"Я просто поняла, что больше не могу". С российского ТВ массово уходят журналисты
Foto: AFP/Scanpix/LETA

За последние дни российские государственные каналы покинули сразу несколько известных журналистов и телеведущих. Они не скрывают, что причиной их решения стала война в Украине. В социальных сетях это явление полушутливо прозвали "исходом" российских пропагандистов. Фарида Курбангалеева проанализировала ситуацию, чтобы понять, могут ли эти увольнения стать массовыми, и какие настроения царят среди сотрудников федеральных медиа.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

"Остановитесь, черт вас подери! У вас мощнейшее оружие массового поражения — прямой эфир. Войдите в историю, используйте те 30-40 секунд, которые у вас есть до ухода на аварийную заставку, чтобы сказать своим жертвам правду. Исправьте все, пожалуйста!"

Это отрывок из поста Татьяны Александровой — бывшей ведущей программы "Вести", которая вела праймовые эфиры в 2006-2007 гг. Она написала его 26 февраля — через два дня после начала войны, обращаясь к бывшим коллегам, которых перечислила поименно. В этом списке, в числе прочих, были ведущая НТВ Ирада Зейналова, ведущий ВГТРК Эрнест Мацкявичус и собкор ВГТРК в Германии Михаил Антонов.

В интервью Delfi Александрова заявила, что обращалась к людям, а не к функции, которую они выполняют: "Как хорошо подготовленные функционеры, при желании, они разбили бы любые мои апелляции — как Киселев уничтожил Дудя только потому, что Дудь не "натаскан" на ведение нечестного боя. Но я не вызывала их на бой — я умоляла их вспомнить о том, что они — люди. В любом общении полезно видеть напротив себя живого человека, а не машину зла. Если, конечно, ты хочешь результат, а не проораться".

Никто из бывших коллег Александровой на призыв не откликнулся. Более того, многие поспешили вымарать ее пост со своих страниц и вообще перестали делать публикации. Зато с криком "Остановите войну!" в эфир новостей Первого канала ворвалась до этого мало кому известная редактор Марина Овсянникова. Акция, которая длилась 4 секунды, сделала ее известной на весь мир, а сама Марина стала символом журналистского протеста в России. На это фоне особенно резонансно выглядели новости об увольнении сразу нескольких топовых сотрудников федеральных каналов.

НТВ покинули ведущая Лилия Гильдеева и собкор Вадим Глускер. С Первого канала, по данным источника Delfi, ушла собкор Жанна Агалакова. Гильдеева написала заявление об уходе еще до акции Овсянниковой. На вопрос Delfi, что стало причиной ухода, она ответила, что "больше не могла в этом участвовать":

"Я просто в этот день поняла, что на работу больше не выйду. Это было даже не решение, а просто на физическом уровне: все, я больше не могу, — говорит Гильдеева. — Решение зрело давно. Но нет, я не готовилась конкретно к этому дню. К тому, что произошло вообще никто не был готов. Никто не верил, что это реально может произойти. Когда я проснулась, у меня случился нервный срыв, как, наверное, и у многих людей. Это состояние, близкое к абсолютному потрясению. После реформ последних лет в российском медийном поле осталась только одна точка зрения — официальная. Но журналистика — это разные точки обзора. Мне кажется, нельзя назвать журналистикой то, что мы делали последние 8 лет."

Получить развернутых комментариев от Глускера и Агалаковой пока не удалось. Их поступки ожидаемо впечатлили либеральную часть зрительской аудитории, однако профессиональное сообщество отнеслось к ним сдержанно, дескать зарубежные собкоры — резиденты ЕС, которые не хотят, чтобы их "вытурили из Европы".

Вот как прокомментировала ситуацию на своей странице в фейсбуке бывшая ведущая ныне закрытой радиостанции "Эхо Москвы", телекритик Ксения Ларина: "Эти люди не бегут с корабля, они просто не хотят на него возвращаться. У них давно налаженная спокойная европейская жизнь, которой они могут лишиться, как сотрудники госканалов страны изгоя. Поэтому спешат дистанцироваться от своих начальников. Работая долгие годы верой и правдой, не заморачиваясь муками совести. Из всех сегодняшних отказников можно пожать руку только Лилии Гильдеевой, ведущей новостей НТВ. Это было честный политический выбор. И даже больше — моральный".

Вместе с журналистом Ириной Петровской, Ларина много лет вела программу "Человек из телевизора", в которой рецензировала новинки телевизионного рынка. Она лично знакома со многими медийными персонами. В интервью Delfi Ларина дала понять, что не ждет массовых отставок: "В массовый исход хотелось бы верить, но страх съедает душу. И страх остаться без работы и денег сильнее стыда. Многие надеются пересидеть тихо и молча, переждать пока не рассосется. Но для них плохая новость: ничего не рассосется. И в ближайшие годы сотрудники федеральных каналов будут изгоями во всем мире, им придется замазывать эту строчку в резюме, как черную отметину, как знак порчи. Если вы задумали бежать — делайте это сейчас, как сделали ваши коллеги".

Пока соцсети бурно обсуждают увольнения телезвезд, с телеканалов по-тихому исчезают сотрудники "закадрового фронта". По данным источника Delfi, с России 1 ушли продюсер программы Вести Недели Антон Губанов (ведущий этой программы — Дмитрий Киселев), несколько новостных редакторов и продюсеров, а также сотрудница, так называемого "президентского отдела" Мария Самсонова. При этом, руководитель этого же подразделения — Юлия Воробьева — отправилась в отпуск и "неизвестно, вернется ли"606ее . С телеканала "Звезда", который принадлежит Минобороны России, уволился шеф-редактор вечерних новостей. Как сообщает источник, ранее у него были конфликты с руководством, но война в Украине "стала последней каплей".

