Почему российские власти решают "национальный вопрос" где угодно, но не в своей стране
Foto: SCANPIX SWEDEN

Пока Россия пытается "спасать украинских русских" от мифических угроз на Украине или решать силой межнациональные и межрелигиозные конфликты в Сирии, а российская пропаганда откровенно смакует миграционный кризис в Европе, национальной политики внутри самой России как публичной реальности практически не существует. "Русский мир" — что угодно и где угодно, только не в России, пишет "Спектр-пресс".

Между тем, межнациональные конфликты и противостояние "коренных" с "мигрантами" в многонациональной России, куда после распада СССР долгие годы приезжали и продолжают приезжать на заработки (хотя в последние годы из-за кризиса гораздо меньше) жители бывших советских республик, никуда не исчезли.

В последние недели, когда российские СМИ с маниакальным упорством описывали в деталях "ужасы" украинских президентских выборов (что особенно забавно, учитывая, в какое посмешище превратились выборы всех уровней в самой России), в российское информационное пространство начали просачиваться вроде бы уже давно забытые россиянами новости. Якутия стала ареной настоящей битвы с киргизскими, а заодно и всеми прочими мигрантами. А в Ингушетии с новой силой вспыхнули протесты по поводу перекройки границ с Чечней в пользу последней.

Обе этих истории показывают: ключевые проблемы российской государственности никуда не исчезли от того, что Путин с головой окунулся в "геополитику", а россиян поселяют в некую вымышленную реальность, где Россия воюет с США и спасает мир за тридевять земель от собственных границ. Где про Украину и Сирию в российских новостях говорят больше, чем про саму Россию.

В Якутии все началось, как это обычно и бывает в конфликтах местных с мигрантами, с классической "бытовухи". Утром 17 марта неизвестный насильно усадил жительницу Якутии в автомобиль, увез к гаражам, изнасиловал, а потом оставил ее в автомобильной мастерской у своих знакомых и уехал. Пострадавшая обратилась в полицию с заявлением. Подозреваемым оказался уроженец Киргизии. Он и двое его знакомых были сразу же задержаны.

Через несколько часов после сообщения об изнасиловании в мессенджерах в Якутске начали распространять призыв выйти на улицу и показать "сплоченность народа саха". В итоге на Комсомольской площади в центре города собрался стихийный митинг с участием примерно 200 человек. На нем звучали требования депортировать всех мигрантов из Якутии.

На следующий день протестующих в якутском спорткомплексе "Триумф" оказалось гораздо больше, чем три тысячи, которые он вмещает. По некоторым оценкам, в самом спорткомплексе и вокруг него собралось около семи тысяч человек — таких массовых уличных акций протеста в Якутии не было никогда. Перед толпой выступили глава Якутии Айсен Николаев и мэр Якутска Сардана Авксентьева. Они пообещали ужесточить миграционную политику в регионе. Николаев заявил, что виновных в изнасиловании будут судить по всей строгости закона, устроят массовые проверки приезжих и депортируют всех незаконных мигрантов. Хотя понятно, что выявить всех незаконных мигрантов даже не в самом "мигрантском" российском регионе, каковым является Якутия, нереально. Не говоря уже о том, что на взятках с нелегалов десятилетиями кормится полиция.

18 марта в Якутии начались погромы. Некоторые местные жители, воодушевленные речами руководителя региона, начали рассылать антимигрантские и антисемитские (куда же без них) сообщения в мессенджерах. Городскую мечеть пришлось экстренно ставить под охрану полиции, чтобы туда не ворвалась разъяренная толпа.

Напуганные мигранты на следующий день отказались выходить на работу — некому было водить общественный транспорт, закрылись овощные и фруктовые лавки, палатки с шаурмой. По городскому рынку в Якутии, где мигрантов среди торговцев, по местным оценкам, порядка 80%, начали ходить группы молодых якутов с "активной жизненной позицией". Они требовали от работающих на рынке мигрантов "валить из республики".

Якутские власти не признали факта погромов, однако Айсен Николаев практически сразу подписал указ, которым запретил использовать труд мигрантов в 33 сферах деятельности — в том числе в социальных услугах, охоте, лесном и сельском хозяйстве, такси, строительстве, торговле, рыболовстве и рыбоводстве. То есть, во всех основных отраслях якутской экономики, где заняты мигранты. Хотя местные власти настаивают на том, что речь якобы идет лишь о работающих на патентах, и запрет не касается квалифицированных специалистов из Киргизии, Армении и Белоруссии, местная киргизская диаспора заявила, что в результате значительному количеству уже обустроившихся в Якутии мигрантов придется срочно искать другое место жительства и другую работу.

В Ингушетии беспорядки, напрямую связанные с причудливой национальной политикой федерального центра, фактически продолжаются уже больше полугода. Сейчас, что называется, опять "расчесалось".

26 марта жители Ингушетии, требующие отставки президента Юнус-Бека Евкурова, без разрешения властей продлили на площади в Магасе акцию протеста. Это привело к стычкам с силовиками. При этом часть полицейских отказалась разгонять протестующих. В итоге те покинули площадь 27 марта после обещания властей согласовать через пять дней новую акцию. Позднее сотни человек на несколько часов перекрывали трассу "Кавказ" на въезде в Назрань. В ночь на 28 марта автомобилисты провели в Назрани массовый стихийный автопробег. После чего в город были отправлены дополнительные отряды силовиков из других регионов.

