"Две школы такие — Беслан и наша". Как проходили похороны погибших и арест стрелявшего
Foto: Reuters/Scanpix/LETA

12 мая стало в Татарстане днем траура — сегодня в Казани прощались с детьми и взрослыми, которые погибли при расстреле гимназии № 175. Вечером суд арестовал 19-летнего стрелка Ильназа Галявиева, который накануне пришел с ружьем в школу, где он раньше учился. Корреспонденты Би-би-си рассказывают, как прошел этот день.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

(Имена некоторых школьников изменены)

Константиновское кладбище находится на северо-западе Казани. Оно делится на мусульманскую и христианскую части, между ними забор. Днем 12 мая к мусульманской части кладбища по пыльной дороге мимо домов частного сектора едет колонна из десятка машин. В голове — черный микроавтобус ритуальной службы.

У кладбища дежурит полиция и карета скорой помощи. Колонна останавливается у ворот. Из машин выходят женщины в платках, мужчины в зеленых тюбетейках. Из автобуса достают носилки, на них тело, обернутое в белую ткань, сверху оно накрыто зеленым покрывалом. Хоронят Венеру Айзатову — учительницу начальных классов 175-й гимназии. 55-летний педагог, она всю жизнь проработала учительницей. В школе же ее жизнь и оборвалась.

По мусульманским обычаям предписывается хоронить умершего на близлежащем кладбище. От 175-й гимназии до Константиновского кладбища 10 минут езды.

Во вторник Венеру Гайзатову застрелил бывший ученик гимназии, 19-летний Ильназ Галявиев. В той же бойне погибла коллега Айзатовой, 26-летняя Эльвира Игнатьева, и семеро детей — четыре девочки и трое мальчиков. Им было 14-15 лет.

Учитель с большой буквы, которая любила детей

Родственники, друзья, ученики и их родители, выпускники — все встали в круг у носилок с телом убитой учительницы. Прощальную речь начал мужчина в синем костюме с букетом красных роз, министр образования Татарстана Ильсур Хадиуллин. Сначала он говорил по-татарски, затем перешел на русский: "Учитель с большой буквы. Сколько поколений она учила, сколько выпускников… Она любила детей", — преподаванию Венера Айзатова отдала 34 года жизни. О том, что она любила детей, говорили все, кто пришел с ней попрощаться.

"Вырастила свою дочь. Жить и жить, — министр с трудом подбирал слова. В толпе слышались всхлипы. — То, что произошло вчера, описать невозможно, вписать в нормальную человеческую логику невозможно. Простите нас, Венера Султановна".

Мужчины подняли носилки и понесли тело к месту захоронения. На мусульманских похоронах женщины не участвуют в процессии, а подходят к могиле во вторую очередь, после мужчин. когда тело уже предано земле. Дочь Венеры Айзатовой, Гульнара, осталась ждать у ворот кладбища. Вместе со взрослыми мужчинами, родственниками, друзьями, коллегами за носилками с телом учительницы шли ее ученики — бывшие и нынешние.

Два мальчика в белых футболках смотрели, как завернутое в ткань тело опускали в могилу. Они стояли в тишине, иногда вытирая кулаками глаза. У обоих Венера Айзатова четыре года начальной школы была классной руководительницей.

"Я учился у нее с первого по четвертый класс. Сейчас я в шестом. Она очень добрая, умная, очень организованная. С помощью нее мы выучились и сейчас учимся хорошо", — рассказал про свою бывшую классную руководительницу Илья. В руке он держал розовые розы. Ребенок добавил, что Венера Айзатова была и ему, и другим одноклассникам как вторая мама: "Она была самой лучшей учительницей". Илья не ходил в школу утром вторника. Там был его друг Эльдар. Он стоял рядом, с красными гвоздиками в руках. Говорить о случившемся он не хотел.

"Две школы такие — Беслан и наша". Как проходили похороны погибших и арест стрелявшего
Foto: Reuters/Scanpix/LETA

Рядом, опустив голову, стоял темноволосый молодой человек в пиджаке, Бехруз. Погибшая учительница была его классным руководителем с 1 по 4 класс еще в другой казанской школе, № 174, в начале 2000-х. "Была доброй, понимающей преподавательницей, поддерживала детей, всегда на защиту детей вставала, хоть мы и баловались, не было ни одной докладной, ни одной жалобы завучу", — рассказал Бехруз.

Когда тело учительницы опускали в могилу, над ней держали зеленое покрывало — ислам предписывает, что тело женщины должно быть закрыто даже после смерти. Затем имам зачитал короткую молитву. Тело засыпали землей.

Мужчины молились в тишине, затем положили на свежую могилу цветы. "Она была абсолютным авторитетом в школе, ее ценили, уважали, всегда оберегали, вот в этот раз не получилось, к сожалению, — сказал Би-би-си министр Ильсур Хадиуллин. — Терпения семье, дочери. Больше ничего не скажешь".

