Генерал армии США Ходжес о ядерной войне с Россией и угрозе странам Балтии
Foto: AP/Scanpix

Почему "доктрину Герасимова" не нужно так называть, в чем сила и слабость России, и как быть с санкциями против Кремля — об этом бывший командующий Сухопутными войсками США в Европе (2014-2017), генерал-лейтенант в отставке генерал Бен Ходжес специально для литовского DELFI рассказал Констанину Эггерту во время пребывания на Вильнюсском форуме по безопасности.

- Прошло уже два года с момента размещения в странах Балтии трех сводных батальонных групп НАТО. Остается ли по-прежнему прямая военная угроза Литве, Латвии и Эстонии?

- Конечно, остается. Посмотрите, что Россия делает в Черном море, как она применяет силу, непосредственно нападая на украинские корабли. 24 украинских военных моряка по-прежнему находятся тюрьме в Москве. Бои продолжаются в Донбассе. Все это происходит, можно сказать, поблизости. То, что затрагивает Украину, так же затрагивает Польшу, Литву, Беларусь. Я не думаю, что Российская Федерация рассматривает это все по отдельности, так что тут все взаимосвязано.

Когда я вижу, насколько непрозрачны военные учения, которые проводит Россия, то понимаю, почему они вызывают такое беспокойство у людей в Эстонии, Латвии, Литве. А есть еще ядерная угроза. Настораживает тот факт, что Россия нарушила Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности почти шесть лет назад. Ведь речь идет о ракетах, которые могут долететь до стран Балтии и еще дальше, вглубь Европы.

- Польша и страны Балтии — это территория НАТО. А Украина — нет. Справедливо ли их ставить в этом плане на одну планку, если невозможно соразмерить силу ответного удара со стороны Украины и со стороны НАТО?

- Я считаю, что в Черноморском регионе появился новый "железный занавес". Такие страны, как Украина, Грузия, Молдова, именно потому что они не в НАТО, думают, что руководство в Кремле может в отношении их позволить себе то, что не позволит в отношении тех стран, которые состоят в альянсе — Румынии, Болгарии, стран Балтии. Конечно, есть разница.

На Западе часто говорят о том, что, на мой взгляд, неверно называется "доктриной Герасимова". Но на самом деле, это очень умелое совмещение информации, дезинформации, экономического и дипломатического влияния, военной угрозы, от ядерной до обычной, и много чего другого с одной лишь целью — добиться стратегического результата. И наши балтийские партнеры в этом плане, можно сказать, оказались на передовой.

- А почему Вы считаете, что такую тактику неправильно называть доктриной Герасимова?

- Я просто думаю, что это давний русский способ ведения войны. От Петра Великого до настоящего времени война велась очень умело, с использованием всех возможностей государства, в зависимости от целей. А у Альянса размыто представление о том, как на это можно ответить. Мы думаем, что если этой силе дать название, то станет понятно, как с ней бороться.

- К чему, на Ваш взгляд, Кремль стремится в долго-, средне- и краткосрочной перспективе?

- Россия рассматривает Черное море как плацдарм для всего того, что она делает в Сирии, в других странах Ближнего Востока, в Восточном Средиземноморье. Самый большой флот — Черноморский флот России — дислоцируется в нелегально аннексированном Крыму. Оттуда, через Босфор и Дарданеллы ВМФ России могут выходить в Средиземное море и дальше, в Атлантику. Поэтому защита Черноморского региона — это стратегическая цель России. Я думаю, в том числе, именно поэтому они решили захватить Крым.

Кремль смотрит на Запад и видит, что он раздроблен. Россия чувствует, что для нее это шанс добиться своих стратегических целей и посмотреть, как далеко он сможет продвинуться, пока Запад не решится на ответ. Когда я говорю Россия, я имею в виду, конечно, руководство страны, а не российский народ.

Осенью прошлого года Украина отправила свои корабли в Одессу в обход Крыма через Керченский пролив в Азовское море. Его воды Украина и Россия договорились использовать совместно, но Россия атаковала украинские корабли. Моряки с ноября находятся в российской тюрьме по обвинению в нарушении морской границы России. Как это может быть, если никто в мире не признает аннексию Россией Крыма? Это новый момент в этой гибридной войне, который мы называем "война законов" (lawfare) — когда начинают интерпретировать закон таким образом, чтобы добиться нужного результата.

Если Запад не даст отпор сейчас, не будет требовать от России отпустить моряков, то он де-факто признает, что Крым принадлежит России. Было объявлено о ряде санкций против чиновников, которые участвовали в принятии этого решения — атаковать корабли. То есть все, что сделал Запад — это добавил несколько санкций.

- А что бы сделали Вы в этой ситуации?

- Во-первых, членам ЕС и НАТО необходимо громко и ясно заявить, что Крым — территория Украины, и ее необходимо вернуть Киеву.

Во-вторых, я думаю, надо усилить экономическое давление. Теперь мы должны использовать всю нашу мощь, мощь Альянса, чтобы это давление было действительно ощутимым. Даже в Украине, в Одессе, две трети транспортных компаний, управляющих портом, — российские! В Одессе! Я не понимаю, как Украина может вести бизнес с Россией, если та захватила ее моряков.

- Многие задают этот вопрос и в самой Украине…

- Есть еще экономический аспект — "Северный поток-2". Как может Германия, наш главный партнер, втягиваться в эту гигантскую сделку? Конечно, немцы говорят, что это бизнес, а не политика, что, конечно, абсолютно фальшивый аргумент. То есть совершенно точно Россия должна быть наказана экономически, иначе она будет продолжать делать то, что считает нужным.