29 марта Евкуров обвинил лидеров ингушского протеста в безответственности. Новые митинги после 5 апреля активистам не согласовали. Более того, складывается ощущение, что местная полиция в Ингушетии может скорее перейти на сторону протестующих, чем исполнить приказ подавлять протесты. Поэтому федеральному центру и приходится использовать подкрепление из других регионов.

Это уже вторая волна массовых протестов в Ингушетии. Первая началась 4 октября 2018 года, после подписания нового соглашения об административной границе между Ингушетией и Чечней. По этому документу Чечне отходит часть Сунженского района Ингушетии. Старейшины ингушских тейпов, представители духовенства и активисты публично выступили против передела территории. Конституционный суд Ингушетии заявил о необходимости одобрить соглашение на референдуме, а депутаты республиканского парламента — о том, что итоги голосования о ратификации документа были сфальсифицированы. Тем не менее, давно балансирующий на грани отставки президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров поддержал документ: понятно, что его политический вес в глазах Москвы, точнее, лично Путина, не сопоставимо меньше, чем у Рамзана Кадырова. Противостоять Кадырову Евкуров не способен. Пойти на попятную и отказаться передавать земли Ингушетии Чечне при Путине федеральная власть тоже едва ли решится.

До этого, по сути, последний раз национальный вопрос в России звучал как реальная осознаваемая и проговариваемая проблема государственного масштаба в местном медийном пространстве более пяти лет назад, в октябре 2013 года. Тогда, после убийства жителя московского района Бирюлево Западное Егора Щербакова (убийцей оказался азербайджанец Орхан Зейналов), случились самые массовые беспорядки на почве национальной ненависти в России с начала века — полиция задержала более 400 погромщиков.

С весны 2014 года в России после Олимпиады в Сочи и вооруженного вмешательства во внутренние дела Украины власть как бы забыла о внутренних проблемах. Экономика и тем более национальная политика занимают того же Путина куда меньше, чем "великое" противостояние на "шахматной доске" мировой политики.

В 2014 году Россия на официальном уровне буквально бредила идеей "русского мира", в орбиту которого должны быть втянуты как минимум все славянские республики бывшего СССР — то есть, Украина и Белоруссия. Дело дошло до того, что осенью 2014 года Институту истории РАН официально поручали написать учебник истории "Новороссии", который в итоге был выпущен в 2015 году. Хотя в самой России Новороссийская губерния была упразднена еще в 1872 году, а в советские времена никто и слова такого не произносил.

Впрочем, международные санкции и внутреннее сопротивление Украины постепенно вытеснили из политического дискурса в России слово "Новороссия". При этом собственными национальными проблемами российские власти практически не занимались, переключившись на критику разлагающейся под натиском мигрантов Европы.

Пожалуй, единственным важным решением в сфере национальной политики в посткрымскую эпоху стало назначение в сентябре русского "генерал-губернатора" Владимира Васильева главой Дагестана. Он начал активно усмирять местные элиты, обеспечив рекордное количество посадок прежних дагестанских руководителей. Но насколько это решит проблемы коррупции в нищей безнадежно дотационной республике, непонятно.

От Чечни федеральный центр продолжает откупаться — там де-факто не действуют российские законы, а весь зыбкий мир в республике покоится на абсолютной бесконтрольности Рамзана Кадырова и его абсолютной лояльности лично Путину. Никаких прочных механизмов стабильности ни в Чечне, ни в целом на российском Кавказе как не было, так и нет.

Что касается миграции, остроту проблемы постепенно может сбить разве что затяжной экономический кризис. Те же мигранты из Средней Азии в последние годы предпочитают ехать на заработки в Казахстан и Китай, а не в Россию. Впрочем, в Казахстан на заработки уже ездят из приграничных территорий даже оренбургский шахтеры.

Сражаясь за "русский мир во всем мире", российская власть рискует упустить собственную страну. Десятки миллионов самозанятых, о доходах и работе которых государство ничего не знает. Миллионы нелегальных мигрантов (по оценкам бывшей ФМС, ныне Главного управления по делам миграции МВД России, нелегалов в России сейчас около 2 миллионов). Отсутствие понимания в федеральном центре того, сколь зыбкой и показной является лояльность Москве кавказских элит и как быстро она исчезнет, если у центра не будет финансовых ресурсов для ее покупки. Сохраняющаяся в обществе и подпитываемая военной истерией официальной пропаганды бытовая ксенофобия.

Таков "русский мир" внутри России. Но российская власть упорно борется с "мнимыми" фашистами в Украине и Европе или вмешивается в мусульманские войны на Ближнем Востоке, не желая обращать внимание на внутренние проблемы. В общем, все идет по идеально точной и емкой формуле "русского мира" поэта Германа Лукомникова: "Своих не бросаем- зашлем и спасаем".

Source

Спектр.Press

Tags

Россия Белоруссия Дагестан Казахстан Рамзан Кадыров Украина
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form