Рядом стоял старший брат Венеры, Рифкат. Вчера, узнав о случившемся в школе, он какое-то время еще надеялся на лучшее, но семье довольно быстро сообщили о гибели Айзатовой. Рифкат назвал главным качеством сестры человечность: "Она профессию себе выбрала хорошую, любящую".

Он рассказал, что его сестра начала преподавать сразу после университета: "Всю жизнь в школе, сначала у себя в родной деревне, потом в Ульяновске несколько лет, потом она переехала сюда, и с 2000 года в казанских школах". В 175-й гимназии Венера Айзатова работала с 2006 года, с первого дня основания учреждения, сказал Рифкат: "Можно сказать, она жила там".

Теракты и нападения на другие российские школы — за последние несколько лет их было около десятка — в семье учительницы никогда не обсуждали, и страха по этому поводу его сестра никогда не испытывала.

Дочь Венеры, Гульнару, под локти держали ее близкие. Сквозь слезы она говорит, что главное мамино качество — доброта. "Прекрасный человек, такая приветливая, со всеми очень дружно жила. Прекрасная бабушка, прекрасная мать" — родственница погибшей Гельсиня вспомнила, что даже в детстве Венера Айзатова любила играть в учительницу: "С малых лет я в медика играла, а она — в учительницу. Мы же на одной улице росли".

Толпа начала расходиться. Две семьи — родители младшеклассников — пытались вспомнить, бывали ли раньше такие нападения на школы, как то, которое случилось в 175-й гимназии. "У нас теперь две школы такие — Беслан и наша", — сказал один из мужчин. Они начали обсуждать, что будет со зданием гимназии — снесут ли его или отремонтируют.

Одна из женщин, мама школьника младших классов рассказала Би-би-си, что их дети были в гимназии во время нападения. "Выпрыгивали из окон в крови. Троих человек из нашего класса положили в больницу", — говорит она. Ее ребенок остался цел.

12 мая в Казани похоронили всех жертв Ильназа Галявиева. 26-летнюю Эльвиру Игнатьеву, учительницу английского, которая ценой своей жизни пыталась спасти от пуль детей — на Самосыровском кладбище Казани. Семерых детей — на кладбищах в Рыбной Слободе, Высокой Горе, на Кургане и Мусульманском кладбище.

"Неадекватное поведение" и "сильные головные боли"

Сразу после похорон журналисты бросились в Советский районный суд Казани — там в среду должны были избрать меру пресечения Ильназу Галявиеву.

Из-за ажиотажа к часу дня просторный холл суда был полностью забит прессой. Для репортеров вынесли дополнительные скамейки и бутылки с водой.

Шло время, но ни ходатайство об аресте, ни самого стрелка в суд так и не везли.

Сотрудники пресс-службы как могли успокаивали журналистов — в ожидании те удивленно обсуждали гостеприимство Советского суда.

Еще утром в Казань приехал глава Следственного комитета Александр Бастрыкин, который решил лично координировать работу следственной группы. Вместе с другими сотрудниками СКР он возложил цветы к народному мемориалу к гимназии № 175, а потом провел совещание о ходе расследования.

В оперативную группу, которая разбирается в произошедшем, сейчас входят более 100 следователей, экспертов и криминалистов.

Около трех часов дня СК заявил, что все-таки намерен просить об аресте Галявиева. Ему предъявили обвинение по нескольким пунктам ч. 2 ст. 105 УК РФ — убийство более двух лиц, в том числе несовершеннолетних, совершенное общеопасным способом. Формально самое суровое наказание, предусмотренное этой статьей, — смертная казнь, но на нее в России действует мораторий. По действующим законам стрелка могут приговорить к пожизненному заключению.

Кроме того, следователи сообщили новые подробности о состоянии Галявиева. Выяснилось, что 19-летний житель Казани хоть и не стоял на учетах у психиатра и нарколога, но неоднократно жаловался врачам на "сильные головные боли".

"Еще в прошлом году в связи с обращениями в одно из медучреждений ему был поставлен диагноз, свидетельствующий о заболевании головного мозга", — рассказали в СК.

Кроме того, с начала года — примерно тогда Галявиев перестал посещать занятия в своем колледже — близкие замечали в поведении студента "агрессивность и вспыльчивость".

Несмотря на это, он все-таки смог получить разрешение на оружие — психиатр, выдававшая в апреле ему справку, отклонений у него не нашла. Вопросов не возникло и у военных — Галявиева признали годным к службе в армии.

Сейчас "неадекватное поведение" стрелка осложняет проведение следственных действий, пожаловались в СК. Издание Baza со ссылкой на неназванные источники писало, что юноша "дерзко" отвечает на вопросы полицейских и следователей и отказывается от еды.

