mihails fridmans
Foto: RIA Novosti/Scanpix

В России какие-то 110 человек — хозяева умопомрачительных 35% богатств страны. Но это не только российская проблема, хотя в странах Запада число игроков больше, богатство и политическое влияние распределены шире. Как положить конец этой тенденции?

"В конце прошлого года инвестиционный банк Credit Suisse опубликовал ежегодный обзор мирового благосостояния. Мое внимание привлекла одна из его поучительных находок: в России какие-то 110 человек — хозяева умопомрачительных 35% богатств страны", — пишет журналист Кристиан Кэрил в статье для The Sydney Morning Herald.

Но Россия — лишь самое экстремальное проявление мировой тенденции, которая потенциально представляет одну из серьезнейших угроз современной демократии: распространение олигархии, считает автор.

В 1990-е годы горстка российских магнатов получала прибыль от своих близких связей с ельцинским Кремлем, пишет Кэрил. "Они финансировали переизбрание Ельцина на пост президента в 1996 году, контролировали министерские назначения и задавали направление государственной политике", — говорится в статье.

"Один из олигархов, ныне покойный Борис Березовский способствовал тому, что пост премьер-министра занял бывший офицер КГБ. Но Владимир Путин в итоге проявил отнюдь не благодарность", — пишет автор, напоминая об изгнании Березовского из России. Путин урезал власть олигархов ельцинской эры, но на их место посадил новую группу бизнесменов, многие из которых были связаны с советскими спецслужбами, и они обязаны своим состоянием ему, говорится в статье.

"Но это не только российская проблема", — полагает Кэрил. "Если задуматься о том, что КНР управляют семь членов постоянного комитета Политбюро коммунистической партии, то речь идет о небольшом количестве семей, осуществляющих абсолютный контроль над одной их крупнейших экономик мира", — говорится в статье.

В странах Запада число игроков больше, богатство и политическое влияние распределены шире, отмечает автор статьи. Но, как недавно отметил экономист Джозеф Штиглиц, "в прошлом году 1% американцев получили за вычетом налогов 22% дохода страны".

В то же время, продолжает автор, поразительная терпимость американских законов к лоббированию и финансированию политических кампаний позволила экономической элите получить фантастическое влияние на политический процесс.

"Можем ли мы остановить эту тенденцию?" — задается вопросом Кэрил. Некоторые — как, например, Тайлер Коуэн, который считает, что современное неравенство стимулирует технологические изменения, — смотрят на это скептически. Другие утверждают, что мы можем остановить эту тенденцию при помощи политики, целью которой будет уравнять правила игры — прежде всего, в сферах образования, инфраструктуры и здравоохранения, пишет журналист.

"Но отдадут ли богатые приобретенную ими власть так легко? Хотя движение Occupy Wall Street со значительным энтузиазмом выступило против упомянутого 1%, можно утверждать, что его политические последствия близки к нулю. Сейчас самое время появиться новым политическим движениям, которые смогут соединить власть отдельных людей и дать соответствующие ответы усиливающейся концентрации влияния в руках немногочисленной верхушки", — подытоживает Кэрил.

Source

Tags

Борис Березовский Борис Ельцин Владимир Путин
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form