"Я превратилась чуть ли не в параноика". Дочь Навального дала интервью Der Spiegel
Foto: AP/Scanpix/LETA

Дочь Алексея Навального Дарья дала интервью немецкому журналу Der Spiegel — она рассказала о своем детстве, страхе за жизнь отца, его письмах из колонии и вручении премии имени Сахарова. Дождь пересказывает главное из интервью.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Выступление в Страсбурге

Дарья Навальная рассказала, что дважды писала отцу с просьбой дать совет в связи с ее выступлением в Европарламенте в Страсбурге, где 15 декабря прошло награждение политика премией имени Сахарова.

"Я написала ему: "Пожалуйста, ты должен понять, что это Европейский парламент, а мне всего 20 лет, и я не привыкла к подобным вещам". Он ответил: "Говори от всего сердца!" Это отличный совет, но я никогда не выступала с серьезной речью перед членами парламента, поэтому для меня это оказался не лучший совет. Поэтому я снова написала отцу со словами: "Давай рассмотрим этот вопрос по пунктам. Что мне следует говорить, а что — нет? Вот моя речь". Он посмотрел мою речь и одобрил ее", — рассказала Навальная.

Она отметила, что, безусловно, рада тому факту, что отец выбрал ее для получения премии Сахарова от его имени.

Детство и отношения в семье

"Я родилась в нормальной семье, и у меня было нормальное детство. Когда мне было 10 лет, папу впервые задержали, и это было что-то новенькое. Но я поговорила с родителями и поняла, что даже если мы не нравимся полиции, папа все равно поступает правильно", — поделилась Навальная.

Отвечая на вопрос о том, ведутся ли политические дискуссии в их семье, Навальная ответила, что это "не совсем" можно так назвать. "Есть веские причины, по которым никто не соглашается вести с ним дебаты! Но мы действительно обсуждали новости за ужином. Нам с братом было интересно узнать, над какими новыми видео и расследованиями он работает. Хотя он никогда не рассказывал нам об этом заранее", — сказала дочь политика.

По словам Навальной, ее "невероятно тянуло" на протестные акции, но отец выступал против этого. "Он всегда говорил: "Под стражей должен быть только один из Навальных. Ты остаешься дома, чтобы мне не пришлось беспокоиться о том, в каком ИВС ты находишься, пока я заперт в другом месте"", — рассказала девушка.

"Я папина дочка, а мой брат — мамин сынок. Я всегда была похожа на своего отца. Я говорю, как он, и двигаюсь, как он. Мама часто упрекает меня за это. Она не хотела, чтобы я перенимала его манеры. Она говорила, что я должна быть более женственной", — отметила Навальная.

Опасения за жизнь

По словам Навальной, впервые она осознала степень опасности, угрожающей отцу, когда в 2017 году ему брызнули зеленкой в лицо, после чего ему потребовалась операция на глазу. "Именно тогда я поняла, что сторонники Кремля готовы на все, чтобы остановить его", — сказала дочь политика.

Она добавила, что больше опасалась за жизнь и здоровье родителей, чем за свое собственное, поскольку ей казалась "абсурдной" мысль о том, что кто-то может напасть на детей.

Навальная отметила, что "всегда гордилась" отцом, "даже несмотря на опасения за его жизнь" и других членов семьи. "Он хочет лучшего для своей страны. Он хочет, чтобы у нас с моим младшим братом было хорошее будущее в этой стране", — сказала Навальная.

Отравление отца

Навальная рассказала, что в августе 2020 года она приехала домой из Стэнфордского университета, где училась с 2019 года, и увиделась с отцом перед его отравлением. В день самого отравления — 20 августа — она проснулась рано утром с мыслью о том, что отец скоро вернется из рабочей поездки в Сибирь. По ее словам, в этот день они собирались устроить семейный ужин.

"Я проснулась, открыла твиттер и увидела множество сообщений о том, как что-то случилось в самолете, Алексей Навальный потерял сознание и его госпитализировали. Даже не задумываясь, я побежала в мамину комнату, чтобы сказать: "Лети туда, а я останусь здесь с [младшим братом] Захаром. Главное, что тебе нужно быть с папой". Но к тому моменту ее уже не было в квартире", — поделилась Навальная.

