Несговорчивый Либерман. Как выходец из СССР строит и рушит правительства Израиля
Foto: AFP/Scanpix/LETA

В понедельник в Израиле прошли третьи за неполный год выборы в парламент. По оценкам ряда финансовых институтов страны, неспособность политиков сформировать правительство в апреле и в сентябре прошлого года уже обошлась стране примерно в 10 миллиардов шекелей (почти 3 млрд долларов). И причиной всему этому — лидер русскоязычной партии "Наш дом Израиль" (НДИ) Авигдор Либерман, написала накануне одна из центральных израильских газет Haaretz.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

"Именно он, лидер НДИ, в апреле отказал премьер-министру Биньямину Нетаньяху в местах в Кнессете, которые были необходимы для создания правительства большинства. В сентябре Либерман мог сделать премьер-министром Бенни Ганца, но заблокировал идею правительства меньшинства, которую поддержали депутаты из Объединенного Арабского списка", — пишет издание.

Это мнение широко распространено в Израиле.

"Либерман в ответе за то, что в Израиле по сей день нет правительства национального единства, — заявлял после сентябрьских выборов лидер партии ШАС и в прошлом министр внутренних дел и экономики Израиля Арье Дери. — Либерман в ответе за третьи выборы, которые нанесут колоссальный ущерб экономике, потребуют многомиллиардных расходов и парализуют страну".

Так благодаря чему выходец из СССР Либерман стал таким могущественным политиком и не растерял ли он свои позиции из-за собственной несговорчивости?

С Либерманом или без него?

По результатам последних выборов, Биньмину Нетаньяху снова не удалось закрепить за собой большинство в парламенте: его партия "Ликуд" набрала 36 мест, а его союзники, включая религиозные партии, — суммарно 22 места.

В Кнессете Израиля 120 мест, для получения парламентского большинства необходимо 61 место, а это означает, что Нетаньяху надо срочно переманивать на свою сторону трех человек из другого лагеря или объединяться с целой партией.

Так что — слово снова за Либерманом? Он, правда, уже заявил, что в коалицию с ортодоксами не пойдет, но эксперты считают, что нельзя ничего исключать.

"До недавнего времени Либерман был абсолютным кингмейкером. Будучи политиком правого толка, он давал понять, что может поддержать левоцентристское правительство, для того чтобы две главные партии могли создать светское либеральное правительство. Как ни странно это говорить в отношении убежденно правого Либермана, но в последнее время в нем начали проявляться некие либерально-левые черты. Он мог повернуть в любую сторону и предопределить курс целой страны", — говорит израильский политический аналитик Таль Шнайдер.

"Сегодня, возможно, от него не так много зависит, — продолжает Шнайдер, — но он по-прежнему может быть кингмейкером, если сам этого пожелает. Проблема в том, что никто уже давно не понимает, чего он хочет".

Несговорчивый упрямец?


Собственно, задаваться вопросом "чего же хочет Либерман" эксперты начали еще весной прошлого года, когда победивший на внеочередных парламентских выборах Биньямин Нетаньяху не смог сформировать правительство из-за несговорчивости Либермана, который вдруг отказался войти в коалицию с ультраправыми ортодоксами.

В сентябре судьба коалиции снова оказалась в руках Либермана и снова страна осталась без правительства.

Как получилось, что из весьма нишевого политика, представляющего интересы русскоязычной общины, Авигдор Либерман превратился в фигуру такого масштаба? Каким образом человек, чья партия всегда претендовала примерно на 8-10 мест в Кнессете, был близок к тому, чтобы формировать повестку целого государства?

А если учесть, что Израиль — один из главных игроков на Ближнем Востоке, вокруг которого свою политику в регионе строит такой гигант, как США, то фигура, дергающая за ниточки израильского политического аппарата, представляется еще более интригующей.

Спортсмен, математик, сионист

"Он всегда был неординарным и амбициозным, умел добиваться поставленных целей, — вспоминает однокашница Либермана по кишиневской школе Ольга Гончарова. — У него всегда был математический склад ума, он побеждал почти во всех олимпиадах. И спорт очень любил, особенно спортивное ориентирование".

Авигдором Либерман стал после эмиграции в Израиль, а при рождении родители назвали его Эвиком. Он родился в столице Молдавской ССР в июне 1958 года.

