Кем работает отец? Царем! РКИИГА как   Рижский Институт дружбы народов

Фото: архив Нины Ягнюк

В Рижском институте инженеров гражданской авиации (РКИИГА, РАУ) учились студенты из 80 стран, и это не считая республик бывшего СССР. Одних присылали по партийной линии, других — в качестве бартера СССР за участие в ЮНЕСКО, третьих — по гранту. В основном, приезжали из соцлагеря и братских стран, но случались и «капиталисты». Год осваивали русский язык в одном из городов СССР и ехали в Ригу. Здесь, кроме активной учебы, их ждала бурная личная жизнь. Благодаря им, в Латвии появилось первое поколение темнокожих жителей. Многие иностранцы обзавелись семьей, некоторые тут же ее и потеряли.

Место жительства: Кремль

Пол: деревянный,

Род занятий отца: царь…

Некоторые ответы на вопросы стандартных анкет методист по работе с иностранными студентами РКИИГА Нина Ягнюк не забудет никогда. Как и замысловатые имена большинства своих подопечных. Со многими из них она до сих пор на связи — пишут, звонят, приглашают в гости, присылают фотографии, на обороте которых каллиграфическим почерком по-русски написаны признания в любви к Риге и альма-матер, которой больше нет.

Фото: архив Нины Ягнюк.

Нина Степановна перебирает исторические снимки, среди которых половина - свадебные: «Вот этот высокий студент - Куэлью Пиедад Диамантино Марсиано. На вопрос, где вы живете, ответил: в Кремле. «Это как?» - не поняла я. - «Ну в Москве же есть Кремль, где все главные сидят, а я живу в таком же, но в Гвинее-Бисау».

Когда у гражданина Конго Чиссамбо Тати Ригобера спросили, кем работает его отец, тот ответил: "Царем!" Фото: архив Нины Ягнюк.

Кем работает ваш отец, спросили у конголезца Чиссамбо Тати Ригобера. «Царем!» - ответил студент, чья родня бежала от революции из Африки во Францию. «Фигура Чиссамбо — эксклюзивная. Элегантный до невозможности, предельно вежливый, весь в золоте, особенно меня впечатлили его куртка и штаны из тонкой выделки бордовой кожи и шлейф божественного аромата, который оставался в комнате деканата даже после его ухода, - вспоминает Нина Степановна. - Я все пытала его, что это за парфюм, а он смеялся: просто дезодорант Fa. Но сколько я потом не искала этот Fa в магазинах, ни один не мог сравниться с ароматом Чиссамбо. А как зажигательно он исполнял рок-н-ролл, напару с Маликите Амаду из Мали!»

У Чиссмабо был черный пояс каратэ. И однажды он продемонстрировал на деле, что это значит. Женился конголезец на студентке экономического факультета. Когда он возле вокзала сажал свою Лару в такси, а местная шпана что-то неприятное сказала в адрес девушки, он (предварительно отправив невесту домой) обернулся к хулиганам: «Я вас обидел чем-то?» Те не унимались. Чиссамбо еще раз предупредил: «Еще такое повторится, и ваша мама будет плакать». В итоге все три хулигана лежали под елкой…

В 2000 году Чиссамбо приезжал в Ригу - он стал почетным гостем церемонии открытия восстановленного Дома Черноголовых — как видный представитель африканской диаспоры.

Анна, чья дочь — единственная костариканка в Латвии

К дате свадьбы Анны и Хулио 15 мая в загсе отнеслись с подозрением: не надумали ли молодые отметить годовщину переворота Карлиса Улманиса. Но когда узнали, что жених из Коста-Рики, успокоились.

Гид и преподаватель испанского языка Анна Рунгуле никогда не забудет вечер дружбы на филфаке Латвийского университета в 1980 году, куда позвали испаноязычных студентов РКИИГА. Именно там случилась ее любовь с первого взгляда.

