Кто сбежит из налогового рая? Парадокс белорусской IT-отрасли
Елена Данейко, Минск
Фото - Алесь Пилецкий
Осенью 2020 Латвия, Литва, Польша и другие страны развернули настоящую борьбу за белорусские IT-компании. Предполагалось, что на фоне политического кризиса, массовых протестов и репрессий технологические компании переведут офисы за границу, а программисты и разработчики помогут решить проблему нехватки рабочих рук. Но массового исхода не произошло. Почему? Портал Delfi попросил белорусских экспертов рассказать о том, что сейчас происходит в IT-сфере страны.
Всего в Беларуси, по оценкам экспертов, около 100 000 IT- специалистов. Из них почти 70 000 (около 1,5% от всех занятых в экономике страны) – в компаниях-резидентах Парка высоких технологий (ПВТ). ПВТ – это особый правовой режим, действующий для компаний-резидентов на всей территории всей страны (резиденты ПВТ могут заниматься 37 видами деятельности).

Статус резидента ПВТ в мае 2021 года имела 1021 компания – это и белорусские IT-предприятия, и центры разработки, и другие структурные подразделения глобальных компаний. Более 40% резидентов Парка – компании с зарубежным капиталом. За 15 лет своего существования ПВТ вырос в один из крупнейших IT-кластеров в Центральной и Восточной Европе.

В западных СМИ парк называли "Кремниевой долиной" Восточной Европы, однако с таким определением соглашаются не все собеседники Delfi.
Репрессии бьют по имиджу, но IT продолжает расти
9 августа 2020 года в Беларуси начались массовые протесты против фальсификации результатов голосования на президентских выборах. В первые несколько дней были задержаны около 5 000 человек, сотни были ранены осколками светошумовых гранат и резиновыми пулями. Страна на трое суток осталась без интернета.

Айтишники стали заметной профессиональной группой среди участников протестов. И вскоре после начала репрессий началась миграция IT-специалистов из страны. В первую очередь IT-компании вывезли из Беларуси специалистов, которые должны оставаться на связи в круглосуточном режиме. Позже релокацию стали предлагать и другим сотрудникам – в случае угрозы личной безопасности или по желанию. Возможность переезда вошла в соцпакет, который предлагали многие работодатели.
IT-специалисты и массовые протесты
По состоянию на 17 мая в Беларуси признаны политическими заключенными 377 человек. По данным Генпрокуратуры, в стране заведено более трех тысяч уголовных дел в связи с протестами. Более 30 000 человек прошли через задержания, сутки ареста, издевательства и пытки. И среди всех этих людей есть среди них и представители сферы IT. Их истории можно прочитать здесь и здесь.
Тем не менее, с августа 2020 года ни одна компания не отказалась от статуса резидента ПВТ. Как отметила в комментарии Delfi пресс-секретарь администрации Парка высоких технологий Любовь Майорова, "несмотря на все сложности 2020 года, Парк высоких технологий завершил его с положительной динамикой. Экспорт вырос на 25% – до $2,7 млрд, приток прямых иностранных инвестиций увеличился на 26%, их объем превысил $330 млн. За 2020 год в ПВТ пришло 236 новых компаний-резидентов (включая 23 R&D-центра зарубежных корпораций), в марте 2021 года – еще 65. За последний год Парк прирос почти на 9 тысяч человек. Оттока резидентов не произошло, а желающих вступить в ПВТ меньше не стало".
Резиденты ПВТ
Среди резидентов ПВТ множество компаний, добивающихся значительных успехов на мировых рынках. Вот лишь некоторые из них.
Первый резидент ПВТ. Ведущий мировой поставщик услуг по разработке цифровых платформ и программного обеспечения. EPAM стала одной из четырех технологических компаний, входящих в список Forbes «25 cамых быстрорастущих публичных технологических компаний» . Признана лидером в индустрии ИТ-сервисов в списке Fortune «100 самых быстрорастущих компаний» в 2019 и в 2020 годах. В штате более 43 тысяч специалистов, выполняющих проекты в более чем 35 странах.
