Разгром белорусских НПО: "Государство идет ва-банк"
Foto: AP/Scanpix/LETA

Раньше власть пользовалась третьим сектором для решения своих проблем, сейчас цель — уничтожить любую активность, даже если это навредит и стране, и людям. Так считают эксперты, с которыми поговорила DW. И добавляют, что белорусское гражданское общество уже переживало нечто подобное в нулевые годы.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Почему власти зачищают третий сектор?


Сооснователь и академический директор варшавского аналитического центра Eurasian States in Transition research center (EAST Center) Андрей Елисеев считает, что у власти есть две причины для разгрома общественных организаций в Беларуси: "Это пожелание Москвы о зачистке СМИ и общественного сектора в пользу пророссийских (или просоюзных) игроков, а также "подстраховка" Лукашенко в преддверии принятия новой конституции, суть которой состоит в наделении его дополнительным конституционным статусом и обеспечении династического транзита власти в среднесрочной перспективе".

По словам Елисеева, Лукашенко уничтожает ведущие общественные организации, полагая, что они могут способствовать подъему новой волны протестных настроений, поскольку большинство белорусского общества такую конституцию и политическую трансформацию в еще более недемократическую и неправовую сторону не приемлет.

"Думаю, это вполне логичный шаг политики, которая направлена на то, чтобы уничтожить всякую гражданскую активность, тем более коллективную и организованную", — объясняет происходящее методолог и социолог, эксперт Агентства гуманитарных технологий, координатор программ Летучего университета Татьяна Водолажская.

Раньше, считает эксперт, власть пользовалась тем, что давал третий сектор, для решение гуманитарных, социальных, культурных вопросов, развития сотрудничества с иностранными программами, где часто условием является работа с НПО. Сейчас политическая и пропагандистская задача — уничтожение любой активности — более важная, чем решение каких-то социальных проблем, "государство идет ва-банк, чтобы все подчинить себе".

Пострадают наиболее уязвимые группы населения

"Я думаю, что государство недооценивало роль общественных организаций и еще не осознало, что их ликвидация приведет к росту социальной напряженности в обществе. Закрытие таких организаций означает, что многие социальные проблемы перестанут решаться, либо их будет решать сложнее", — говорит директор просветительского учреждения Офис европейской экспертизы и коммуникаций Светлана Зинкевич. 14 июля в организацию пришли с обыском, а 22-го стало известно, что ее ликвидируют.

В список ликвидированных организаций, добавляет Зинкевич, попали зоозащитники, защитники окружающей среды, те, кто помогает людям с инвалидностью, кто проводит программы неформального образования, реализует программы по гендерному равенству, развивает местные сообщества и многие другие.

Татьяна Водолажская также считает, что больше всего от закрытия общественных организаций пострадают наиболее уязвимые группы: "Вряд ли государство бросится обеспечивать их и как-то им помогать, а без регистрации в сфере благотворительности работать невозможно".

"Сейчас начались суды по ликвидации общественных объединений и фондов, мы даже представить пока не можем, останется ли кто-то из НПО работать в стране, ближайшие недели покажут масштаб трагедии. Некоторые организации уже заявили, что будут продолжать работу, но далеко не все", — говорит Светлана Зинкевич.

Каковы последствия разгрома третьего сектора?

Директор Гродненского детского хосписа (учреждение почти год противостоит давлению властей. — Ред.) Ольга Величко подробно написала на своей страничке в Facebook о последствиях зачистки третьего сектора. Так, по ее мнению, это снижение социальной эффективности населения и уровня образования и культуры, рост насилия, алкоголизации и маргинализации.

Ликвидация НПО негативно повлияет на экономику страны, социальную сферу придется "тянуть" самим людям. "Для государства (негативные последствия. — Ред.) — снижение показателей Целей устойчивого развития и доступа к ресурсам, уход НГО в "теневое" поле, общая пассивность всей социальной, медицинской, образовательной, культурной, спортивной и экологической среды", — пишет Величко.

"Что касается гражданского общества, как явления, то тут организации не самое важное. Например, правозащитный центр "Весна" и наш Летучий университет работали без регистрации. Поэтому само гражданское общество как явление, вряд ли будет уничтожено", — считает Татьяна Водолажская.

Другой вопрос, отмечает социолог, что те активисты, которые официально трудились в ликвидированных организациях, потеряют работу: "Это будет дополнительным фактором, побуждающим людей, которые привыкли работать легально, стабильно, уезжать из Беларуси. Это, конечно, не массовая эмиграция, но это эмиграция тех, кто до этого работал во имя социальных и гуманитарных целей, не чувствуя себя оппонентом режима".

"Организация — только инструмент, работу делают люди"

Белорусское гражданское общество уже сталкивалось с подобной ситуацией: в 2003-2004 годах власти требовали перерегистрации политических партий и общественных объединений, а фактически большинство организации были просто ликвидированы. "Перерегистрацию мало кто прошел, все равно люди работали, это не останавливает деятельность. Начали искать какие-то новые пути, возможности", — говорит Татьяна Водолажская.

Юрист и сооснователь правозащитной организации Human Constanta (также попала под ликвидацию. — Ред.) Алексей Козлюк считает, что в условиях неработающих правовых институтов легальный статус некоммерческих организаций уже с прошлого года утратил всякое значение: "Зарегистрированная организация — это только инструмент. А работу делают люди. И пока люди живы, на свободе, здоровы физически и ментально — некоммерческий сектор и гражданское общество существовать будут", — пишет Козлюк.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.

Tags

Лукашенко Беларусь
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form