Костариканец Хулио Эдуардо Герреро Кесаду мог выбрать, где ему учиться — в США или СССР. «Он считал, что это две самые крутые страны, в которых надо учиться, - вспоминает Анна. - И рассудил, что США и так от Коста-Рики недалеко, туда всегда можно съездить, надо использовать шанс увидеть и СССР. Впрочем, когда абитуриента привезли в Воронеж, учить русский язык, и покормили кашей, Хулио засомневался — правильное ли направление он выбрал. Такого блюда он до этого в жизни не ел. А когда пришла холодная зима, желание уехать обратно вспыхнуло с новой силой. Потихоньку привык и к приезду в Ригу вполне освоился».

Через полгода свиданий молодые люди решили пожениться. Потребовалось оформить море документов. «Хулио отправился за всеми бумагами в Коста-Рику, но пока он перевозил, переводил и носил по инстанциям, все документы были просрочены. Через год ему пришлось снова ехать за ними в Коста-Рику». К дате свадьбы — 15 мая - в загсе поначалу отнеслись с подозрением: не надумали ли молодые, таким образом, отметить годовщину переворота Карлиса Улманиса. Но когда узнали, что жених из Коста-Рики, успокоились.

Три года молодая семья прожила в Риге с родителями Анны, в 1983 году родилась дочка, которая взяла фамилию отца Майя Милена Герреро Кесада. Ей сразу оформили второе гражданство — Коста-Рики. Позже, в паспортную графу «национальность» Майя Милена вписала «костариканка» - она такая единственная в Латвии.

Когда Хулио закончил институт, ему отказали в продлении советской визы — пришлось уезжать на родину. Анна выехать не смогла. Для этого родители должны были подписать бумаги, и если мама поставила свою подпись без проблем, то отец, который перед войной был в руководстве ВЭФа, а после — репрессирован и сослан в Сибирь, после возвращения откуда был на заметке спецслужб, подписывать документы не решился: его предупредили, что за такой шаг он может вернуться в Сибирь. В итоге Анна уехать не смогла.

Через некоторое время девушке огромными усилиями удалось с помощью знакомых добиться выдачи визы в Коста-Рику — всего на полтора месяца. В качестве залога возвращения, потребовали оставить дочь в Риге. «Страна меня поразила — красивая и очень развитая, с бесплатной медициной, образованием и роскошной природой. Хулио и его родственники встретили очень тепло. Время пролетело незаметно. 

Когда вернулась в Ригу, меня тут же вызвали в Угловой дом. Объявили, что я первая латышка, побывавшая в Коста-Рике, и потребовали все рассказать про страну. Потом объявили, что прощают мне поездку за границу. И больше не выпускали. Анна Рунгуле

Когда я вернулась в Ригу, то тут же была вызвана с отчетом в Угловой дом. Там сказали, что я первая латышка, которая побывала в Коста-Рике, и потребовали все рассказать про страну. Потом они объявили, что прощают мне поездку за границу. И больше никуда не выпускали».

В следующий раз Анна попала к мужу уже после обретения независимости Латвии. Позже еще приезжала с дочкой, а дочка — с внуком, которому родня предлагает оплатить учебу в Коста-Рике. Хулио поначалу работал в авиации, сейчас он преподает в университете.

«Официально мы так и не развелись и добрые отношения сохранили, но уже у каждого — своя жизнь, - вздыхает Анна. - Те годы я вспоминаю всегда с удовольствием. Замдекана по работе с иностранцами, которого все звали Тио (по-испански - «дядя»), устраивал для студентов интересные поездки и развлечения: по городам Латвии, в Литву, Эстонию, Санкт-Петербург, были шашлыки, пиво на природе и незабываемые мероприятия в клубе. 1 января мы всегда отмечали День кубинской революции — гуляли до упада, а потом ехали в гостиницу «Латвия» - там было шоу Лаймы Вайкуле, музыка и танцы».

Нина, которая опекала всех как детей родных

Методистом в деканат иностранных студентов Нину Степановну пригласили в 1977 году, она только вышла из декрета после рождения сына. Так, в одночасье, детей у нее стало много. 

«Нам выделили комнату на втором этаже корпуса А (сейчас там Факультет социальных наук ЛУ, - прим. Ред.). Первые двадцать польских студентов прибыли в общежитие, что напротив (Лаувас, 1), когда я приводила кабинет в порядок. Ко мне подошел замдекана Леонард Адамович Яссанс (студенты уважительно звали его Тио — по-испански, «дядя») и говорит: вот я и познакомил вас с поляками. И пояснил: «Я рассказал им, мы готовимся к их приезду, и показал на девушку в окне. Это наша секретарь — обращайтесь!»