Международная компания с офисами в 20 странах является одним из ведущих мировых разработчиков и издателей free-to-play игр, а также околоигровых сервисов для разных платформ.
Белорусское приложение для женского здоровья, лидирует в категории Health&Fitness в App Store второй год подряд. У Flo 40 млн активных пользователей ежемесячно и около 180 млн скачиваний.
Белорусский разработчик и издатель мобильных игр. В 2020 году занял седьмое место в App Store по количеству загрузок игр. В целом 40 игр от SayGames скачали более 2 млрд раз. Офисы компании расположены в Минске, Киеве, Лимассоле и Барселоне.
Белорусский разработчик мобильных игр и приложений. Более 600 млн скачиваний и более 20 млн активных пользователей.
Белорусский разработчик онлайн-игр. Доход социального онлайн-казино Slotomania в прошлом году составил $149 млн (восьмое место в списке самых доходных игр на рынке США по данным Apptopia).
Белорусский стартап разрабатывает приложения для точного земледелия с возможностью дистанционного мониторинга полей и посевов. Клиенты – более 200 000 фермеров из 180 стран мира.
Отъезд айтишников из Беларуси продолжается до сих пор. «Это затяжной, негативный, но не резкий, а постепенный процесс», - говорит Анна Огинская, научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC. По результатам проведенного BEROC в декабре 2020 года опроса руководителей 315 IT-компаний выяснилось, что 14 из них готовились полностью переехать или уже находились в процессе релокации. Еще около 20 затруднились ответить на вопрос о планах на переезд, но не исключали такой возможности. Около половины респондентов признали, что у них уже есть свои офисы за рубежом либо идет процесс их открытия. В январе 2021 года на одном из ведущих отраслевых сайтов dev.by был проведен опрос, в ходе которого почти 15% респондентов ответили, что уже работают за границей, а 40% указали, что больше не хотят оставаться в Беларуси и собираются уехать навсегда или в длительную командировку.
Парк высоких технологий в Минске. Фото - пресс-служба ПВТ
"Несмотря ни на что, есть прирост количества клиентов, заинтересованных стать резидентами ПВТ. Для IТ-компаний с 1 января 2021 года подняли подоходный налог, но интерес по-прежнему стабильный", – говорит директор инвестиционно-консалтинговой компании ASER Олег Ильин. И приводит пример: если в 2019 и в 2020 году его фирма консультировала к каждому заседанию Наблюдательного Совета порядка 10 компаний, то в феврале 2021 года таких компаний было 16. Среди них, уточняет Ильин, были и крупные, и с иностранными инвестициями – израильскими, из стран ЕС, а также из США. "Однако львиная доля в числе желающих стать резидентами ПВТ – это стартапы с белорусскими корнями. Команды, отпочковавшиеся от белорусских IT-корпораций, и они формируют, наверно, главный спрос на вступление", – говорит Ильин. Общего падения интереса к работе в Беларуси вообще и к ПВТ в частности со стороны иностранных компаний он не заметил.
Кто-то уезжает, но бегства нет
По наблюдению IТ-менеджера и IТ-блогера Сергея Лавриненко, настроения в отрасли не панические, скорее тревожные. Компании по-прежнему идут в ПВТ, в некоторых из них растет штат, и при этом специалисты действительно продолжают уезжать за границу. Что касается количества выданных разными странами рабочих виз для белорусских айтишников, то оно не равно количеству уехавших. Например, Польша выдала 9 000 таких виз, но их получили, в том числе, и члены семей. "Многие открыли визы на всякий случай. Очевидно, что следующая волна отъездов будет по окончании учебного года – кто-то не хочет отрывать детей от учебы. Кто-то не может оставить пожилых родственников. То есть такого бегства-бегства, чтобы все взяли да и уехали – такого нет и, наверное, не будет. Если не произойдет какой-то совсем уж катастрофы, например, закрытие ПВТ или вооруженный конфликт. Если ситуация в Беларуси не будет меняться к лучшему, тренд на отъезд сохранится".
