IRC-каналы. Тайны атомной энергетики и взятие Белого дома онлайн

Первые подключенные к Интернету компьютеры появились в Риге в начале 1990-х. Пока читатели «СМ-Рекламы» переписывались друг с другом через «бумажный Твиттер», немногие избранные открывали для себя мир реального онлайн-общения. Одним из первых, по-настоящему массовых каналов общения в Сети стал IRC.

Кристина Худенко

Протокол IRC (Internet Relay Chat) для группового и личного обмена сообщениями в режиме реального времени был создан 30 лет назад, в конце 1988 года. До Латвии добрался в 1993 году и расцвел пышным цветом во второй половине 1990-х, в эпоху модемного Интернета. Технически IRC представлял собой сеть серверов, на которых поддерживались каналы – тематические сообщества, которыми управляли администраторы. Сам чат был текстовым: даже желтые смайлики и прочие эмодзи появились только в 1999-м.

От терминала в университете до DDoS-атак

Многие первопроходцы латвийского IRC пришли в каналы из более древних «эпох»: Usenet и FidoNet. Первая была похожа на электронную почту, только письма были открыты для всех. Usenet процветал в России, но не обошел стороной и Латвию. Иначе был устроен FidoNet: информация здесь передавалась от отдельных компьютеров («поинтов») к «узлам» («нодам»), глобальным узлам «хабам» и обратно. В начале 1990-х в Латвии было около 50 «нодов», у каждого – по 5-20 «поинтов». В зависимости от активности и расположения администраторов узлов отправленная информация могла зависать на часы и дни. Разные возможности по скорости получения информации породили забавную офлайновую традицию, слегка напоминающую дедовщину: ежемесячно на одной из встреч «поинт» был обязан проставлять пиво «ноду». Тот, в свою очередь, выставлялся «хабу».

В сети IRC не было границ, и для 1990-х, когда распад СССР нарушил многие связи, это было крайне важно. «В то время в Латвийском университете терминалы VT220 стояли в холле первого этажа. Студенты легко могли выйти на контакт с каким-нибудь секретным российским Курчатовским институтом исследования атомной энергии, – вспоминает Алекс-SysMan, один из первых участников латвийских IRC-чатов. – Когда в России обстреливали Белый дом, мы получали свежую информацию чуть ли не раньше всех в Латвии. Администратор, с которым мы общались, сидел в Думе и выдавал новости в режиме реального времени».

Поначалу новый способ связи могли использовать лишь те, кто имел доступ к дефицитной технике. Чаще всего это были люди из академической среды или первые «гики», работавшие на частных предприятиях. Все изменилось в середине 90-х: компьютеры и модемы стали доступнее, провайдеры начали продвигать Интернет в массы. И счет участников IRC-общения в Латвии пошел на тысячи.

«Наш коллега Евгений Вайкулис поставил IRC-сервер себе под стол. Сначала для личных нужд, а потом мы стали использовать IRC как косвенную рекламу: когда людей уговаривали подключиться к нашему Интернету, чаты были одним из аргументов. Вот, мол, чем люди в Интернете занимаются, – рассказывает технический директор интернет-провайдера LvNet-Teleport Виталий Мозерт. – Нам это никакой прибыли не несло. Правда, клиенты могли попасть на счета от Lattelecom, потому что связь шла через модемы. Но это мало кого останавливало. Многие хотели испытать новые ощущения: не вставая с места, ты заходишь в виртуальную комнату, а там полно народа».

«В чатах обсуждали самые разные темы, от профессиональных до бытовых, – вспоминает SysMan. – Поскольку связь была дорогой, модераторы старались жестко отсекать мусор. Не приветствовались переход на личности, мат, разговоры не по делу. Впрочем, в отдельных каналах народ собирался специально, чтобы поругаться матом, пофлеймить и похейтить». Когда графические мониторы стали доступнее, любимым занятием стали кодирование и пересылка картинок: «Грузились они медленно: сидишь и медитируешь, пока на экране в гигантских пикселях медленно расцветает роза. Или что-то неприличное».

Было у IRC-тусовки и свое фэнтезийное направление: муды (от аббревиатуры MUD, Multi User Dungeon). Эти люди увлекались многопользовательскими текстовыми онлайн-играми – смесью ролевой и настольной игры, а также чата. Сколько их было, сегодня установить уже невозможно. 

«Пока наш сервер использовали для общения в пределах Латвии, все было ничего. Но как только открылся мировой шлюз, у нас пошли глобальные проблемы, – рассказывает Мозерт. – Кто-то постоянно ссорился, доходило до DDoS-атак на сервер, что отрубало половину пользователей, в том числе банки, от Интернета. Мы промучились с этим «больным ребенком» несколько лет. В начале 2000-х, когда число зарегистрированных пользователей перевалило за 100 000, мы с легкой душой передали IRC компании Telia». К тому моменту в онлайне одновременно могли сидеть до 10 000 человек.

