Смертельный маршрут. Жители Абхазии перебираются в Грузию с риском для жизни
Foto: AP/Scanpix/LETA

Гибель четырех жителей Абхазии, которые пытались перебраться на подконтрольную Тбилиси территорию через реку Ингури, потрясла Грузию.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Грузинские власти назвали трагедию очередным напоминанием о последствиях российской оккупации. Но правозащитники и сами жители отколовшегося региона видят в этом долю вины грузинских властей и обязательного карантина, введенного в связи с пандемией коронавируса.

Что заставляет людей, преимущественно жителей сел вдоль непризнанной границы, выбирать, зачастую с риском для жизни, обходной путь на подконтрольную Тбилиси территорию?

Тела двух женщин и мужчины, погибших при попытке переправиться через реку, были найдены 7 апреля на "грузинском" берегу у села Шамгона Зугдидского района, граничащего с селами Гальского района Абхазии. Позднее неподалеку нашли тело еще одного погибшего.

По данным абхазских властей, жители села Царче Гальского муниципалитета, не имея разрешения и соответствующих документов, решили незаконно пересечь границу и перебраться на территорию Грузии. Из-за высокого уровня воды в реке они не справились с течением и утонули, говорят в Сухуми.

Двое из них — муж и жена Элгуджа Гвалия и Маквала Гамисония. Брат погибшего Нугзар сказал телеканалу "Мтавари архи", что на "грузинской" стороне они намеревались купить подарки недавно родившемуся внуку. У них остались двое взрослых детей и один семилетний ребенок.

У погибшей Тамуны Цатава, которая тоже была их родственницей, осталось двое детей. Ей нужно было подготовить документы, чтобы отвезти ребенка на операцию в Турцию.

Четвертый погибший — житель Гали Басландзе Тамази, который, по словам местных жителей, был проводником в этом опасном ночном маршруте.

Тела всех погибших перевезли в Абхазию через Ингурский мост — пропускной пункт на непризнанной границе, разделяющей собственно Грузию и отколовшуюся от нее Абхазию.

На распространенных грузинскими телеканалами кадрах видно, что многим из близких проводить их в последний путь не удалось. Они остались по эту сторону Ингурского моста, не имея разрешения на пересечение непризнанной границы.

Опасный маршрут

"Этот путь может быть коротким, а может быть очень длинным. Сперва надо выяснить, где стоят российские пограничники, и уже в зависимости от этого приходится выбирать маршрут, — рассказывает Ираклий (имя изменено), студент из Гальского района. — Они патрулируют иногда с собаками. У них там еще установлены какие-то факелы-сигналы. Когда проходишь барьер, они узнают, что ты перешел. Но это не везде. Поэтому надо знать, как идти"

Ираклий учится в Тбилиси, но на летние каникулы отправляется в Абхазию, где живут его родители. Как и остальные жители Гальского района, он соглашается говорить лишь на условиях анонимности, опасаясь проблем по возвращении в Абхазию.

Путь, который привел к трагедии, он проходил много раз еще ребенком, поскольку у него не было документов. По его словам, все знают, насколько опасна эта дорога, но на это шли — группами и в одиночку, старики и те, у кого малолетние дети.

Дважды Ираклия задерживали российские пограничники. Он говорит, что задержанных переводят сперва в изолятор на военной базе, а потом отправляют в Гали. Как правило, отпускают после выплаты штрафа.

"Иногда обращаются хорошо, иногда очень грубо, — продолжает он. — Ко мне относились более-менее нормально, но, например, моего друга заставили полчаса лежать на земле. Вместе с ним был пожилой человек, лет 60-ти, и ему тоже пришлось лежать на земле, пока не приехал автомобиль, который перевез их в изолятор".

Россия признала отколовшиеся от Грузии Абхазию и Южную Осетию независимыми государствами после войны 2008 года. Тбилиси называет Абхазию и Южную Осетию оккупированными Россией регионами и, как и большинство стран мира, считает их частью Грузии.

Непризнанные границы охраняют российские пограничники: Москва подписала с Сухуми и Цхинвали соглашения о совместных усилиях по охране границ отколовшихся регионов в 2009 году. В обеих самопровозглашенных республиках были созданы погрануправления ФСБ России.

Закрытая граница

Грузинские власти называют случившееся последствием российской оккупации. Ответственность за это здесь возлагают на Россию, отмечая, что это не первая трагедия.

"В результате оккупации Грузии в Абхазии и Цхинвальском регионе до сегодняшнего дня нарушаются фундаментальные права человека и основные свободы наших граждан", — говорится в письменном ответе аппарата госминистра по примирению и гражданскому равноправию Би-би-си.