Уволившаяся с началом войны редактор программы "Вести" признается, что устала подавать "однобокую информацию" с использованием официально утвержденной терминологии. В интервью Delfi она заявила, что такая ситуация сложилась еще задолго до начала полномасштабного вторжения, при освещении военного конфликта на Донбассе:

"В одно и то же время, когда мы говорили об обстрелах Донецка со стороны ВСУ, на ленты приходила информация противоположного толка — об обстрелах со стороны сепаратистов. Где тут правда? Сложно разобраться. Но проблема в том, что мы и не пытались. Мы все время давали только одну сторону, и я все больше стала замечать, что наше описание происходящего стало абсолютно черно-белым. Мы говорим только об одном — в определенных терминах и с определенного ракурса. Это стало настолько естественным, что нам даже не приходилось ничего разъяснять, мы сами привыкли подавать информацию однобоко.

Когда началась война, я с ужасом стала думать, как я буду работать. Нам сразу прислали разнарядку: не употреблять слово "война", исключительно — "миротворческая операция по освобождению Донбасса". Я поняла, что я физически не смогу так написать. Я вижу, что танки, авиация моей страны вторглись в соседнюю страну. Я не могу с собой договориться, я не хочу и не могу называть это "миротворческой операцией. В этот период времени я оказалась на связи со знакомыми, которые находились под бомбежками в украинских городах. Так что всю информацию я получала из первых уст, я видела видео и фотографии, мне больше ничего не нужно. Я верю живым людям, которых знаю лично. И для меня никакого выбора больше не стоит".

По данным другого источника Delfi, который продолжает работать в "Вестях", "обстановка в коллективе не самая приятная. Шутим только тупые шутки и периодически смеемся все вместе. Чтобы не передраться. Потому что позиции у всех разные, а работать как-то надо дальше".

Источник Delfi на федеральном канале ТВЦ объясняет отсутствие массовых увольнений так: "народ нищий, у всех кредиты, а с поиском работы туго и все терпят. Я много думал об этом всем, понятное дело… И мне дико стыдно, что у меня нет ни смелости, ни воли, что я иду на эту сделку с совестью".

Ранее на этой неделе в социальных сетях также появилась информация об увольнении Сергея Брилева, имеющего британское подданство. Ведущий программы "Вести в субботу" сейчас находится в командировке в Латинской Америке, где занят съемками документального фильма. Источник Delfi подтвердил, что о его увольнении сообщали в рабочем чате. Сам Брилев никаких заявлений не делал. Но через некоторое время другой источник из его окружения ответил на вопрос о его возможном уходе уклончиво: "из бригады никто не ушел, Сергей Борисович регулярно делает прямые включения и специальные репортажи на каналы Россия 1 и Россия 24".

Бывшая ведущая "Вестей" Елена Мартынова, которая вела дневные выпуски в 1999 — 2010 гг., покинула телеканал и вообще Россию задолго до текущих событий. Но в интервью Delfi она заявила, на это решение повлияла редакционная политика, которая, по ее словам, уже тогда стала невыносимой: "Для меня необходимость уехать из страны стала очевидной, прежде всего, после серии событий, затронувших меня лично: 2002 год — захват заложников на Дубровке и 2004 год Беслан. В 2002-ом я оказалась в больнице, куда везли "освобожденных" заложников театрального центра на Дубровке. Я видела заполненный морг, тела в вестибюле, в то время, как по всем каналам сообщали о том, что в результате штурма "есть пострадавшие".

"Во время бесланской трагедии я была в прямом эфире с самого начала штурма школы, — говорит Мартынова. — Вечером попала в больницу и чудом не потеряла ребенка, я была беременна. Подробности этих трагедий, вскрывшиеся позже, попытки властей снизить общественный градус путем замалчивания — со всем этим невозможно было ужиться. Политический накал возрастал на глазах. После мюнхенской речи Путина не осталось никаких сомнений в том, каким путем идет Россия. Как я отношусь к бывшим коллегам? Не ошибусь, если скажу, что все они знают, как обстоят дела на самом деле, понимают силу пропаганды. Каждый, кто внес свой вклад в эту войну — соучастник, и неважно, какую роль ты выполняешь: пишешь текст для эфира, нажимаешь на кнопки или сидишь в кадре. Ты внес свой вклад в это".

Такой же позиции придерживается и бывшая ведущая Вестей Татьяна Александрова. Говоря о поступке Овсянниковой, она признается, что сейчас, когда в российском обществе царит ощущение полного бессилия, ей приятно думать, что ее призыв возымел действие, пусть даже не со стороны адресатов. По словам Александровой, сотрудники ВГТРК понимают: каждый их публичный жест тщательно контролируется и чреват увольнением. Однако она точно знает, что ее "пост прочли все и пересылали его друг другу":

"Мне звонили несколько бывших коллег — по телеграму, чтобы по биллингам (!) никто не смог бы обнаружить сам факт нашего общения. И рассказывали, что в с первого дня войны в редакциях началась паника. Пришло осознание катастрофы, участия в преступлении, у которого не будет срока давности. Все, у кого совесть не окончательно атрофировалась за время работы на госпропаганду, были готовы бежать, несмотря на зарплаты, ипотеки, красивую жизнь. Но сопротивляться, исправлять свои ошибки, оказалась готова только Марина Овсянникова".

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.