Возвращаясь к Черноморскому региону, я напомню, что в военной сфере, в отличие от ситуации на Балтике, члены Альянса ограничены в своих действиях Конвенцией Монтре от 1936 года. А она говорит, что только черноморские державы — Россия, Румыния, Болгария, Грузия, Турция и Украина — имеют возможность проводить полноценные военные корабли в любое время. Нечерноморские державы — США, Великобритания, Германия, Италия и Франция — в этом праве ограничены: только 21 день и только корабли определенного класса и тоннажа. Как скоординировать усилия в рамках этой Конвенции? Для НАТО и наших стран-партнеров, как Грузия и Украина, чтобы противостоять тому, что делает Россия, необходимо создать наш собственный A2/AD (Anti Access/ Area Denial) — "защитную сферу" с использованием морских и наземных систем, которые помогут защитить в первую очередь Румынию и не дать ВМФ России заблокировать, например, Одессу. А это, на мой взгляд, может произойти.

Разумеется, в украинском руководстве есть очень толковые, профессиональные люди, которые стараются сделать военный бюджет максимально прозрачным. Но если взять историю, всплывшую несколько недель назад, про сына первого заместителя секретаря Совета национальной безопасности и обороны (Олега Гладковского — Игоря — DELFI), который ввозил в Украину запчасти из России и продавал их армии втридорога. Это невероятно!

Пока подобное происходит в Украине, у Запада растет беспокойство. Да и российское руководство, видя, как люди в Украине теряют доверие к власти, продолжит давить на эти слабые места. А при этом уже убиты тысячи военных! Украинские военные сидят в окопах, словно на дворе 1915-й год. А конца не видно! Они достойны гораздо лучшего!

- Похоже, что у Запада растет не только беспокойство, но и разногласия — и по поводу Украины, и по поводу выделения средств на совместную оборону… Германия, например, вместо того, чтобы повысить эти расходы до двух процентов, наоборот, их сократила.

- Я бы хотел, чтобы Германия взяла бы на себя больше ответственности. Я все понимаю про внутреннюю ситуацию, но это в конце концов вопрос политической воли. Но при этом я считаю, что это была ошибка американской администрации — публично и столь жестко раскритиковать позицию Германии и ЕС, выставив их в качестве врага. Никогда в жизни я не мог себе представить, что американский президент поставит под сомнение 5-ю статью Договора НАТО. Это подарок Путину. Президент США должен быть суперпозитивным лидером, вдохновителем всей команды. Если у вас группа народов, у вас всегда будут разногласия. Попробуйте собрать несколько лучших друзей — гарантирую, вам с трудом удастся договориться, в какой ресторан идти. А мы пережили 70 лет, и у нас все еще впереди.

Но американский президент должен лучше объяснять своему народу, что, чем сильнее НАТО, тем лучше нам, вне зависимости от того, сколько платят другие страны. Стабильный и безопасный ЕС, наш главный экономический партнер, — это выгодно нам. Вы не можете обезопасить Америку из Техаса и Калифорнии, мы не можем выполнять нашу глобальную миссию без того доступа, который нам обеспечивают наши партнеры.

- Но защитники Трампа говорят: да, получилось жестко, но зато эффективно.

- Хорошо, давайте признаем эту заслугу Дональда Трампа и будем двигаться дальше.

- В чем, по-Вашему, слабость и сила России как мирового игрока?

- С экономикой, опирающейся на экспорт нефти, газа и оружия, и сравнительно небольшим для такой территории населением, наибольший вызов для России — не НАТО, а Китай и исламский экстремизм. У России гигантская протяженность границ, однако основные военные силы она концентрирует на самом безопасном — западном — участке границы. Это бессмысленно! Я уверен, что рано или поздно это приведет к возобновлению военного противостояния с Китаем.

Кроме того, у Москвы нет союзников, по крайне мере, настоящих точно нет. А кто тогда поможет, что называется, прикрыть фланги и подставить плечо? Что касается силы, то это, конечно, великая культура, талантливый народ, практически неограниченные ресурсы. Также — стойкие солдаты, одни из лучших средств радиоэлектронной борьбы, одни из лучших систем ПВО, дальнобойная артиллерия и ракетные комплексы.

Чего у России нет, так это необходимого числа людей и количества техники, чтобы воевать с НАТО. Когда в 1981 году я начинал служить молодым лейтенантом, мы ждали массированного прорыва советских танков через Фульдский коридор в Германии. Сегодня Российская Федерация не желает, да и не способна осуществить такой прорыв. Она делает ставку на раскол НАТО и ЕС.

Поэтому, например, когда Италия говорит: "А не пришло ли время снять санкции с России?", то это создает трещину между Италией и ЕС, Италией и Альянсом. Кроме того, российское руководство хотело бы при удобном случае показать, что НАТО не способно защитить своих союзников. Им достаточно провести блиц-операцию в Литве, других странах Балтии или Румынии и посмотреть, как будут реагировать союзники. Ведь речь может зайти о ядерной войне. И аргумент Москва, скорее всего, приведет такой: "Ну, помилуйте, кто пойдет на обмен ядерными ударами из-за Литвы или Латвии?!"

Главная сила Альянса — в его единстве. Никто в Литве, Латвии или Эстонии не должен ни на секунду усомниться: испанцы, португальцы, итальянцы и все остальные стопроцентно придут на помощь своему союзнику.

Бен Ходжес в настоящий момент возглавляет отдел стратегических исследований Центра анализа европейской политики (СEPA), США

Source

ru.DELFI.lt
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form