В Белоруссии начался судебный процесс над Анатолием Флерко — человеком, который сумел кинуть на 3 млн. долларов Parex Bank. Связавшись с Флерко, погорела другая известная в Латвии фирма — SimSS, все имущество которой перешло к "Парексу".

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
История эта началась в феврале 1998 года, когда Анатолий Флерко встретился с руководством SimSS и предложил финансово поучаствовать в выгодной, на первый взгляд, сделке — приобрести сырую нефть, переработать на Новополоцком нефтеперерабатывающем заводе (ННПЗ), а продукты перепродать с приличным наваром. SimSS была весьма известной в Риге финансовой группой, в которую входили фирмы по торговле компьютерами, магазин tax-free в аэропорту, таможенный склад и т. д. Фирма же Анатолия Флерко "ВестБелОйл", на счету которой в Белвнешэкономбанке имелось всего 960 рублей, была зарегистрирована за считанные дни перед сделкой. Правда, за Флерко уже числилось несколько сделок с нефтью, но не столь масштабных.

Как утверждает следствие, Флерко, "встретившись с представителями АО SimSS с целью последующего совершения мошенничества, создал о себе мнение респектабельного, надежного партнера в сфере нефтяного бизнеса". Как же это ему удалось?

Флерко принес толстую пачку документов, в том числе и справки от желающих купить нефтепродукты — Миноблагроснаба Белоруссии (на сумму 1,359 млн. USD) и Минэнергетики (на 4,174 млн. USD). Более того, сверху он положил банковскую выписку о поступлении на счет "ВестБелОйла" предоплаты от госпредприятий в размере 850 тысяч USD.

Вот на этом месте любой человек, уже имевший дело с белорусами, просто закончил бы разговор. Всем латвийским "нефтяникам" отлично известно, что госпредприятия Белоруссии практически всегда платят по своим обязательствам (тут Лукашенко навел порядок). Но предоплатой иностранным предприятиям — никогда (а "ВестБелОйл" — иностранное предприятие. Лицензия N 241). Это им запрещено. Иностранцам — только постфактум.

В SimSS же, где никогда раньше нефтяными сделками не занимались, клюнули на наживку. Более того, клюнули на нее и в Parex Bank, куда руководство SimSS срочно обратилось за кредитом (свободных трех миллионов для сделки у них не было).

Тем не менее определенные меры Parex Bank принял. Как сообщает Белорусская газета: "Для безопасности кредитования Parex согласился выделить валютный кредит не инициатору сделки — АО SimSS, а специально созданной для разовой операции оффшорной компании Nigep Oil LLC, зарегистрированной в американском штате Делавэр. Компания была целиком подконтрольна банку — доверенным лицом, имевшим право распоряжаться ее счетом, являлся сотрудник Parex. А в поощрение инициативы и за участие в прибыли Parex, как обычно, взял с инициатора сделки — SimSS — гарантии в размере всего его имущества.

В апреле 1998 года Nigep Oil LLC приобрел 28 тысяч тонн нефти у российского "Комиарктикойл" на сумму 3,192 млн. USD для последующей переработки и продажи. Далее он, очевидно, заключает договор о продаже нефти и закупке нефтепродуктов с "ВестБелОйлом", который, в свою очередь, заключил с ННПЗ так впечатлившее участников соглашение о переработке. По этой схеме "ВестБелОйл" становится конечным получателем нефти. Тут надо сделать небольшое отступление.

До сих пор сделка, если не считать имущественного залога, протекала по обычной схеме торгового финансирования. Ее классическая технология предполагает, что в залоге у кредитора находится товар, где бы он ни находился, — с момента отгрузки (а иногда и до этого) и вплоть до момента, когда покупатель расплатится за товар, переведя деньги на счет кредитора. Кредитор при этом обязан постоянно контролировать все денежные потоки и прохождение товара по всей цепочке. Как станет ясно далее, в момент передачи нефти "ВестБелОйлу" контроль за правом собственности (титулом) Parex на товар утратил.

Parex отводил на всю операцию 25 банковских дней, и уже в июне все деньги должны были поступить на счет Nigep Oil. Чего проще? Вот нефть, вот НПЗ, вот готовые покупатели толкутся в очереди, переминаясь с ноги на ногу. Но прошло 25 дней, потом месяц, другой, третий. А трех миллионов все не было.

Флерко вовсю торговал нефтепродуктами, причем продавал их, как заявляет следствие, "установленным и неустановленным субъектам хозяйствования, в том числе по реквизитам в заявках на отпуск, не соответствующим действительности… Основная часть полученной валюты от реализации нефтепродуктов была перечислена на оффшорные компании за пределами Республики Беларусь".

Иными словами, по подложным документам нефтепродукты ушли через подставные фирмы налево, выручка — в оффшор, а в Parex в это время шли успокоительные телексы с Новополоцкого НПЗ (как выяснило следствие — подделанные Флерко): все в порядке, продукты находятся на заводе, без вашего распоряжения ни одного ведра никуда не уйдет. Такая липа ловится первым же телефонным звонком. Однако в Риге телексы никто не проверял, на завод не звонил, отгрузки никто не пересчитывал, вагоно-отвесы никто не сверял и еще много чего никто не делал.

Затем наступает пауза, но Флерко успокаивает Parex, сообщая, что продукты перевезены на хранение на белорусские нефтебазы.

"Создавая видимость исполнения договорных обязательств, — сухо констатирует протокол, цитируемый Белорусской газетой, — Флерко частично перечислил денежные средства на счет Nigep Oil LLC и подконтрольной АО SimSS компании Lion enterprises на общую сумму 955 915 USD. Это позволило продлить контракт и продолжать вводить в заблуждение потерпевшую сторону". Кинув кость партнерам, Флерко остальные деньги (а по данным следствия, только по официальному бухучету "ВестБелОйл" выручка составила более 2 млн. USD) увел в оффшоры.

На суде Флерко утверждал, что только для "ВестБелОйл" руководство Новополоцкого НПЗ сделало исключение, и подчеркнул, что лишь его прежний опыт работы и безупречная репутация сделали возможным появление договора о переработке. ННПЗ, по его словам, пошел навстречу давнему клиенту, руководствуясь тем, что "честное слово в нефтяном бизнесе стоит миллионы долларов". Поистине, золотые слова, которые может выбить на фронтоне офиса каждый начинающий нефтяник.

Самое же интересное, что нахал Флерко во всем винит фирму SimSS: именно-де по просьбе ее руководства, которое боялось санкций Parex Bank, он мастерил липовые телетайпограммы. Деньги, мол, он SimSS перечислил: часть, например, на кредитку жены одного из учредителей, часть — на покупку яхты для директора. (Тот действительно купил яхту, говорят, у самого Красовицкого. Впрочем, проплавал на ней недолго.)

В Parex хватились товара только через год. В итоге Рижский международный третейский суд наложил арест на имущество SimSS. С молотка пошло все обозримое имущество финансовой группы, машины и дома ее акционеров, к Parex отошли и дочерние фирмы. Всего на сумму 1,3 млн. USD.

Впрочем, SimSS еще сравнительно "дешево" отделался. Самому Флерко Parex вчинил гражданский иск на сумму 3,813 млн. USD (недоплата по кредиту плюс штрафные санкции). Правда, вероятность того, что банк эти деньги получит, близка к нулю при любом приговоре белорусского суда.

Публикуется в сокращении

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form