Как и положено любому советскому школьнику, он прошел все стадии от октябренка до комсомольца, но никогда не скрывал свои идеологические несогласия.

"Директор школы обзывала его сионистом. В советское время это было не хорошее слово. А он этим даже гордился. После школы Эвик уехал в Киев поступать в госуниверситет на факультет международных отношений, но у него даже документы на захотели принять. Сказали, что фэйсом и родословной не вышел. Пришлось поступать в Кишиневский сельхозинститут", — вспоминает друг детства Либермана Леонид Гурин.

Когда в 1978 году семья засобиралась в Израиль, Эвик пошел за справкой в деканат института. Там его спросили, почему он едет в Израиль.

"Я еду в Израиль, потому что я еврей, а все евреи должны жить в Израиле", — ответил Либерман.

Как Либерман невзлюбил ортодоксов

"Либерман вел очень умную кампанию. Нападал на Нетаньяху, обвиняя его в том, что тот тянет Израиль в ультраортодоксальную тьму. Себя же он позиционирует как воина света, и это находит отзыв в израильском обществе, особенно в среде светских либеральных элит. Пущенная им стрела попала точно в сердце всех тех, кто боится доминирования раввинов в стране", — говорит Таль Шнайдер.

Правда, в прошлом Либерман прекрасно договаривался с ортодоксами и даже входил с ними в коалицию. Для израильских политиков правого толка выбор всегда был очевиден: лучше с ультраортодоксами, чем с левыми. Но в определенный момент левые стали неопасны. Угасание левого крыла началось с убийства Ицхака Рабина в 1995 году в разгар его выступления на митинге в поддержку мирного процесса с палестинцами.

С другой стороны, ортодоксы начали все более агрессивно протаскивать свою повестку. В центре страны начали происходить нападения на женщин, совершавших пробежку в шабат. Они били витрины магазинов с некошерной продукцией, нападали на феминисток, молящихся у Стены плача, бросали камни в участников гей-парадов и протестовали против проведения "Евровидения".

"Ультраортодоксы верят, что без них в Израиле не может быть правительства, и эта их уверенность исторически обоснована — так было еще 40-30 лет назад", — говорит Таль Шнайдер.

"Но харедим [так в Израиле называют представителей разных ультраортодоксальных еврейских общин — прим. Би-би-си] не смогли расшифровать реальности и не заметили, что пугала левых, которое так долго прикрывало их, больше нет", — считает журналист Шмуэль Рознер.

Либерман посчитал, что они попросту зарвались. Он говорил, что руководство ультраортодоксальной общины выстраивает альтернативные государственным структуры, создало государство в государстве и установило свой диктат.

Кроме того, многие из них всю жизнь занимаются исключительно изучением Священного писания и нигде не работают, что обходится казне очень дорого.

"Создается впечатление, что между Биньямином Нетаньяху и Бени Ганцем [лидер альянса "Кахоль-Лаван" — прим. Би-би-си] уже развернулось позорное соревнование: кто из них даст ультраортодоксам больше, кто пойдет на наибольшие уступки им ради того, чтобы стать главой правительства", — написал Либерман в июне этого года в своем "Фейсбуке".

"В сложившихся чрезвычайных обстоятельствах (катастрофический, но тщательно скрываемый от общественности дефицит государственного бюджета, настоящие и будущие вызовы в сфере безопасности и т. д.) наша задача состоит в том, чтобы привести и "Ликуд", и "Кахоль-Лаван" к созданию национально-либерального правительства. Правительства, которое отражало бы волю подавляющего большинства граждан Государства Израиль", — говорится в том же программном посте.

Решив умерить аппетиты ультраортодоксов, Авигдор Либерман начал давить на самую болезненную для них мозоль — призыв членов общины в Армию обороны Израиля. Однако его упорное желание протащить соответствующий закон вызывает массу вопросов.

Во-первых, с развитием военных технологий стране скоро может понадобиться меньше солдат, а не больше. А во-вторых, большую пользу государству они принесут не в военных частях, а на рынке труда. По подсчетам министерства финансов, если уровень занятости среди ортодоксов не вырастет в самое ближайшее время, то к 2030 году потери израильской экономики составят 11 млрд долларов в год.

