошо, но ответственность за то, что твой фильм несет людям, должна быть. Нельзя так, что снял за пять копеек, все посмотрели и тут же забыли. 

По счастью, я уже могу выбирать с кем и над чем работать. Молодым актерам денег не хватает — они вынуждены в таком сниматься.  Хорошо, если ты в театре — он дает основу. Особенно такой, как наш — там стены дышат великими, а товстоноговские актеры до сих пор подают пример.

Как вы оцениваете советских писателей на фоне классиков — Чехова, Достоевского, Толстого, основы театра и кино?

По-моему, среди советских тоже есть настоящие герои. Для меня это, в первую очередь Василий Шукшин. И другие деревенщики — Распутин, Белов, Астафьев. Это то, что мне близко и дорого, мое родное. Не потому что я родилась в деревне. Даже если брать не «Калину красную» или Печки-лавочки», а просто шукшинские зарисовки жизни: боль, радость, сопереживание людям той поры… По героям Шукшина можно исследовать 70-90-е! Эти писатели — такие же классики.

Не будем забывать, что мы жили в пору Высоцкого и Окуджавы — меня переполняет гордость, что я их видела и слышала вживую. Когда сейчас на юбилейных вечерах показывают Пахмутову с Добронравовым, я думаю: да они вдвоем целую эпоху перевернули! Их песни цельные, о хороших людях, о героизме… Это настоящее! А что сейчас поют? Когда я слышу «Цвет настроенья синий», извините, хочется придушить человека, который это написал! 

А актуальный сегодня рэп слушаете?

Это вообще за гранью! Никакого отношения ни к искусству, ни к музыке, ни к стихам. Дерганый марионеточный идиотизм. Меня это раздражает. И ведь это приветствуется — их звездами считают. А ты думаешь: мир перевернулся.

На сцене и в кино вы сыграли галерею роскошных образов русских женщин — от простых до миллиардерш. На ваш взгляд, в чем феномен «русской женщины»?

И русская женщина, и латышская, и любая другая — все они одинаковы в своих радостях, горестях, проблемах… Меняются только наряды и эпохи. Эмоции остаются такими же, как сто и двести лет назад. Мои героини близки мне. В силу своей профессии, я подмечаю и беру в свой арсенал, как человек ведет себя в разных ситуациях.  Из этого своего багажа все черпаю. Большинство моих героинь — из меня вырастают. Даже когда понимаю, что сама бы так не поступила, как в фильме «Станица», все равно оправдываю свою героиню: жизнь так ее скрутила — сама она так не хотела.

Женщины становятся все сильнее, а у мужчин все меньше шансов найти себя рядом… Некому уже по столу стукнуть, взять ответственность и сказать: да будет так. 

Это давно так! По мне, так пусть не стучат лучше.  Меня восхищают не те, кто стучит по столу, а те, кто делают дела, которыми ты восхищаешься и думаешь: как здорово, что есть еще такие! Такой пройдет мимо, а тебя аж в дрожь кидает. И это в моем возрасте. Есть еще такие мужчины в моем окружении, не сомневайтесь.

Если вернуться к названию спектакля, то что для вас «слава»? 

В нашем пионерском детстве даже слова «карьера» не было — никто о ней и не думал. Надо было просто хорошо делать свое дело: если ты врач — ставь людей на ноги, если портной — одевай красиво... А слово «слава» было, вообще, где-то далеко. Я не говорю про дурацкие лозунги — это к братьям Кукрыниксам лучше обращаться. Это слово относилось к каким-то героям, до которых нам было далеко. Как Юрий Гагарин. 

Сейчас «слава» стала расхожим и громким словом. На самом деле, надо славить людей, которые делают большие добрые дела. Например, врачей из породы, о которых писал Юрий Герман. Я когда его книгу прочитала про доктора Володю Устименко в шестом классе, сразу решила стать врачом и поехать на Крайний Север лечить детей.  Правда, потом пересмотрела решение.  

А к своей славе вы как относитесь — нужна она вам или не нужна? Тяготит или приятно?

Ой, не смейтесь надо мной, пожалуйста! Я и слава — обхохочешься! Я просто работаю в профессии, которую очень люблю. Если бы это было не так, то искала бы другие пути: занималась бы с детьми, вышивала бы крестиком или водила бы троллейбусы. Но я другой профессии не знаю.

Я несколько лет в театральный поступала, потому что знала: это мое. Ходила в Лабораторию молодого актера (режиссера, драматурга), где в президиуме сидели Товстоногов, Владимиров, Куницын, Падве и обсуждали спектакли молодых режиссеров и артистов — для меня это было счастье! Я в любом состоянии на сцену выйду. 

Сейчас я загорелась еще одной мечтой — пойти на курсы к хорошему художнику. Мне очень нравится рисовать, но получается как-то плоско, без перспективы. Друзья сказали, что это дело техники. Вот найду время и займусь.

Как хорошо, когда есть о чем мечтать!

Ой, у меня и не одна мечта. Есть такие, о которых даже вам не скажу.

Чему или кому вы бы сказали «Слава!» сегодня?

Меня в этой жизни очень многое восхищает. Стараюсь каждую минуту радоваться жизни и следить за собой, чтобы не брюзжать, не скатываться в цинизм и не зацикливаться на том, что не можешь изменить. Мы с подругой решили жить под девизом «Я всем довольна!» Идет дождь — боже, какие красивые крупные капли! Осень — как клен за окном интересно пожелтел! Никакой слякоти и холода.

Значит, вам — к нам!

Как я люблю к вам ездить! У меня в Риге столько друзей и знакомых — буду через одного на улицах здороваться. Меня радует, что люди у вас говорят на русском языке, все приветливые такие. С советских времен обожаю ваши кафешечки в Старом городе — иду по улочкам и в голове звучит «Ночью, в узких улочках Риги, слышишь...» В этих словах такая любовь и нежность, мелодия такая родная. А как отъедешь от города — аисты в гнездах, хутора прибранные, поля бескрайние… Красота!


Над проектом работали: Марина Насардинова, Наталия Яценко, Кристина Худенко, Артис Гулбис, Эмилс Цинитис.
DELFI использует cookie-файлы. Если вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете DELFI разрешение на сбор и хранение cookie-файлов на вашем устройстве.