Ни вещей близких, ни суда, ни компенсации. Год после крушения украинского самолета в Иране
Foto: EPA/Scanpix/LETA

"Моя дочь говорит, что и сейчас чувствует присутствие отца", — рассказывает Екатерина, жена погибшего пилота Владимира Гапоненко. С тех пор, как иранские военные сбили в небе над Тегераном пассажирский самолет "Международных авиалиний Украины", прошел год. Родные жертв этой авиакатастрофы продолжают остро переживать боль утраты и не доверяют официальной версии Ирана о простой ошибке военных.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Тем временем количество вопросов к иранскому расследованию и официальной версии событий растет, как снежный ком.

"С Ираном пытаются говорить. Он дает обещания и не выполняет их. Прошел год с момента катастрофы — и результат близок к нулю", — говорит Хамед Эсмаелион, представитель Ассоциации семей жертв рейса PS752. Он живет в Канаде и потерял в авиакатастрофе жену и 9-летнюю дочь.

"Когда мы сидели в одном зале с родственниками погибших через год после катастрофы, над нами нависала такая тоска, что не хотелось даже общаться. Почему так? Потому что до сих пор нет обнадеживающих фактов, что будет справедливое решение этой ситуации", — соглашается Екатерина Гапоненко, жена пилота Владимира Гапоненко.

"Обсуждать переговоры с Ираном и компенсации нет смысла, если мы не знаем правды об этой катастрофе", — считает Амирали Алави, сын погибшей в катастрофе Неды Садиги.

Вот что через год после авиакатастрофы думают о ее расследовании родные погибших из Украины и Канады.

Как идет расследование

Техническое расследование авиакатастрофы осуществляет сам Иран. Этого требует международное право. К первой годовщине крушения официальный Тегеран передал украинскому МИДу проект отчета о технических причинах трагедии. Украина может внести в него свои правки и замечания. Этот документ — основа для уголовного расследования и судебного процесса в любой инстанции: национальной или международной.

Существует также два национальных уголовных расследования — украинское и иранское. Иран оставил без ответа предложения Украины объединить усилия. Украина сегодня рассматривает пять версий событий, которые могли привести к авиакатастрофе. Сейчас содержание этих версий — тайна следствия.

Заместитель министра иностранных дел Украины Евгений Енин утверждает, что украинские власти призывали Иран провести совместное расследование. "Мы настаивали на совместных следственных действиях с участием как украинских следователей и прокуроров, так и иранских. На сегодня эти обещания остались на бумаге", — говорит чиновник.

В то же время заместитель генерального прокурора Украины Гюндуз Мамедов не видел никаких документов иранского уголовного расследования. Он отвечает за процессуальное руководство украинскими следственными действиями.

Например, у украинской прокуратуры нет анкетных данных, а также сведений о степени ответственности военных, которых Иран обещает привлечь к суду. "Я начну доверять иранскому расследованию только тогда, когда увижу материалы их уголовного производства. На сегодня у меня есть обоснованные сомнения относительно их расследования", — отмечает он.

Почему же не только родственники, но и прокуроры и следователи из Украины сомневаются в словах и действиях Ирана? Как, собственно, и правительство Канады: из 176 погибших пассажиров — 57 граждане этой страны, 11 — Украины.

Трагическим рейсом PS752 летели также граждане Ирана, Швеции, Афганистана и Великобритании. Украину уполномочили выступать от имени группы стран, чьи граждане погибли. Именно Киев ведет переговоры от имени всех потерпевших.

Почему не закрыли авиапространство?

3 января 2020 года американские военные прицельным авиаударом убили иранского генерала Касема Сулеймани в Багдаде. По влиянию в Иране он уступал лишь верховному лидеру — аятолле Хаменеи.

В ночь на 8 января иранские военные в отместку обстреляли две американские базы в Ираке. При этом Иран не закрыл свое авиапространство, а пилоты пассажирских лайнеров не получили информации о состоянии повышенной боевой готовности иранцев. В компании МАУ говорят, что экипаж их "Боинга" точно не имел таких данных перед вылетом.