В течение многих лет Тбилиси и международное сообщество говорят о нарушении фундаментальных прав человека в Абхазии и Южной Осетии, в том числе и права на передвижение жителей отколовшихся регионов.

В особенно тяжелом положении оказались жители Гальского района, населенного преимущественно этническими грузинами. Переход в собственно Грузию для них особенно важен. Здесь многие получают грузинские пенсии, социальные пособия, покупают продукты или лекарства. Сюда приходят на лечение и чтобы увидеться с близкими. Но этот путь в последние годы становится все более тяжелым и долгим.

Ранее Сухуми закрыл четыре из шести пропускных пунктов вдоль де-факто границы с Грузией, оставив главный пропускной пункт на Ингурском мосту и переход в Саберио (абх. Аберкыт).

Более года назад непризнанная граница была закрыта. Причиной была названа пандемия коронавируса.

В течение последнего года абхазские власти несколько раз открывали так называемые гуманитарные коридоры, а с 11 февраля начали пропускать определенные категории жителей — пенсионеров, многодетные семьи и людей с ограниченными возможностями.

Пропускают и тех, кому нужна экстренная медицинская помощь. Среди них жители не только Гальского, но и других районов Абхазии, так как грузинские клиники предоставляют бесплатное лечение жителям отколовшихся регионов.

Но для основной части населения путь в Грузию закрыт. По данным грузинского омбудсмена по правам человека Нино Ломджария, количество переходов через пункты пропуска сократилось с обычных примерно полутора тысяч до 20-30 в день.

Гибель четверых жителей — не первая трагедия на реке Ингури, отмечает она. В прошлом году произошло два несчастных случая во время попытки переправиться через реку в основную часть Грузии.

О том, что ограничения на непризнанной границе становятся тяжелым бременем для жителей Гальского района, говорят и в Сухуми.

Уполномоченная по правам человека в Абхазии Асида Шакрыл ранее обратилась с письмом к президенту непризнанной республики отметив, что, несмотря на пропуск определенной категории граждан, проблемы испытывают студенты, те, кто лечится в грузинских клиниках от хронических заболеваний, а также получатели грузинских соцпособий.

"На птичьих правах"

По словам Шакрыл, все это привело к росту числа случаев нелегального перехода границы жителями Гальского района — за последний год зафиксировано около четырех тысяч случаев. За административное нарушение им вменяется штраф в размере 4800-6000 рублей (порядка 70 долларов), что становится для них дополнительным финансовым бременем.

Тем временем, согласно абхазской стороне, разрешения и документов для пересечения границы у погибших не было, но в Службе госбезопасности Абхазии связали трагедию с введенным Тбилиси карантином.

В Сухуми призывают жителей пересекать границу с Грузией в установленных пунктах пропуска и обвиняют Тбилиси в политических спекуляциях и беспочвенных обвинениях в адрес России.

Как отмечает старший аналитик по Южному Кавказу Международной кризисной группы Олеся Вартанян, случившаяся на Ингури трагедия стала следствием решений властей самопровозглашенной Абхазии о закрытии почти всех пропускных пунктов и проблем с документами жителей Гальского района.

"Первое, что нужно сделать, это открыть еще один пропускной путь, чтобы люди не перебирались вплавь, а нормально переходили, — говорит она. — Второе, что должны сделать в Сухуми, это урегулировать вопрос с документами этих людей, чтобы они могли свободно передвигаться и хотя бы базовые их права были соблюдены".

В 2014 году около 25 тысяч абхазских паспортов были аннулированы местными властями. В Сухуми это объяснили наличием у их владельцев грузинского гражданства и тем, что по законодательству Абхазии допускается только двойное российско-абхазское гражданство.

Требование де-факто властей об отказе от грузинского гражданства взамен абхазского паспорта ставит население сел у непризнанной границы перед нелегким выбором, так как многие учатся, работают или получают пособия и пенсии на подконтрольной Грузии территории, говорит Вартанян.

С другой стороны, по ее словам, без абхазского паспорта жители оказываются на птичьих правах в самой Абхазии. Они не могут не только приобретать недвижимость, но и выбирать администрацию своего же района.

"Решение об отмене абхазских паспортов, которые не признает Грузия и почти весь мир, было абсолютно политическим, — говорит эксперт. — Большая часть этнических грузин в Абхазии оказалась практически без документов. Но проблема еще глубже, так как у значительной части населения в Гальском районе и этих документов не было. Я встречала там людей, которые до сих пор переходили границу по советским паспортам и так называемой форме девять. Это, конечно, огромный рассадник коррупции".