Олег Ильин говорит, что знает максимум две компании, которые закрыли бизнес в Беларуси: "Уезжают программисты, особенно это было заметно во втором полугодии 2020 года. Отсюда впечатление, что уезжают многие. Но в то же время какие-то программисты приезжают в Беларусь – из России, Казахстана, Узбекистана. То есть мы наблюдаем и обратные тренды. На мой взгляд, сейчас рынок труда в IT сбалансировался».
Полностью переехать и закрыть офис в Беларуси решают лишь единицы. Пожалуй, самая громкая история связана с компанией PandaDoc. Ее основатель – давно уехавший из Беларуси в США Микита Микадо – еще в августе 2020 года инициировал кампанию помощи силовикам, которые решатся уйти со службы и переквалифицироваться, чтобы работать в ИТ-сфере. В ответ власти арестовали четверых сотрудников минского офиса PandaDoc, которые не имели к инициативе Микадо никакого отношения. Один из задержанных – Виктор Кувшинов – до сих пор остается за решеткой. В декабре 2020 года он был признан политзаключенным.
Огинская полагает, что сейчас можно говорить о переносе центров прибыли, переводе за рубеж ключевых отделов, специалистов или руководства компаний, но не тотальном бегстве IT-бизнеса из Беларуси. При этом эксперты не готовы прогнозировать как долго продлится такая ситуация. Многое будет зависеть от обстановки в стране, – чем и когда закончится или как будет развиваться политический кризис, оправдаются ли и в какой мере негативные экономические прогнозы, сохранятся ли в долгосрочной перспективе все льготы и преференции, гарантированные резидентам ПВТ до 2049 года декретом президента. Примечательно, что власти обещали не менять ставку налога для резидентов ПВТ до 2049 года, но ставку повысили, пусть и не на критическую величину. И здесь важен сам факт отмены обещанной льготы.
Налоговый рай до 2049 года
Парк высоких технологий в Минске. Фото - Алесь Пилецкий
Одна из причин, по которым IT-бизнес не спешит покидать Беларусь – это совокупность сохраняющихся на данный момент льгот и преференций. "Даже в текущих условиях ПВТ для компаний является более выгодной формой ведения бизнеса, чем работа вне Парка, – говорит Лавриненко. – Если у компаний есть возможность и в Беларуси остаются их офисы, то они продолжаются вступать в ПВТ. Сейчас численность работников в IT растет за счет регионов: все больше белорусов понимают, что в этой отрасли выше зарплаты, больше свободы и возможностей для роста".
Кроме того белорусский ИТ-сектор растет и за счет приезда иностранцев, – тех, кто, по выражению Лавриненко, «может абстрагироваться от белорусской политической ситуации, тех, кому надоели локдауны в своих странах, и для кого соображения выгоды (из-за соотношения зарплат, налогов и необходимых расходов на жизнь) перевешивают весь негатив. Конечно, многие из приезжающих сейчас работать в Беларусь понимают, что здесь происходит – что есть определенные риски, что в целом всё не очень хорошо, мягко говоря. И нужно выбирать для себя определенную модель поведения».
В опубликованном в мае 2021 года рейтинге лучших юрисдикций для IТ-компаний, составленном BIK Ratings, Беларусь заняла третье место. На первых двух позициях Эстония и Латвия, на четвертой – Литва. В топ-10 входят также Кипр, Россия, Великобритания, Украина, США, Израиль.
Международные компании получают качественных программистов, которые стоят недорого
"То есть наша страна остается одним из привлекательных для ведения IТ-бизнеса государств по совокупности налоговых льгот и преференций", – говорит Олег Ильин. И отмечает еще один фактор, привлекающий IT-бизнес в Беларусь, – сильная школа программистов по «адекватной» цене: «Международные компании получают качественных программистов, которые стоят недорого по сравнению со ставками, которые есть сейчас в других странах, например, в том же Израиле».