И вот 8 января примерно в половине пятого по киевскому времени (17:30 мск) украинский самолет, охваченный огнем, падает через шесть минут после взлета. Гибнут 176 человек — все, кто находился на борту.

В числе других в катастрофе погибла 50-летняя Неда Садиги — мать Амирали Алави. Она возвращалась в Канаду из рождественской поездки на историческую родину. "В день, когда мама погибла, я с ней разговаривал. Это был наш последний звонок. Я сказал, что волнуюсь за нее. Она ответила, что все будет хорошо и мы увидимся завтра", — вспоминает ее сын.

Екатерина Гапоненко также уговаривала мужа не лететь в Тегеран во время эскалации на Ближнем Востоке. Он ответил ей, что не может не лететь. Ведь тогда это придется делать кому-то другому. Рейс не отменят. "Перед тем, как он должен был лететь в Тегеран, я ему сказала: "Там же военные действия. А он говорит: "на мне, похоже, Третья мировая война либо начнется, либо закончится". Так и получилось", — говорит Екатерина.

Как развивались события дальше:

  • 9 января Иран неожиданно зачищает место катастрофы бульдозерами.
  • 10 января до него добрались украинские эксперты и обнаружили признаки ракетного удара по самолету. В то же время, о том, что лайнер был сбит, прямо говорит премьер Канады.
  • 11 января власти Ирана признали, что сбили самолет двумя зенитными ракетами.

"Сразу после того, как мне сообщили о том, что это произошло из-за досадной и недопустимой ошибки, я без промедления дал приказ должностным лицам обнародовать эту информацию, чтобы общественность знала об этом", — заявил президент Ирана Хассан Рухани.

В течение года украинские эксперты лишь один раз получили доступ к месту крушения самолета. Через два дня после катастрофы они застали его безо всякой охраны. "Именно после этого иранская сторона, подчеркиваю, была вынуждена признать тот факт, что самолет был сбит именно системой противовоздушной обороны", — говорит Евгений Енин.

"Боингу" 737-800 по имени "Ромео" было всего три года. За пару дней до своего прерванного полета он прошел технический осмотр. За штурвалом был один из самых опытных экипажей "Международных авиалиний Украины".

"Мы были абсолютно уверены, что не было никаких событий, которые могли бы привести к катастрофе. Это мог быть только внешний фактор", — говорит президент авиакомпании МАУ Евгений Дыхне.

"Белые пятна" и исчезнувшие личные вещи

Иран не вернул родным большинство вещей погибших пассажиров и членов экипажа.

"Абсолютно чужой человек прислал мне фото медицинского сертификата моей жены через семь месяцев после авиакатастрофы. Этот человек нашел его на месте трагедии", — вспоминает Хамед Эсмаелион.

В такой же ситуации оказалась и Екатерина Гапоненко. "Мне не вернули ни его одежду, ни кожаную сумку, ни личные документы, кроме удостоверения пилота, ни планшет, ни мобильный, ни кредитные карты — ничего из того, что могло бы стать доказательством в этом деле", — говорит она.

В июле Иран назвал технической причиной катастрофы ошибку наведения. "Это произошло из-за человеческой ошибки при выполнении процедуры настройки радара, что вызвало "107-градусную ошибку" в системе", — говорится в отчете Организации гражданской авиации Ирана от 12 июля 2020 года.

Почти через семь месяцев после трагедии Иран передал "черные ящики" для расшифровки Франции. Туда пригласили украинских экспертов. Лишь после этого состоялись первые раунды переговоров. Украина уверяла, что они были конструктивными: общий процесс расследования несколько разморозился.

Но с того момента еще более заметными стали несостыковки и "белые пятна" в официальной версии Ирана о том, что речь идет лишь о непреднамеренной ошибке военных. Они якобы приняли пассажирский самолет за крылатую ракету США, которая могла лететь с территории Ирака. Наказание за такое преступление в Иране — три года лишения свободы.

