Партнер проекта
Latvijas Balzams
15 Ноября  | 1921

1921 год: Признание Латвии и спор о "Леттонии"

Латвийская делегация. Фото из архива

Переведенная на латышский нота о признании Латвии. Фото: Латвийский государственный архив кино- и фотодокументов Латвийского национального архива

В январе министр иностранных дел Зигфрид Анна Мейеровиц посещает Лондон, чтобы добиться признания Латвии de iure. 26 января Верховный совет союзников единогласно признает как Латвию, так и Эстонию.

21 января женщины в Швеции получают избирательное право. В Ливорно же основывается Коммунистическая партия Италии.

18 марта в Риге подписывается польско-советский мирный договор. 24 марта в Монте-Карло начинается женская Олимпиада. Это первые международные соревнования для женщин, которые продолжаются в Монако в течение пяти дней.

22 сентября Латвию принимают в Лигу Наций (38 стран голосуют "за", никто не выступает против).

27 апреля совершается покушение на Карлиса Улманиса. Неудачно.

1 июля официально основана Коммунистическая партия Китая.

Говорим о единстве, но постоянно ссоримся

18 ноября сатирическое издание Svari пишет о первых трех годах независимости: министры финансов сменяются, как кавалеры капризной дамы, местный ликер помогает отвлечься от речей, над демократией сгущаются тучи.

"Ах, сколько же мы потрудились за эти три года! И устами, и кулаками, и головой, и кошельком. Всеми доступными средствами… И сколько было разговоров! И на митингах, и в организациях, и на собраниях, и на банкетах, и на почетных трапезах, и в бесконечных комиссиях и комитетах. А когда рот устает от постоянной болтовни, можно промочить горло местным вином и ликером!

Скриншот

Первые годы самостоятельности — это наш май, весна нашей жизни. Сколько же взросло партий, отделов и центральных комитетов! Сколько интриг и спекуляций! Но когда солнышко греет, а цветы благоухают, стоит ли задумываться о хозяйственных планах и системе? Весна — время сева. Урожай собирают по осени. В надежде на обильный урожай мы сеем наши финансы. Что не удалось одному сеятелю, удастся другому, ведь министры финансов меняются, как кавалеры капризной дамы. А рублик падает и в песок, и в камни, и в непрактичные и ненужные предприятия, и в карманы спекулянтов, и на биржу, и в лапы иностранных фирм. Какие-то зерна проросли, какие-то завяли, какие-то утащила носатая ворона. Дела шли по-всякому.

Партии между собой дрались не на шутку, плюясь ядом во все стороны. Черные тучи порой сгущались над нашими демократическими небесами и угрожали градом. Но выпал лишь дождик, благословив хозяйские поля. Рабочий жаловался. Не тянули ни фабрики, ни кое-какие утопические программы. А земли хотелось всем. Поместья измеряли, делили и присуждали. Сначала — своим, потом — всем прочим. Несмотря на широкую вырубку леса, жару хватало. Многих согревали постоянные распри в искусстве, политике и личной жизни. А свет давали проекты электростанций.

Одеть удалось всех, ведь шерсти было полно: урезались и законы, и бюджет, и зарплаты чиновников. Народ размножался с каждым эшелоном. Новые граждане тут же принимались за дело, открывая галантереи и другие магазины.

Каждый знал свои права и требования, стыдясь обязанностей. Даже те, кого избрали в Конституционное собрание по ошибке, исправно участвовали в голосованиях, ведь ни на что другое они не способны. Как тут все описать? Мы ездили в гости, гости ездили к нам. Мы представлялись и нас представляли. Мы устраивали балы, чайные вечера и танцевали уанстеп. Мы одевали своих дам в золото, а сами садились на скамью подсудимых. Три года… Кажется, не слишком долгое время, но чего только мы не повидали!

Мы сами хозяева своей земли, и все же стоит признать, что наша земля еще далека от порядка. Нам снова надо сказать: да будет! Все — за дело! Говорят, Бог сотворил мир за шесть дней, а на седьмой почил. Три года — это три рабочих дня страны. Не более! Но мы же не боги, хотя кое-кто думает о себе именно так. Нам рано отдыхать. Кроме того, Бог был один и проводил свою программу беспрепятственно. А у нас на троих — пять партий".

Латвия, Леттония, Lettonie?

Поднимается вопрос о том, как правильно называть Латвию на иностранных языках. Газета Latvis в ноябре сообщает: "Болезненный и очень важный вопрос о названии Латвии на французском и других неолатинских языках решен счастливо и окончательно! Языковой и философский факультет Высшей школы постановил, что официально надо использовать оригинальное название Латвии, которое приводится в Версальском мирном договоре и многих других документах. Следует отбросить чуждое нам, германское, некрасивое и совершенно неподходящее слово "Lettonias". Впредь по-французски надо говорить "Latvie" и "Latvia". Французская пресса и прежде использовала эти слова, зато наше представительство, увы, повсюду культивировало немецкое "Lettonie". А ведь это так вредит пропаганде дела Латвии во Франции".

Скриншот

16 ноября публикуется ответ д-ра Гросвалдса: "Какое-то время парижская делегация и представительство пытались использовать слово "Latvia", или "Latvie" (старое название упоминалось в скобках). Но вскоре стало ясно, что попытка не удалась: французская публика восприняла нововведения настороженно, что привело к нежелательным недоразумениям. "Lettonie" — старое французское слово, оно известно в школах, научных учреждениях и прессе. Оно есть во всех словарях. Совершенно неправильно утверждать, будто многие газеты используют слово "Latvie". Кроме двух-трех выпусков, где опубликованы авторские заявления, других примеров не найти. Зато представительство хранит в своих архивах сотни газет, где есть лишь слово "Lettonie".

В ноябре Кабинет министров принимают резолюцию, согласно которой во всех материалах на французском языке Латвию следует обозначать как "Lettonie".

2017 - 2008 2017 - 2008 2007 - 1998 2007 - 1998 1997 - 1988 1997 - 1988 1987 - 1978 1987 - 1978 1977 - 1968 1977 - 1968 1967 - 1958 1967 - 1958 1957 - 1948 1957 - 1948 1947 - 1938 1947 - 1938 1937 - 1928 1937 - 1928 1927-1918 1927-1918