"Спрос на IТ-специалистов сейчас большой, сфера в целом растет. Вакансии надо замещать. Люди нужны здесь и сейчас, многие компании готовы переплачивать", – утверждает Лавриненко. Государству, по его словам, на самом деле не выгодно "закатывать под асфальт" IT-сферу, которая не требует вложений и при этом приносит валюту в бюджет. "Средняя зарплата в IТ – около $2500, и это в пять раз больше, чем в среднем по стране", – отмечает он.
Другое дело, что общая ситуация в стране влияет на всю экосистему в отрасли. По оценке Анны Огинской, всё, что даёт импульсы новому, идеям, инвестициям, расширению связей, угасает: "Мы видим, что с 1 мая закрыли "Имагуру" (Бизнес-клуб, с которым государственный арендодатель расторг договор без объяснения причин. – Ред). А ведь "Имагуру" – известный акселератор, который производил новые кадры и давал старт продуктовым компаниям. Всё это сейчас уходит".
Анна Огинская не исключает вероятности резкого снижения численности работников отрасли и доли экспорта этого сектора в общем объеме услуг, вклада в добавленную стоимость по национальной экономике в целом: "Нужно какое-то время для релокации офисов, такие решения не принимаются и не реализуются быстро. Но также важно отметить, что по результатам опроса, проведенного BEROC, руководители IТ-компаний все равно оценивают ситуацию в своей отрасли более позитивно, чем представители других сфер.
"Кремниевая долина" или нет?
"ПВТ в Беларуси привлекает крупных и успешных, – отмечает Анна Огинская. – Кремниевая Долина смогла обеспечить перспективы развития для малых высокотехнологичных компаний путем концентрации талантливых выпускников, исследовательских центров крупных компаний, щедрых госзаказов в области оборонной промышленности, а за ними и прихода не менее щедрых венчурных финансистов. Крупные резиденты ПВТ до сих пор вносили вклад в развитие экосистемы в целом (открывали центры исследований, корпоративные университеты, сотрудничали с вузами). Но без развитой системы венчурного финансирования вырастить небольшие высокотехнологичные компании затруднительно. Тем более в условиях, когда закрываются акселераторы, снижается набор на IT-специальности, а любой нетворкинг в компании думающих людей становится подозрительным".
Парк высоких технологий в Минске. Фото - Алесь Пилецкий.
По словам Огинской, Кремниевая Долина – это высокотехнологичные бизнесы, а не фабрики по написанию кода. "Для рождения Кремниевой Долины нужны таланты, научно-техническая база и исследования, для исследований – инвестиции, а для инвестиций – доверие!" – уверена она. В условиях политического кризиса доверие к правовой системе Беларуси снизилось. Страна, возможно, стала "красной точкой" на карте иностранных инвесторов, и это повышает риск не получить доступные инвестиции. Также не исключены и проблемы с реинвестированием со стороны владельцев компаний, которые сейчас ведут свою деятельность в Беларуси, но перестали доверять правовой системе.

Оснований для недоверия более чем достаточно. Помимо политических репрессий, в Беларуси регулярно происходят задержания по достаточно абсурдным поводам. За ним следуют суды, арест, а в худшем случае – уголовные дела с перспективой заключения на годы. На официальном уровне можно услышать призывы "вырезать весь нелояльный частный бизнес". 18 мая власти заблокировали крупнейший независимый новостной портал в стране Tut.by. Комитет госконтроля выступил с заявлением, согласно которому ООО "Тут Бай Медиа" уклонялось от уплаты налогов в особо крупном размере. Tut.by был резидентом ПВТ с 2019 года. В тот же день, 18 мая, Наблюдательный совет парка исключил его из числа резидентов ПВТ (подробнее о ситуации в Tut.by).
Сергей Лавриненко, между тем, верит в лучшее. "Боюсь показаться излишне оптимистичным, но я верю, что превратить Беларусь в Северную Корею не удастся, и айтишники все не уедут, – говорит он. – В противном случае здесь будет пустыня. А этого, конечно, не хотелось бы".
DELFI использует cookie-файлы. Если вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете DELFI разрешение на сбор и хранение cookie-файлов на вашем устройстве.