Сегодня, по данным местных властей, из 30 тысяч жителей Гальского района абхазские паспорта есть лишь примерно у тысячи. По словам правозащитников, многим жителям, которые обращаются за получением абхазского гражданства, отказывают из-за наличия грузинского.

Жителям Гальского района с 2017 года также выдают вид на жительство, который позволяет им переходить на подконтрольную Грузии территорию, но тем самым приравнивает их к иностранцам.

Грузинский карантин

Дискриминационное отношение к жителям Гальского района, по словам Ираклия, чувствуется не только во время попыток перейти на грузинскую территорию.

"Когда я был уже в старших классах, нам поменяли директора. Назначили абхаза, и он запрещал нам слушать грузинские песни и говорить по-грузински, — говорит он.- С абхазской молодежью у нас тоже мало контактов. Когда слышат грузинскую речь, так смотрят на тебя, что и заговорить трудно. Есть часть абхазов, с которыми дружат грузины, но это большая редкость, потому что им с детства родители говорят, что мы враги".

При этом, по его словам, местные жители не чувствуют поддержки и со стороны Тбилиси.

Последний раз он переходил через реку около двух месяцев назад. Для студентов в тот период пропускной пункт был закрыт. Но, кроме этого, по его словам, на грузинской стороне пришлось бы проходить пятидневный карантин, а ему надо было сдавать экзамены. Речь идет об обязательном карантине для жителей Абхазии, перешедших на подконтрольную Тбилиси территорию.

По словам Учи Нануашвили, основателя Института исследования демократии (DRI), из-за ограничений на передвижение на непризнанной границе с абхазской стороны переходы через реку были и раньше, но пандемия и введенный Грузией карантин еще более осложнили и без того непростое положение жителей Гальского района.

"Цены выросли в Гали — фактически они в два-три раза выше, чем в Зугдиди. Все это подталкивает жителей любыми путями и средствами перейти сюда, получить определенные услуги и вернуться обратно тем же путем, — говорит он. — Конечно, в первую очередь, ответственность [за произошедшее] на России, пограничных войсках и политике, которая осуществляется в Абхазии. Но и со стороны грузинского государства нет соответствующей политики для того, чтобы удовлетворить нужды и урегулировать проблемы жителей Гальского района".

Институт исследования демократии ранее призвал грузинские власти к немедленной отмене обязательного карантина для жителей Абхазии. К пересмотру вопроса призывал и Народный защитник Грузии. В Тбилиси проходили акции с требованием снятия таких ограничений.

Власти Грузии с самого начала пандемии выразили готовность помочь отколовшимся регионам с медицинским оснащением и лечением. По данным грузинского омбудсмена, в 2020 году в грузинские клиники перевезли около 900 пациентов из Абхазии и Южной Осетии. Примерно четверть из них — заболевшие ковидом жители Абхазии.

На фоне продолжавшихся несколько дней протестов грузинские власти пообещали, что с 19 апреля жители отколовшихся регионов вместо карантина будут проходить тестирование. Они будут также подключены к программе добровольного вакцинирования Грузии, и тем, кто получит прививку, тестирование уже не понадобится, обещают в Тбилиси.

Карантин действительно создает дополнительные преграды населению, говорит Олеся Вартанян. При этом, по ее словам, настроения в Гальском районе обусловлены и тем контрастом, который они видят по сравнению с остальной Грузией.

"Когда я первый раз попала в села Гальского района в 2010 году, люди рассказывали, каким потрясающим стал Батуми, как преображается Тбилиси, как становится жить лучше в Зугдиди. Они живут в регионе, где жизнь не только не развивается, но ухудшается. И на этом фоне какие бы льготы ни были со стороны грузинских властей, они чувствуют себя забытыми", — говорит она.

"Грузинские власти, пусть не с широкой руки, но что-то делают и продолжают делать. Но что бы они ни делали и как бы ни помогали международные организации — это капля в море по сравнению с тем, что необходимо в Гальском районе. Там тотальная нищета, проблемы с инфраструктурой и соблюдением базовых прав человека".

Ираклий своего будущего в родном селе не видит. Он успел закончить грузинскую школу, но она, как и другие грузинские школы в Абхазии, перешла на русскоязычное образование. Молодежи там, по его словам, почти не осталось.

"Я, наверное, тоже буду жить в Тбилиси. Потому что, там [в Гальском районе] жить невозможно и работы нет, — говорит он. — Родители пока уезжать не собираются оттуда. Потом посмотрим".

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

BBC News Русская служба:

Tags

Абхазия Грузия
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form