Польские студенты - одна из самых сплоченных диаспор. Фото: архив Нины Ягнюк.

Сегодня уже со смехом Нина Степановна вспоминает, какой неопытной тогда была. «У Киевского авиационного института деканат иностранных студентов появился гораздо раньше — нас отправили туда набираться опыта. Там нас обучили выписывать международные свидетельства об образовании и выдали одну копию диплома инженера по электрооборудованию на французском языке. Французский я не знала, поэтому показала бумаги Чиссамбо, а он говорит:  тут написано не авиационное электрооборудование, а медицинское... До сих пор интересно, сколько таких свидетельств выписал киевский деканат. До 90-го года я заполняла все дипломы своей рукой — каллиграфическим почерком, тушью. Иногда ночами оставалась, чтобы к утру успеть».

Киприот Продромоу Георгиос, автор книги «Понимание и принципы космического права». Фото: архив Нины Ягнюк.

«Студенты делились с нами всем - от учебных забот до личных, - вспоминает Нина Степановна. - Пришел киприот Продромоу Георгиос: я уехал, а девушка осталась - теперь говорит, что не любит меня. Мы от деканата написали девушке о том, как Георгиос тут страдает в одиночестве. Для подтверждения серьезности послания я поставила туда печать деканата и отправила по почте...» Через несколько лет Нина Степановна еще погуляла на свадьбе Георгиоса. Правда, женился он на другой.

В 2010 году к своей докторской степени в авиации Георгиос добавил диплом адвоката и диссертацию на тему «Понимание и принципы космического права», аннотацию к которой написал космонавт Александр Волков.

Зажигательный исполнитель чинклетас кубинец Родригес Савигне Хулио Инносенте. Фото: архив Нины Ягнюк.

Нина Степановна не устает восхищаться бывшими подопечными. Киприот Христодулу Димитрис своими руками делал для мебель для своих соседей по общаге. Сенегалец Виэйра Маканджу Ола Жак играл на рояле как Ван Клайберн («в нем сразу была видна порода и образованность»). Кубинец Родригес Савигне Хулио Инносенте, который так зажигательно исполнял чинклетас — танец Ирины Муравьевой из фильма «Карнавал», а сегодня живет на Майорке и успешен в турбизнесе, превосходное знание русского языка ему очень помогает.

Алвес Рибейро Жозе Мануэль из Португалии. Фото: архив Нины Ягнюк.

Португалец Алвес Рибейро Жозе Мануэль — уже доктор инженерных наук, преподает механику в университет Вила-Реаля. Болгарин Игоров Христофор Иванов учился на одни пятерки, на вопрос, может ли у него быть одна четверка, отвечал: не дождетесь.   Костариканец Денис Рамирес Мора, вернувшись на родину, получил задание за месяц освоить новые боинги — он был готов через три дня. Парень из бедной иракской семьи, который вынужден был устроиться подрабатывать на Рижском мясокомбинате, спас... от сосисок, рассказав, из чего их делают. 

Свадьба пакистанца Акрама Сомро. Фото: архив Нины Ягнюк.

Пакистанец Акрама Сомро однажды заявил: «Нина Степановна, если вы не приедете на мою свадьбу, то ее не будет». Она пришла, хотя к интернациональным бракам относилась крайне осторожно: «Конечно, я понимала девушек, которые влюблялись в наших красивых и умных парней. Но я не уставала им объяснять: сегодня вы очарованы и все видите в розовом свете, но вам предстоит жить в совершенно другой, особой культуре. Они-то впитали весь этот уклад с молоком матери, а вы?

Помню, студент из Центральной Африканской республики женился на местной девушке. И повез ее к маме. Во время пересадки в Москве девушку удивило, что муж ищет по магазинам керосиновую лампу. Он пояснил: это маме. Оказалось, родители африканца живут… совсем на природе. Молодая супруга испугалась: я так жить не могу. В дальнейшем она вернулась на родину».