Биби Нетаньяху убежден, что когда Либерман достает из рукава религиозную карту, он пытается торговаться по другим вопросам. "Дело не в законе о призыве, не в ортодоксах и точно не в принципах. Либерман — серийный национальный разрушитель. […] Он действует из личных интересов, из личных амбиций, одурманенный ощущением силы. За счет всей страны", — говорил он в мае 2019 года.

И тем не менее Либерману удалось поднять религиозный вопрос очень высоко в общественной повестке Израиля. Некоторые моменты обсуждались в стране десятилетиями, но очень вяло, пока Либерман не затронул моменты, имеющие прямое отношение к повседневной жизни любого израильтянина.

Он ярый приверженец главной идеи сионизма: Израиль для евреев, но государство, убежден он, должно быть светским.

Кого считать евреем в еврейском государстве?


В основном законе "О государстве" Израиль определен как национальное государство еврейского народа. В иврите нет разделения понятий "еврейство" и "иудаизм", поэтому многие видят религию как фундамент существования страны. Кроме того, религиозные евреи со дня основания Израиля выполняли важную демографическую функцию, рожая по многу детей.

Однако де-юре религия в Израиле отделена от государства. Религиозные и светские группы почти не пересекаются, случаи смешанных браков очень редки. Светская часть израильского общества хочет пользоваться в шабат общественным транспортом, иметь возможность заключать браки с неевреями и перестать содержать неработающих ортодоктов.

"Вот почему Авигдор Либерман уже давно вышел за пределы русскоязычного электорального сегмента", — объясняет аналитик Таль Шнайдер.

Неловкий популистский момент?

Эксперты отмечают, что в политической риторике Либермана отчетливо слышен элемент запугивания, поиск врага . Сейчас этот условный враг — ортодоксы, раньше были — палестинцы.

Его высказывания в адрес израильских арабов и соседей-палестинцев в большинстве развитых стран назвали бы неприкрытым расизмом и на карьере такого политика можно было бы поставить крест.

Но в Израиле ситуация несколько иная. Выпады в адрес арабов на фоне непрекращающегося палестино-израильского конфликта с жертвами и кровопролитием значительной частью израильского общества воспринимаются как привычная часть политического дискурса .

По словам Таль Шнайдер, арабская карта разыгрывалась почти всеми израильскими политиками, и, как правило, это шло на пользу их политическому имиджу. Громкое предвыборное заявление премьер-министра страны Биньямина Нетаньяху прошлой осенью о планах аннексировать часть Западного берега и обнародованный в январе новый ближневосточный мирный план со столицей Израиля в Иерусалиме — яркий тому пример.

Однако в 2016 году имидж Либермана был изрядно подпорчен им самим. Ему до сих пор припоминают историю, когда он заявил, что будь у него полномочия, лидер ХАМАС Исмаил Хания был бы убит в течение 48 часов. Буквально через несколько дней после этого заявления Нетаньяху предложил ему пост министра обороны, а Хания до сих пор жив и здоров.

Позднее Либерман говорил о "политической мудрости и ответственности" и о том, что после его вступления в должность Израиль в принципе изменил политику в отношении ХАМАС, но оппоненты до сих пор припоминают ему то заявление, называя популистом.

"Если бы он предвидел свое назначение, он никогда бы не стал бросаться такими заявлениеми", — считает Таль Шнайдер.

Первые шаги по "русской улице"

Свое 20-летие Либерман отметил уже на Земле обетованной. С первых дней пришлось работать, чтобы помочь семье встать на ноги, но были и мечты, от которых не хотелось отказываться.

Авигдор работал грузчиком в аэропорту, позже уехал в киббуц изучать иврит и все время искал способ поступить на факультет международных отношений, чего ему не удалось сделать в СССР.

После службы в армии он добился своего и начал учебу в Еврейском университете в Иерусалиме. Во время обучения Либерман подрабатывал охранником в студенческом ночном клубе, а через некоторое время был назначен главным менеджером этого клуба, что говорит о его характере.

Тогда же, будучи студентом, он начал заниматься политикой. Вступил в партию "Ликуд" и в 1993 году стал ее генеральным директором.

Созданный Менахемом Бегином "Ликуд" привлек Либермана тем, что в ее основу был заложен принцип беспощадного сопротивления, который декларировал лидер правого сионизма Владимир (Зеэв) Жаботинский. Он считал, что любое покушение на права евреев есть покушение на их независимость и этому надо давать мощный отпор.