"Во время второго тура переговоров мы начали получать хоть какие-то конкретные ответы от Ирана. Теперь у нас больше вопросов, чем ответов", — говорит заместитель генпрокурора Украины.

Но то, что чувствовали — и чувствуют — семьи погибших, ни в какие отчеты не войдет. Хотя во всей трагической истории главное именно это.

"Старшая дочь говорит, что чувствует — отец и сейчас рядом с ней. Он ей помогает, охраняет ее, поддерживает. Поэтому она не хочет ездить ни на кладбище, ни на памятные мероприятия. А младшая дочь, ей семь лет, очень часто плачет, грустит. Может радоваться, а через пять минут уже горько плакать, потому что папы нет рядом. Он не видит ее успехов, как она пошла в первый класс, получила первую оценку", — говорит жена Владимира Гапоненко Екатерина.

"До сих пор мы справлялись сами. Но я вижу, что нам все-таки понадобится помощь психолога", — добавляет она.

Украина настаивает: сначала нужно установить правду — почему самолет был сбит.

Иран время от времени обещает компенсации семьям жертв. В последний раз он назвал сумму в 150 тыс. долларов.

"Сначала должно произойти объективное установление всех причин этой авиакатастрофы. Затем — привлечение всех виновных к ответственности. Только после этого мы можем говорить о достойном размере компенсаций. Таков порядок приоритетов и у семей погибших. Они прежде всего стремятся узнать правду о причинах этой катастрофы, какой бы ужасной она ни была", — говорит Евгений Енин.

Родные жертв надеются именно на международное правосудие. Это может быть международный арбитраж, Международный суд ООН или Международный уголовный суд. Этот сценарий поиска правды допускает и украинская власть.

"Важно провести расследование. И после этого обратиться именно в Международный суд ООН. Правда и правосудие — это связанные вещи. Мы должны установить правду, чтобы идти в суд. И нам нужен суд, чтобы защитить правду", — считает Амирали Алави.

С этим соглашается и президент авиакомпании МАУ.

"Мы точно не должны допустить, чтобы эта история забылась раньше, чем она получит свое справедливое решение. Компания МАУ, украинские, а также, я надеюсь, канадские власти будут делать все, чтобы не допустить уклонения Ирана от этого решения", — утверждает Евгений Дыхне.

Вопросы без ответа

Можно ли было не заметить ошибку в наведении на 107 градусов, особенно — опытным военным из Корпуса стражей Исламской революции? Могли ли они стрелять без команды сверху?

Пассажирский "Боинг" вдвое длиннее крылатой ракеты и летит в разы медленнее. В зенитно-ракетном комплексе "Тор-М1" команды и расчеты военных должны фиксироваться. Предоставит ли Иран эти данные?

Пассажирский самолет имел свой специальный код для идентификации. Почему ЗРК его не определил?

Иранские власти утверждают, что этот комплекс ПВО не был интегрирован в систему противовоздушной обороны страны, оснащенную радарами, которые сразу определяют вражеские военные объекты при пересечении границы государства. Возможно ли это технически и с военной точки зрения?

Мог ли наводчик перепутать части света в городе, где их определяют по линии гор?

Это лишь отдельные примеры многочисленных открытых вопросов.

"Как произошло, что воздушное пространство не закрыли? Почему аэропорт оставался открытым? Как такое вообще могло случиться в 2020-м? Мы должны задать себе все эти трудные вопросы", — считает Франсуа-Филипп Шампань, министр иностранных дел Канады.

"За нами — коалиция мощных государств. За нами — правда. Мы убеждены, что рано или поздно достигнем того результата, который поставили перед собой", — уверен Евгений Енин.

Украинский Боинг "Ромео" навсегда улетел в небо вместе со своим последним экипажем и пассажирами. Но на земле его миссия не завершена. Важно сделать все, чтобы ошибки в системе безопасности гражданской авиации были исправлены. А виновных привлекли к ответственности.

В подготовке материала принимали участие Виктория Жуган и Яна Грибовская.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

BBC News Русская служба:

Tags

Иран Украина
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form