Херсон без гуманитарного коридора. Что происходит в городе
Foto: AFP/Scanpix

Херсон. Областной центр с 300 тысячами населения. Город заблокирован фактически с первого дня войны. Все это время херсонцы — друзья, родственники и бывшие коллеги корреспондента DW — рассказывают о своей жизни.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Вывезти детей невозможно

"До вчерашнего дня было нормально, а сегодня ужасно. Танки русские в городе, нам сказали сидеть и не высовываться", — дрожащим голосом говорит в трубку Ирина, психолог херсонского Дома ребенка 2 марта. Разговор с ней записываем на коленках, потому что именно в это время едем машиной из Киева на запад. А Ирина и 58 ее воспитанников — нет.

На попечении Ирины — малыши до четырех лет, оставшиеся без родителей. К моменту нашего разговора они прячутся в подвале уже седьмой день — детский дом расположен в северной части города, ближе к мосту через Днепр, за который несколько дней шли ожесточенные бои.

"В бомбоубежище были ужасные условия, поэтому сейчас они спят прямо в подвале. Хорошо, что волонтеры навезли картошки, сухой смеси. А еще охраняют их теперь. Вывезти наших детей уже нереально. Они стреляют даже по гражданским машинам, — говорит Ирина и сквозь слезы, вспоминая, сколько военных, терробороновцев и гражданских погибли за последние дни, — Нужен хоть какой-то коридор".

"Понюхать порох"

Выбраться из Херсона можно было разве что в первый день войны — 24 февраля. Удалось это немногим — только тем, кому тогда хватило бензина на автозаправках. Уже после обеда остановили работу железнодорожный и автобусный вокзалы, а под вечер российские войска захватили Олешки — городок по другую сторону Днепра — и развязали бой за Антоновский мост. В тот непривычно теплый для февраля вечер удивленные херсонцы выезжали на окраины наблюдать невиданную ранее картину — выезжавшую на мост российскую военную технику — и "нюхать порох" от первых выстрелов. Уже через день жителей этих окрестностей эвакуировали вглубь города — пригородный поселок Антоновка, где были преимущественно частные дома. В течение двух дней поселок был разрушен почти до основания.

Захватив переправу, российская техника сначала обошла город по шоссе и отправилась в сторону Николаева — дальнейшие бои ведутся за аэродром вертолетной части и в соседней области. Впрочем, "затишье" было непродолжительное — уже в полдень 1 марта заместитель директора одного из местных рекламных агентств Александр присылает мне видео с российскими БТР, которые едут по проспекту мимо его дома.

"Я ненавижу Россию, ненавижу Путина. Как у нас такое может быть, я на грани?!", — пишет сообщение Александр, тогда как первые снаряды падают на школьный двор, где прошло наше с ним детство. Снаряды между тем попадают и в соседние многоэтажки, калечат тех людей, которые не успели добежать до бомбоубежища.

Что происходит в городе

Российские войска взяли город под контроль 2 марта. "Гражданская инфраструктура, объекты жизнеобеспечения города работают в привычном режиме, недостатка в продовольствии, медикаментах и ​​предметах первой необходимости город не ощущает. Продолжаются переговоры с властями города по поддержанию порядка", — рапортует с утра спикер Минобороны РФ Игорь Конашенков.

Впрочем, гражданские авто на улицах останавливают, а кое-где и обстреливают. Местные власти призывают херсонцев не выходить из дома. Те, притаившись по домам после тяжелой ночи, общаются преимущественно через соцсети. Кое-кто упрекает власти за "сдачу города".

"Я с командой делаю все возможное для стабилизации ситуации. Если вы считаете, что именно Херсонская обладминистрация виновата в том, что колонна оккупантов продолжает уходить из Крыма, что не был взорван Антоновский мост (…) это ваше право. Но Бог все видит", — пишет в ответ председатель облгосадминистрации Херсонщины Геннадий Лагута.