Одного из кубинцев муж Нины Степановны Виктор (глава студенческого конструкторского бюро) спас от смерти. Во время грозы студент перебегал между лекциями через двор в другой корпус, остановился под деревом — тут его и настигла молния. Кубинец потерял сознание. Виктор Ягнюк, ставший свидетелем трагедии, быстро отволок студента в безопасное место и оказал первую помощь. 

Карнавал "Латинос" в клубе РКИИГА. Сценка открытия Америки. Фото: архив Нины Ягнюк.

На выпускном камерунский студент Мендуга Поль Аллен признался: «Когда я ехал в Ригу, меня предупреждали, что за мной будут следить и будет много трудностей, слежки я не заметил, где она? А в жизни и учебе — наоборот, мне все помогали. Я очень благодарен.»

Еще скажу, пожив в Риге, я понял, что теперь в жизни мне уже ничего не страшно — я счастлив!

«Жизнь у нас была не на 100 процентов, а на 200! Низкий поклон всем, с кем мне довелось работать», - говорит Нина Степановна. В подтверждение «серьезности отношений», все иностранцы, уезжая на каникулы домой, покупали форму гражданской авиации (советским студентам она выдавалась бесплатно, а иностранцы могли ходить в обычной одежде) и с гордостью там ее носили, чувствуя себя настоящими пилотами. 

Моника, которая обхитрила спецслужбы

“С нами вместе училась туча разных народов. В том числе — из СССР. Даже редкий лакец из аула до нас добрался. Мы в них особо не разбирались - дружили вне зависимости от национальностей. То ли все были правильно политически подкованы, то ли просто хорошо воспитаны. А девки спешно выходили замуж за иностранцев из любой страны. Чаще — социалистической, но и экзотические пользовались успехом, - вспоминает инженер кафедры N53 Моника Р. - Был и у меня забавный эпизод, связанный с поляком. Впрочем, в то время он мог обернуться совсем не веселыми последствиями...»

Один из выпускников РКИИГА приехал из Польши в Ленинград с тургруппой. Очень ему хотелось в Ригу, но спецслужбы не пускали. Однокурсники снарядили Монику на героический поступок. Она заселилась в ленинградскую гостиницу "Европейская", куда вскоре прибыла польская группа. И кинулась к объятья парню, изображая любовь с первого взгляда и до гроба. Вечером группу повели в театр, а «влюбленный поляк» отпросился с «любимой» на дачу. 

«В группе к нашему «роману» отнеслись с пониманием и закрыли глаза. А мы — на поезд и в Ригу, - рассказывает Моника. - Утром нас встретил чей-то папа, и увез поляка к кому-то домой. Через два дня поляка вернули в Питер. Как он потом доложил, никто и не заподозрил подвоха… А еще я помню, что у нас учились ливанцы. У одного убили всю семью на войне с Израилем, пока он был в Риге. Провожали его на похороны очень торжественно — студенты выстроились вдоль всего фасада корпуса А - такая всеобщая скорбь».

Наташа, которая носила шпалы в помощь Никарагуа

После окончания в 1977 году Факультета автоматики и вычислительной техники Наталья Пономарева (Сукуре), которая к тому времени возглавила Клуб интернациональной дружбы, получила предложение остаться в РКИИГА замсекретаря деканата по работе с иностранными студентами. Заниматься организацией досуга. За xто и взялась со свойственной ей энергией: экскурсии, фестивали, дискотеки под управлением энергичного камерунца Мендуги Поля Аллена.

«Вдохновившись Фестивалем молодежи и студентов в Гаване, мои подопечные из разных стран создали свой музыкальный ансамбль International под руководством местного студента-радиста, взявшего псевдоним Юрий Лир, - вспоминает Наталья. - Пели на русском, английском и испанском. И стали лауреатами конкурса на латвийском телевидении, который судил будущий доктор искусствоведения Абрам Клецкин».

Выпускник РКИИГА Феликс из Анголы женился на рижанке и остался жить в Латвии. В 1998 году он зашел в кабинет премьер-министра, бывшего баскетболиста Вилиса Криштопанса с бутылкой шампанского на голове. И поздравил его с Новым годом, исполнив на латышском языке песню "Kur ir mana Lidmašīna?". Представился Майклом Джорданом. Фото: архив Натальи Сукуре.