Качели Либермана

За десятилетия своей политической карьеры Либерман успел поработать министром национальной инфраструктуры, министром транспорта, иностранных дел и обороны, без учета других менее важных постов .

Свои должности он занимал при разных правительствах — и Ариэля Шарона, и Эхуда Ольмерта, но главные посты ему достались при Биньямине Нетаньяху, с которым они были соратниками долгие годы, даже после того, как в 1999 году Либерман заявил о создании собственной партии "Наш дом Израиль".

Все эти годы Либерман говорил: "Правее меня — только стенка", но в последнее время стал смещаться к центру.

Во многом это связано с тем, что в русскоязычной среде, на которую он ориентируется прежде всего, естественным образом произошел разрыв поколений. У эмигрантов 1990-х в Израиле родились и выросли дети, которые мыслят и голосуют по-новому.

Выступая с лекцией перед студентами Междисциплинарного центра в Герцлии в 2014 году он, например, говорил о том, что считает урегулирование с палестинцами и заключение стратегического мира с умеренными арабскими странами очень важным шагом для развития страны.

"Если можно будет прилететь из Тель-Авива в Доху или Эр-Рияд и вести там бизнес, то реальность станет совершенно иной. Наши технологические ресурсы и экономическая мощь умеренных арабских стран способны многое изменить", — говорил он студентам.

Так кто он — коньюктурщик или политик, способный меняться?

"Раньше роль качелей играли ультраортодоксальные партии, от них во многом зависели коалиции, но вот уже пять-шесть лет они готовы поддерживать только правое крыло. Таким образом в центре образовался вакуум, который Либерман и поспешил заполнить. Теперь он раскачивает качели", — говорит аналитик Шнейдер.

"Когда ты заботишься об интересах малой группы [последние данные о численности репатриантов из бывшего СССР относятся в 2014 году. Тогда в Израиле их насчитывалось около 750 тыс. из 8,2 миллиона на тот момент — прим. Би-би-си], невозможно оставаться правым в традиционном понимании этого слова, потому что интересы малой группы защищаются или продвигаются за счет интересов большинства", — считает израильский политтехнолог Марк Новиков.

Игра по-крупному

В начале этой статьи эксперт называет Авигдора Либермана кингмейкером. Так в Англии называли людей, обладавших достаточной властью влиять на то, кто займет трон.

Авигдор Либерман никогда открыто не заявлял о своих амбициях занять кресло премьер-министра страны, но он амбициозен и вряд ли не думал о том, чтобы пойти еще выше.

Пока это невозможно чисто математически, и Либерман это понимает.

"Он сам как-то сказал, что для этого надо получить минимум 24 места в парламенте. Таких возможностей у него пока нет. Но он мог бы выторговать себе кресло вице-премьера. И если премьера обвинят в коррупции, то вице-премьер выйдет на первый план как исполняющий обязанности премьера до следующих выборов. И это, безусловно, возможность для него", — объясняет политолог Таль Шнайдер.

В отношении Биньямина Нетаньяху уже несколько лет идет расследование, ему предъявлены обвинения в подкупе, коррупции и злоупотреблении общественным доверием.

В разное время против Либермана тоже выдвигались обвинения в коррупции, в мошенничестве и обмане общественного доверия. Однако все дела были закрыты или в связи с недостаточностью улик, или в результате оправдательного приговора.

По словам Марка Новикова, хотя русскоязычная община Израиля и голосует в большинстве своем за НДИ Либермана, но премьер-министром они его не видят.

Однако, считает он, на каждых выборах Либерман показывает довольно стабильные результаты, и это приучает его сторонников к мысли, что он настроен серьезно.

Он до сих пор говорит на иврите с очень сильным "русским" акцентом, и это довольно символично: у всех отцов-основателей государства Израиль был такой же акцент, да и у сегодняшних жителей страны он не редкость.

"Кроме того в израильском обществе назрел запрос на сменяемость власти. Биньямин Нетаньяху провел в политике почти 40 лет и из них более десяти — на посту премьер-министра", — говорит политтехнолог Новиков.

А если в этот раз ему удастся создать коалицию, срок его премьерства станет рекордным.

Поэтому амбициозный, непримиримый и дальновидный Авигдор Либерман, несмотря на всю его несговорчивость, в обозримом будущем может оказаться для израильтян самой привлекательной фигурой.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

BBC News Русская служба:

Tags

Израиль
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form