Как правильно называть организацию террористов — ИГИЛ, ИГ или ДАИШ
Foto: AFP/Scanpix

После парижских терактов французы все реже употребляют название "Исламское государство". Как вместо этого они именуют ИГ, и приживется ли новая аббревиатура — в материале Deutsche Welle.

"Франция будет безжалостно бороться с варварами из ДАИШ", — заявил на утро после парижских терактов президент Франции Франсуа Олланд, выступая перед парламентом.

Бороться с кем? Но французы отлично поняли своего президента, потому что руководители страны не единственные, кто именуют группировку "Исламское государство" как ДАИШ.

Вслед за Олландом термин ДАИШ употребил и госсекретарь США Джон Керри, выступая на саммите по Сирии в Вене, прошедшем 14-15 ноября, сразу после серии терактов в Париже.

Еще в сентябре 2014 года глава МИД Франции Лоран Фабиус призвал французскую общественность отказаться от обозначений ИГ и ИГИЛ, потому что "это террористическая группировка, а не государство", а названия "Исламское государство" или "Исламское государство Ирака и Леванта", по его словам, "стирают границы между исламом, мусульманами и исламистами".

С тех пор аббревиатуру ДАИШ стали постепенно использовать многие СМИ Франции, а после парижских терактов данная тенденция значительно усилилась — теперь другие обозначения этой группировки джихадистов стали большой редкостью.

Почему ДАИШ?

Так что же такое ДАИШ? Это сокращение от названия указанной экстремистской группировки на арабском языке. То есть, по сути, то же самое, что и ИГИЛ, только на арабском.

Традиционно слово ДАИШ по отношению к ИГ используют противники этой террористической организации, так как аббревиатура ДАИШ созвучна с арабскими словами, обозначающими "топающий/давящий ногами" и "сеющий раздор/разрушения".

ИГ немало внимания уделяет собственному пиару, поэтому неудивительно, что из-за негативной коннотации сами сторонники ИГ очень не любят сокращения ДАИШ.

По сообщениям СМИ, террористы даже пригрозили "отрезать языки" всем, кто будет так их называть. Для некоторых уже это является аргументом, чтобы именовать ИГ только как ДАИШ. "ДАИШ не любят, когда их так называют. А то, что не нравится им, на инстинктивном уровне симпатично мне", — рассказывал, например, экс-премьер Австралии Тони Аббот в июле 2014 года.

ДАИШ — для политиков, ИГ — для СМИ?

Во многих западных странах дебаты о том, как называть ИГ, начались уже больше года назад — вскоре после провозглашения боевиками "Исламского государства" халифата в июне 2014 года и, соответственно, переименования себя из ИГИЛ в ИГ. Во Франции это обсуждение привело к постепенному переходу к акрониму ДАИШ.

В Германии генеральный секретарь Социал-демократической партии Германии Ясмин Фахими высказывалась против использования определений "исламский" или "радикально исламский" в отношении ИГ, чтобы не относить к террористам всех мусульман в ФРГ.

Однако в Германии эта дискуссия не привела к практическим результатам. Все крупные немецкие СМИ используют название "Исламское государство" и аббревиатуру ИГ.

Активнее тему названия этого террористического движения обсуждали в Великобритании. Имамы, проживающие в стране, просили правительство Дэвида Кэмерона называть группировку "Неисламским государством". Сам премьер предложил просто добавлять "так называемое" перед "Исламским государством".

А в июле этого года 120 британских парламентариев написали письмо руководству Би-Би-Си с требованием отказаться от терминов ИГ и ИГИЛ, заменив их на ДАИШ. Однако генеральный директор телерадиокорпорации Тони Холл отказался последовать призыву политиков, пояснив, что это могло бы поставить под сомнение непредвзятость Би-Би-Си и "создать впечатление поддержки противников этой группировки ".

Насколько важен выбор слов?

До сих пор в России был лишь один случай, когда политики заговорили о возможных иных вариантах названия ИГ, наряду с которым россияне также очень часто употребляют и устаревшее ИГИЛ.

В марте этого года Рамзан Кадыров сообщил, что видные исламские ученые предложили расшифровывать ИГ как "Иблисское государство", то есть дьявольское. Правда, с тех пор кроме самого Кадырова к такому обозначению никто из российских политических деятелей или СМИ не перешел.

Председатель профсоюза журналистов "Журналистская солидарность" Игорь Яковенко полагает, что идея "снижения статуса, снижения тональности" при обозначении ИГ с помощью акронима ДАИШ в целом верная. Хотя, по его мнению, это не имеет принципиального значения.

"Думаю, что подавляющее большинство тех, кто является объектом вербовки, газет не читает и к СМИ не очень прислушивается, — объяснил экс-генсек Союза журналистов России. — Поэтому если даже их как-то обозвать, вряд ли это уменьшит их притягательность". По мнению Яковенко, это "своего рода лингвистический фетишизм", — сказал Яковенко.

С ним не согласны эксперты в области психологии и психолингвистики. "Слова чрезвычайно важны, так как формируют неосознаваемую установку к обозначаемой реальности", — убежден руководитель отдела психолингвистики Института языкознания РАН Евгений Тарасов.

По его выражению, название "Исламское государство" хотя и не может само по себе вербовать новых сторонников для группировки, но может создавать готовность к восприятию их идей.

А заведующая лабораторией психологии личности Института психологии РАН Маргарита Воловикова подчеркнула, что каждый раз, когда произносится словосочетание "Исламское государство", в подсознании людей все глубже фиксируется связь между терроризмом и исламом, а также внушается страх перед этой группировкой.

По словам Воловиковой, у людей формируется восприятие ИГ по следующей схеме: "Исламское — значит террористическое, государство — значит какое-то мощное структурированное образование".

Придет ли в Россию слово ДАИШ?

Игорь Яковенко напомнил, что Роскомнадзор уже обязал российские СМИ добавлять пояснение ко всем запрещенным в РФ организациям о том, что они собственно запрещены, из-за чего "публикации об ИГИЛ выглядят довольно забавно, когда чуть ли не после каждого упоминания этой организации говорится о том, что она запрещена в России". "Не думаю, что это сильно добавляет информативности", — посетовал Яковенко.

По его мнению, теоретически в России по примеру Франции мог бы произойти переход к использованию аббревиатуры ДАИШ для обозначения ИГ. Яковенко видит для этого два возможных пути. Первый — "если достаточно авторитетный субъект медийного рынка всерьез займется созданием такой моды". Второй вариант — если власти примут такое решение и будет проведена соответствующая кампания. "Но я пока не вижу таких импульсов", — констатирует Яковенко.

В свою очередь медиааналитик Василий Гатов полагает, что ИГИЛ и ИГ — одинаково неприятные слова в российском политическом дискурсе, и русский политический язык в этой ситуации пойдет своим путем.

Однако сокращение ДАИШ уже начало проникать в русский язык, хотя россияне об этом и не догадываются. Все потому, что в Казахстане решили отказаться от обозначения "Исламское государство".

"Мы считаем неправильным, когда политики и журналисты широко применяют в отношении ДАИШ обозначение ИГ. Использование термина "государство" в данном случае вольно или невольно придает этой организации флер легитимности, что по меньшей мере некорректно", — заявил в июне этого года председатель Комитета национальной безопасности Казахстана Нуртай Абыкаев.

Source

Deutsche Welle

Tags

"Исламское государство"
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form

Комментировать
или комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Читать комментарии Читать комментарии