Городской совет и коммунальщики тем временем чинят канализацию и устраивают бесплатную раздачу хлеба. "Моя задача, кроме того, чтобы над городом был украинский флаг", — заверяет мэр Игорь Колыхаев.

Нужны "зеленые коридоры"

Договоренности о "зеленых коридорах" для поставок продуктов и медикаментов, а также эвакуации жителей осаждаемых городов — едва ли не единственный результат второго раунда российско-украинских переговоров 3 марта. Впрочем, договоренности — это еще не конкретные действия.

"Прямо сейчас в город могут зайти фуры с продуктами и гуманитарной помощью от друзей нашего города. Но Херсон находится в окружении, и наши машины не пропускают", — рассказывает на следующий день, 4 марта, Игорь Колыхаев. Он жалуется на нехватку продуктов и лекарств в городе, введенный по требованию россиян комендантский час, а еще — на отсутствующую с самого утра мобильную связь.

"Вопрос коридора самый важный, — спешно кричит мне в трубку Геннадий Лагута, прорываясь через помехи на линии. — Была же договоренность?! Но русские привезли свои машины".

Российская гуманитарка vs флаг Украины

Перед облгосадминистрацией в этот день действительно выстраиваются несколько грузовиков с гуманитарной помощью из России. Ее показательно разгружают под объективами телекамер российских телеканалов, впрочем, по словам Лагуты, херсонцы российскую "гуманитарку" брать не спешат.

А 5 марта несколько тысяч отчаянных горожан собираются на митинг под украинскими флагами. Заполнив площадь перед обладминистрацией, они перекрикиваются с российскими солдатами, поют песни и придумывают новые кричалки в доказательство того, что Херсон — это Украина. Обходится без выстрелов и задержаний.

Уже на следующий день, в воскресенье, 6 марта проукраинские митинги проходят по другим городам и селам области, захваченным российской армией. В Херсоне в этот день собирают подписи под обращением к миру по поводу закрытия неба над Украиной — ракетных обстрелов и бомбардировок здесь еще не было, и их никто не хочет. Не хочет, потому что город продолжает жить.

Как херсонцы помогают друг другу

Вот уже десятый день Алексей Александров вместе со своими товарищами, херсонскими рестораторами, готовит еду не для посетителей — кафе и рестораны города закрылись с началом войны. Так что лучшие шеф-повара города кормят тех, у кого не хватает времени даже на перекус — местных медиков. "Сейчас смены в больницах немного наладились, — рассказывает Алексей 6 марта. — А в начале недели врачи работали по 24 часа и больше. В одной больнице — раненые бойцы и гражданские, другие перегружены плановыми операциями, а ведь есть еще скорая помощь, которая ездит не смотря ни на что".

Сперва "медицинской кухне" хватало остатков продуктов из закрытых ресторанов, дальше в ход пошли запасы на продуктовых базах. Сейчас и они подходят к концу, так же как и остатки в магазинах, рассказывает Александров. Через сколько дней город окажется на грани голода, он спрогнозировать не может.

Между тем всю неделю город обсуждает судьбу трех миллионов кур — именно столько их погибает на пригородной птицефабрике, которая из-за обстрелов осталась без электричества, воды и кормов. Кур, в конце концов, решают резать. Делают это заключенные расположенной неподалеку исправительной колонии. Кур собираются раздавать херсонцам просто так, ведь их негде хранить и не удается вывезти.

6 марта президент Владимир Зеленский присвоил Херсону, и ряду ряд других населенных пунктов звание "город-герой". С начала войны здесь родилось 50 новых горожан. Гуманитарного коридора для них до сих пор нет. Последние новости их Херсона поступают в ночь на 7 марта, когда Госспецсвязь Украины сообщила о том, что начался штурм Херсона, что российские войска наступают со стороны аэропорта и Николаевского шоссе.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Статьи по теме:
 
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.