Накануне огромный резонанс вызвали кадры допроса стрелка, во время которого он, истошно вопя, называл себя богом и говорил, что в нем "пробудился монстр".

Но к суду по мере пресечения запал у Галявиева, видимо, иссяк.

"Вы понимаете, что убили девять человек?"

Заседание началось ближе к шести часам вечера. Безопасность в огромном зале обеспечивали не менее дюжины приставов и полицейских — в том числе спецназ МВД в масках. Аквариум перед приводом обвиняемого тщательно осмотрели с фонариком.

Интересы стрелка представлял адвокат по назначению Александр Гиляжев. Би-би-си он сказал, что переживает трагедию "как любой нормальный человек", а c подзащитным пообщаться не успел.

"Две школы такие — Беслан и наша". Как проходили похороны погибших и арест стрелявшего
Foto: AP/Scanpix/LETA

Появившись в зале, Галявиев, вопреки ожиданиям журналистов, вел себя абсолютно спокойно. Вместе с ним в "аквариум" зашли сразу трое сотрудников полиции.

В ожидании судьи журналисты наперебой выкрикивали обвиняемому свои вопросы:

- Ильназ, вы понимаете, что вы сделали?

- Вы понимаете, что убили девять человек?

- Вы понимаете, в кого стреляли?

- Какого возраста были эти дети?

- Вы не хотите ничего сказать родным?

- Почему вы молчите, Ильназ? Вы улыбаетесь?

- Раскаиваетесь?

- Как по-вашему жить родным тех, кого вы убили?

Галявиев на выкрики журналистов никак не реагировал.

Появившийся судья Эрнест Муртазин разрешил прессе снимать заседание целиком и начал устанавливать личность обвиняемого.

Галявиев назвался студентом-четверокурсником казанского колледжа при Татарском институте содействия бизнесу — хотя в учебном заведении еще вчера сообщили, что напавшего на школу отчислили за неуспеваемость и пропуск экзаменов.

Он также сообщил суду, что у него нет никаких тяжелых заболеваний.

После этого следователь коротко зачитал обвинение, предъявленное стрелку. По версии СК, Галявиев совершил убийство с умыслом, производил выстрелы в людей, "осознавая, что несет смерть". Так, считает следствие, Галявиев хотел выразить свою "исключительность и превосходство". Вину в расстреле школы он признал.

Зайдя в гимназию, ее бывший ученик подорвал самодельную бомбу с поражающими элементами, говорится в обвинении. Это произошло у начальных классов, где занимались английским. При взрыве никто не пострадал — серьезные повреждения получило только помещение школы.

После этого Галявиев открыл стрельбу из ружья — как утверждает СК, он сделал не менее 17 выстрелов. От его действий пострадали больше 20 человек — двое детей по-прежнему находятся без сознания в критическом состоянии.

Девять человек погибли — семь школьников и две учительницы.

Просьбу следствия об аресте поддержала и прокуратура — зампрокурора Татарстана Алексей Заика сказал судье, что у него нет "ни процессуального, ни морального права" принять другое решение.

Сам Галявиев на вопросы отвечал спокойно и коротко. Он сказал, что не возражает против ареста на два месяца — такое решение в итоге и вынес Эрнест Муртазин. В решении судьи говорится, что, оставаясь на свободе, стрелок может совершить другое подобное преступлении или угрожать свидетелям.

Пока конвойные выводили обвиняемого из клетки, журналисты опять начали задавать ему вопросы: "Вы раскаиваетесь? У вас есть заявление для прессы? Вы улыбаетесь?"

Галявиев покинул помещение, не проронив ни слова.

После этого с журналистами коротко пообщался прокурор Заика. Он заверил, что обвиняемому проведут полноценную судебно-психиатрическую экспертизу, чтобы установить, в каком состоянии тот расстреливал школьников.

По словам гособвинителя, заключение, которое должно определить, находился ли Галявиев под действием каких-либо веществ, еще не готово. При обыске в квартире стрелка, помимо боеприпасов и компонентов бомбы, нашли бутылку с настойкой лекарства "Мухомор", сообщал Life.

Отвечая на вопрос одного из журналистов, Заика сказал, что напавшему на школу пока не вменяют совершение теракта.

Одновременно с этим Life опубликовал выдержки из допроса Галявиева. Во время него он якобы заявил, что "планировал совершить теракт во время второго урока", а потом пришел в школу и начал убивать детей и взрослых, целясь им в голову и грудь.

"В содеянном я не раскаиваюсь, вину в содеянном по российскому законодательству я признаю полностью, а по моему — нет", — приводит канал слова Галявиева. Он считает, что совершил правильный поступок.

Свой арест стрелок будет отбывать в СИЗО-1 Казани.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

BBC News Русская служба:

Tags

Россия
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form