30 лет Германского единства. Федеральный министр иностранных дел Хайко Маас об объединении Германии
Foto: AA/photothek

"Теперь срастается то, что должно быть вместе". Эти слова Вилли Брандта знакомы каждому в Германии. По сей день мы по умолчанию относим эти слова к произошедшему 30 лет назад воссоединению двух частей нашей страны, отрезанных ранее друг от друга стеной и колючей проволокой. Однако если присмотреться внимательнее, то можно усомниться в том, имел ли в виду Вилли Брандт действительно только Германию. Потому что уже в первый день после падения стены он говорил о том, что происходит "нечто великое", что "вновь срастаются части Европы".

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Единство Германии и объединение Европы были и остаются нераздельно связанными друг с другом. В Лейпциге, Берлине, Дрездене и многих других городах Восточной Германии сотни тысяч людей выходили на демонстрации за свою свободу. Но и в Центральной и Восточной Европе люди повсеместно выходили на улицы, своей волей к свободе, сметая стены и колючую проволоку. Этого мы никогда не забудем. А если бы наши европейские партнеры, США и тогдашнее руководство Советского Союза не поверили в мирную, европейскую Германию, воссоединение было бы политически невозможным. Поэтому наша благодарность за воссоединение Германии всегда неразрывно связана с твердым убеждением: будущее Германии мы видим только в по-настоящему единой Европе. В этом — единственный окончательный ответ на "германский вопрос", с которым снова и снова так болезненно сталкивалась Европа на протяжении прошлого века.

Поэтому "больше Европы" — это не цена, которую нам, немцам, пришлось заплатить за воссоединение, а еще одно историческое достижение. И поэтому совершенно последовательно было внести "осуществление идеи объединенной Европы" именно в ту статью нашей конституции, в которой раньше было записано стремление к воссоединению Германии.

Главные вехи, пройденные с тех пор, известны: создание Европейского Союза с подписанием Маастрихтского договора, Экономический и валютный союз, наш нынешний Лиссабонский договор и, прежде всего, вступление в ЕС стран Центральной и Восточной Европы, чьи воля к свободе и решимость придали решaющий импульс дальнейшему объединению Европы — не только как расширенного внутреннего рынка, но и как сообщества, основанного на ценностях.

Спустя 30 лет после воссоединения перед нами стоят другие вызовы: кризис, вызванный коронавирусом, не просто добавился к числу других кризисов — таких, как усиление правых националистов и популистов во всех европейских странах, растущее соперничество между США и Китаем и дезинформация, представляющая собой угрозу для наших демократических систем. Пандемия усиливает и обостряет эти кризисы. На них мы должны найти по-настоящему европейский ответ — как и 30 лет назад. Этот ответ — такой же, каким он был после воссоединения нашего континента: нам нужна солидарность внутри Европы, чтобы Европа могла суверенно защищать свои ценности и интересы по отношению ко внешнему миру. Солидарность и суверенитет — это две стороны одной медали.

За прошедшие месяцы мы продемонстрировали, что Европа способна быть солидарной внутри. Недавним доказательством этого стала договоренность о принятии беспрецедентного пакета мер поддержки, ответственность за которые несем все мы.

Этот путь мы намерены продолжить в период нашего председательства в Совете ЕС и после его завершения. Еще больше укрепляя всю Европу в целом, которая должна быть социальной и инновационной, выстраивая устойчивую европейскую экономику с амбициозными целями в области защиты климата и окружающей среды. И работая над принятием следующего бюджета ЕС — на прочной основе ценностей нашего сообщества.

Так строится Европа, способная защищать свои ценности и продвигать свои интересы в мире. От закупки медикаментов и вакцин до преодоления кризисов в непосредственной близости и активизации усилий по переходу на цифровые технологии. "Больше Европы" во всех этих сферах означает больше совместного суверенитета, больше дееспособности, больше влияния в завтрашнем мире.

Для этого нам необходимы та же уверенность и та же решимость, что и 30 лет назад, когда люди в Центральной и Восточной Европе завоевали единство и свободу. Поэтому мы хотим, чтобы "Совещание о будущем Европы" начало свою работу еще до завершения нашего председательства. Чтобы граждане Европы вместе могли обсудить пути выхода из кризиса и будущее Европы в 2025 или 2030 году — открыто и, если нужно, в споре друг с другом. Единство не возникает тогда, когда мы согласны друг с другом с самого начала. Именно в наших различиях заключается сила Европы — пока мы будем помнить о том, что нас объединяет — наши ценности. Мы, немцы, знаем, насколько сложен процесс срастания. Но мы знаем также, что ради него стоит приложить все усилия. Поэтому сегодня мы так же пламенно выступаем за единство Европы, как 30 лет назад выступали за единство Германии. Чтобы срасталось то, что должно быть вместе.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Берлин Германия
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form