Репортаж из Украины: матери погибших российских военных до сих пор не верят в происходящее
Foto: EPA/Scanpix/LETA

Украинский доброволец Игорь Папкович до войны работал в компании, которая строила в разных странах мира экологические и очень дорогие дома на воде. С началом войны он вступил в ряды территориальной обороны и занимается спасением людей — доставляет еду, лекарства и горючее в осажденные города, а назад увозит беженцев. Кроме того, он пытается организовать сбор тел убитых российских военных, которые в большом количестве лежат в лесах и на полях, хотя бы в пределах Черниговской области.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Основная зона его действия — Славутич и Чернигов, в эти города он возит гуманитарную помощь и вывозит оттуда людей (большая их часть попадает потом в Литву).

"На второй день войны я вступил в ряды территориальной обороны. Я понял, что тут я могу принести больше пользы, чем на блокпосту с автоматом в руках, поэтому организовал структурный отдел "Груз 200". Во время первых боев в Черниговской области были разбиты российские колонны, осталось много тел российских военных", — говорит доброволец.

В первые дни войны Папкович связался с организациями матерей в России и Беларуси, в Польше заказал мешки для трупов. Российской ассоциации матерей он сообщил, что в Украине много российских военных, надо что-то делать. Этим женщинам надо было объяснять, что здесь происходит, они этого не понимают, не осознают. Контакты с белорусскими матерями быстро прекратились, а с российской ассоциацией продолжаются.

Но пробить эту стену до конца не удалось — они не верят, не понимают, что здесь происходит. Нам не удалось собрать эти трупы. Это нереально по двум причинам: населенные пункты, вокруг которых они лежат, изолированы, работать там невозможно, вторая причина страшная — в лесах полно зверей, бегают стаи чернобыльских собак. Звери едят эти трупы, растаскивают по лесам, ничего не остается", — сказал он.

Отдел "Груз 200" предлагал российским матерям вместе добиваться сбора трупов, договора о гуманитарных коридорах и вывозе трупов из Черниговской области в Беларусь. Но это надо согласовать с министерствами обороны, а этого сделать не удалось. Ничего не удалось сделать и в вопросе пленных. Организация российских матерей дала данные по двум пленным, один из них — из Саратовской области. У него мать-инвалид, она не ходит (пользуется инвалидным креслом). Она и еще одна мать хотели забрать своих сыновей из плена.

Игорь с помощью литовской организации Марюса Паряшчюса Pagalba.LT и Ассоциации российских матерей разработали план поездки этих женщин в Беларусь, оттуда в Литву и затем — в Украину.

В миссии должны были принимать участие представители "Красного креста", журналисты, литовская гуманитарная миссия. Если бы женщинам не удалось забрать сыновей, они хотя бы увиделись бы с ними. В обмен они должны были после этого принять участие в пресс-конференции. Однако все остановили те же матери, которые сначала предлагали себя в обмен на сыновей.

По словам Игоря, российская пропаганда промыла им мозги так, что они боятся ехать в Украину — якобы их там убьют или закроют в тюрьму.

Однако главная миссия "Груза 200" — решение вопроса тел российских оккупантов: что делать с их останками, как их идентифицировать, что передать матерям.

Свою помощь отделу предложили криминалисты, у которых есть опыт в деле идентификации останков военных. Свою помощь миссии предложили и специалисты из Израиля, стран Балтии и Бельгии. Но все надо делать очень быстро, поскольку, как уже говорилось, трупы едят и растаскивают животные. Кроме того, началась весна, скоро начнут расти травы и растения найти тела будет сложнее.

У добровольцев Территориальной обороны есть более важные задачи, чем захоронение трупов неприятеля — им надо воевать, поэтому закапывают немногие тела.

По словам Папковича, в лесах Черниговской области лежат сотни трупов российских военных. В Польше заказали тысячу мешков для трупов (на момент беседы с добровольцем, их уже доставили в Украину). А бои продолжаются.

Чернобыльскую АЭС обслуживают специалисты из Славутича. До войны в городе было 25 000 жителей, сейчас осталось намного меньше.

Этот город находится в лесах, он полностью изолирован — все дороги туда перекрыты поваленными деревьями.

Это мешает не только оккупантам, но и добровольцам, которые возят в Славутич гуманитарную помощь и вывозят оттуда женщин и детей. Город много дней оставался без электричества (оно появилось только в минувшую субботу, и до сих пор бывают сбои в поставках), поскольку холодильники и камеры не работали, людям надо было быстро есть продукты, сейчас у них не хватает еды.

Не хватает и лекарств для больных. В городе есть и новорожденные, от стресса у матерей нет молока. В соседнем колхозе есть молоко, но привезти его в Славутич не получается. В хозяйстве ежедневно выливают 25 т молока. Местные добровольцы возят младенцам молоко на велосипедах через лес.

Добровольцам помогли местные охотники, они проложили 19-километровую дорогу через леса: показали места, где можно проехать на машине, пришлось пилить деревья и т.д. Но после потепления эта дорога стала труднопроходимой, поскольку местами проходит через болота. А 21 марта в Славутич ворвались оккупанты. Они приказали жителям не закрывать двери, чтобы беспрепятственно могли заходить во все помещения.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Статьи по теме:
 
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.