По словам Навальной, ей "потребовалось много времени", чтобы решиться рассказать младшему брату о состоянии отца. "Захар весь день играл в PlayStation и был счастлив от того, что мамы нет и ему можно делать то, что ему хочется. В какой-то момент я подошла к нему и сказала: "Захар, папа в больнице. Мы не знаем, что точно случилось, но его отравили". Захар просто продолжал играть [в PlayStation]", — добавила она.

По словам Навальной, после отравления она впервые увидела отца в начале сентября в берлинской клинике "Шарите". "Мы вместе с Захаром прилетели из Москвы в Берлин. Мы зашли в больницу. Это было как в кино. Вы входите, и там кто-то лежит, смотрит на вас, улыбается вам и разговаривает, но потом вы понимаете: он не может нормально говорить или думать. Мы спросили, как он себя чувствует. Я предложила остаться с ним и посмотреть Netflix. Но он не смог произнести и двух предложений подряд. Это было ужасно", — сказала дочь политика.

Она добавила, что в тот момент не думала, что отец сможет быстро восстановиться. "Но он сделал это. Это мой отец, супергерой!", — заявила Навальная.

По словам дочери политика, когда она посетила отца в ноябре, он уже "добился огромного прогресса" в своем выздоровлении. "Он скачал простые игры на свой телефон, чтобы попрактиковаться. Например, скачал викторину по странам с флагами. Было интересно наблюдать, как он заново учится чему-то взрослому — ходить, например. Ему пришлось перепрограммировать свой мозг. А когда он вернулся в Москву (Навальный прилетел из Германии в Россию 17 января 2021 года, — прим. Дождя) , у меня сложилось впечатление, что он выздоровел", — рассказала Навальная.

"Я стала повсюду видеть агентов"

Навальная добавила, что была поражена информацией о тщательной подготовке сотрудников ФСБ к покушению на ее отца и возможному покушению на мать. "Это была тревожная реальность для меня. Я начала постоянно беспокоиться и превратилась чуть ли не в параноика. Я стала повсюду видеть агентов. Я подумала: если они делают такое в России, кто помешает им также найти папу в немецкой больнице и закончить работу?", — сказала Навальная.

Она также отметила, что с непониманием относится к предполагаемым отравителям отца. "Тот факт, что они слепо следуют приказам убить человека только потому, что он не согласен с действиями властей — это показывает, что [Владимир] Путин боится моего отца и что мой отец делает что-то правильное! Я действительно боюсь за его жизнь, но еще это означает: он делает что-то правильное", — подчеркнула дочь политика.

Встречи в колонии

По словам Навальной, она дважды виделась с отцом за время его нахождения во владимирской колонии. Первая встреча прошла сразу после того, как политик прекратил голодовку в апреле 2021 года. "Он был похож на скелет, и я ужасно волновалась. Но мой папа всегда был супер-оптимистом, совершенно милым человеком. Он разговаривал как обычно, но все равно было заметно, что он измотан", — рассказала дочь политика.

Вторая их встреча состоялась в сентябре. "Он выглядел намного лучше, и было видно, что он стал заниматься спортом. Кроме того, в первые месяцы пребывания в тюрьме он часто ссорился с охранниками. После голодовки он успокоился и решил стать более мягким. Он выглядел гораздо оживленнее и жизнерадостнее. Но мы навещаем его всего несколько раз в год, и это меня огорчает. Встречи длятся четыре часа, а потом я думаю про себя: когда я увижу его в следующий раз?", — поделилась Навальная.

Она добавила, что нахождение в колонии изменило ее отца "не так сильно, как отравление". "Его переполняют идеи о том, что бы он мог сделать [на свободе]. И поскольку сейчас он не в состоянии сделать это сам, он все время советует мне, что я должна делать. И я пишу в ответ: "папа, я учусь!"", — подытожила Навальная.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Статьи по теме:
 
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.