Айтишники-пацифисты, "Что? Где? Когда?" и любовь к Гаечке

«Первая тусовка айтишников Латвии образовалась с бесплатных курсов компьютерной грамотности в ЛУ в конце 80-х. На них брали настоящих фанатов, веривших в непонятно какое будущее. Меня туда в девятом классе отправил учитель информатики, за что ему большое спасибо, – рассказывает Алексей-RIC, еще один из первопроходцев латвийского IRC. – Преподавали на курсах великие Мельник и Литвинский (создатели школы программирования Progmeistars), начитанные и харизматичные педагоги. Они дали азы компьютерной грамотности, базовые алгоритмы, математику и воспитали не одно поколение специалистов. Начинали мы на СМ-3 – компьютеры тогда были многопользовательскими, на один компьютер 25 терминалов–экранов с клавиатурой. Первая книга называлась «Как Петя Бейсиков Тоню Соображалкину программировать учил».

К IRC православный буддист и харизматик Алексей-RIC подключился в 1994-м: «К допотопному компьютеру в ЛУ подвели «соплю» (провод, который втыкался в com-порт), и пытались что-то выжать на максимальной скорости 129 килобит (для сравнения: сегодня скорость домашнего Интернета доходит до 10 мегабит), подключившись через простую терминальную программку к серверам».

Поначалу в IRC обитали преимущественно айтишники, которые общались с себе подобными на постсоветском пространстве, особенно в академгородках и вузах. «Обладатель нового крутого софта был всегда в почете, с ним все хотели дружить. Все айтишники были пацифистами – политика их не особо интересовала, – вспоминает он. – Конечно, тролли были и тогда. Может, не такие злобные. Сейчас, наверное, людям не хватает острых ощущений в жизни, потому и оттягиваются онлайн.

Все напридумывали себе забавные никнеймы. Чаще других в Сети встречались CrazyProfessor и MasterGod. Мой ник был коротким RiC -- связан с местом работы. Товарищи назвались GameOver (Алексей Пилиев) и Moveit (Саша Либенсон), Nixus (Николай Устинов- мл.), Cage, TheBee, LuckySt, And…

Это сейчас «айтишник» звучит круто, а раньше их считали если не ботанами, то фриками и гиками. Девушек в IT-тусовке было немного. Например, в легендарную Гаечку из Новосибирска были влюблены айтишники с половины постсоветского пространства. Никто не знает, нашла ли она среди поклонников своего офлайнового Винтика».

Участники чатов заходили в виртуальные комнаты, где каждый видел то, что писал другой, а также мог отослать частное сообщение. Администраторы каналов могли менять топик, чистить каналы и банить хулиганов — такое типичное построение вертикали власти. Создатель канала запускал своего бота, но поскольку Интернет в то время стабильностью не отличался, канал могли захватить чужие, более быстрые боты. Так народ периодически мерился крутизной. Собственно, как везде в жизни: силы добра и силы зла — они сражаются.

На первых порах рижское IRC-сообщество собиралось по субботам на Пилс лаукумс. В погребок набивались до полусотни человек, которые вели беседы с таким обилием айтишного жаргона и сленга, что человек со стороны мог откровенно заскучать. Именно из той среды вышли популярные акронимы IMHO (In My Humble Opinion), BTW (By the Way), LOL (Laughing out Loud), RTFL (Rolling on the Floor Lauthing)...

Впрочем, в нужный момент и здесь всегда появлялась понятная всем гитара, под которую народ пел и пил. Здесь же праздновались дни рождения полиции, Хэллоуин и святой Валентин, вспыхивали романы, начинались семьи и бизнес-проекты. В общем, все как у людей. «Было весело и клево, – вспоминает RiC. – Все свои. Никто из себя никого не строил, внешность айтишников всегда мало волновала, представление о человеке составлялось по другим его качествам. Время от времени мы ездили к айтишникам из Москвы и Питера, а они – к нам".

На редкость успешный выход офлайн совершил канал IRC #BUKTOPUHA – из него сформировался костяк участников латвийского движения «Что? Где? Когда?». «Канал отличался тем, что там был робот, который задавал вопросы. Кто быстрее ответил правильно, тот получал пункты, – рассказывает историю движения один из его основателей Константин Чекушин. – Составлялись топы игроков, это было прикольно и необычно. Мы играли и общались в паузах. Позже наш админ GraveD (он же Андрей Полторацкий) сделал робота, позволяющего играть в разновидность мафии – тоже была интересная забава. Позже я решил организовать ЧГК-клуб и понял, что именно на том канале сидят «мои» люди. Из них первые команды и получились. Вывел всех в реал, и пошло-поехало».

С появлением более привлекательных внешне и простых в пользовании веб-чатов IRC стремительно обезлюдел. На базе irc.lv был создан форум вопросов и ответов, на котором со временем зарегистрировались около полумиллиона пользователей. Впрочем, отдельные IRC-каналы до сих пор активны: кто-то остается там в из ностальгических побуждений, кто-то – в целях конспирации». Полюбоваться на первопроходцев местного IRC, большинство из которых сегодня оказались востребованы и успешны во всех сферах и на всех уровнях, все еще можно в «Рижской кунсткамере».

Авторы: Кристина Худенко (текст), Наталия Шиндикова (дизайн).
DELFI использует cookie-файлы. Если вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете DELFI разрешение на сбор и хранение cookie-файлов на вашем устройстве.