Визитной карточкой ансамбля стала песня "Слышишь?!" - призыв на трех языках ко всем прогрессивным силам Земли против войны:


На Земле так много счастья и радости
Каждый день, каждый час, каждый миг...
Не хватает Миру самой малости -
Мысли ,что не будет завтра войны.

Еще одно яркое воспоминание — вокресник, в котором бригады иностранных студентов соревновались в производительности на шпалопропиточном комбинате. «Шпалы были очень тяжелые, но идея-то светлая. Заработанные деньги направили в Фонд национального освобождения Никарагуа, где шла борьба с «фашистским режимом Самосы».

Сегодня Наталья Сукуре — глава своей туристической компании TAS-Baltics, которая продолжила «небесную тему» в ее жизни. Один из самых популярных туров — в центр NASA, где можно прожить целый день в режиме астронавта. Когда пять лет назад в Риге гостил выпускник РКИИГА и космонавт Талгат Мусабаев, Наталья устроила для него необычную ночную экскурсию по Риге со средневековыми всадниками и ангелами на крыше.

Виджайя, который усовершенствовал самолет для Папы Римского

19-летний шри-ланкиец Виджайя Хендавитарана приехал в СССР по гранту — единственный представитель своей страны. Ребенок из учительской семьи небольшого городка был вдохновлен системой социализма и хотел попасть в СССР. Учить русский язык его направили в Волгоград.

Там было холодно и еда другая, поэтому первых три месяца очень хотелось обратно, но привык». . признает Виджайя

Как лучшему ученику, ему предложили выбирать один из вузов по списку. Он остановился на РКИИГА — об авиации он мечтал с детства. «Мне очень повезло. Уровень РКИИГА был как в лучших мировых вузах: свой аэродром, лаборатории, техника. Самые развитые страны не могут похвалиться такой базой. В общежитии условия, конечно, суровые — по 4 человека в комнате, иностранец и три советских. Но весело - очень!» - вспоминает он. 

К окончанию института Виджайя познакомился на танцах и женился на выпускнице одной из рижских школ Наде. Уже через три месяца молодая семья перебралась в Шри-Ланку. И снова было непросто. Надя привыкала к новым традициям, укладу жизни, еде. Виджайя, устроившийся инженером в SriLankan Airlines, к совершенно другим моделям самолетов: «Уже через полгода я доказал, что могу работать даже лучше тех, кто учился в западных странах — такую базу мне задали в РКИИГА. И мне стали доверять самые ответственные поручения. В том числе, когда в 1985 году на Шри-Ланку прилетал Папа Римский (Иоанн Павел II), мне поручили привести в порядок его самолет — вставить лампочки, заменить сидения, чтобы Папе было удобно». 

Свадьба Виджайи и Нади. Фото: архив Виджайи Хендавитараны.

Сегодня семья Виджайи живет в Лондоне, куда перебрались, чтобы дать лучшее образование дочке. Сам выпускник РКИИГА в данный момент работает по контракту шефом по дизайну и готовности к полету в вильнюсской FL Technics. Виджайя до сих пор поддерживает контакты с бывшими однокурсниками как в Латвии, так и за ее пределами и очень сожалеет о ликвидации своей альма-матер: «Я был уверен, что РКИИГА мог быть востребован даже при капитализме, ведь это был вуз с международным именем». 

Текст: Кристина Худенко. Фото: Марис Морканс. Дизайн: Наталия Шиндикова. Портал Delfi благодарит за помощь в создании материала Жанну Спуре, Алексея Халтурина, Стаса Флоренцева, Романа Дьякона, Наталью Воробьеву, Виктора Куделькина, Ирину Яцкив, Нину Ягнюк, Наталью Сукуре, Маргариту Урбаху, Илмара Блумбергса, Мариса Городцовса, Яниса Друску и других.
DELFI использует cookie-файлы. Если вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете DELFI разрешение на сбор и хранение cookie-файлов на вашем устройстве.