На скамье подсудимых оказалась вчера героиня громкого дела о краже шестнадцать лет назад в Даугавпилсе из коляски у магазина полуторамесячного мальчика.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Но не за это осудили на семь месяцев лишения свободы 51-летнюю Клавдию Закаряеву. Тот суд еще впереди, если состоится вообще. Наказали женщину, не имевшую своего угла и жившую в прислугах, за банальное воровство.

Внешность у нее вполне учительская, вызывающая полное доверие. А жизнь у Клавдии Закаряевой весьма загадочная. В первый раз она попалась на краже в 2004 году, когда вывезла из чужой квартиры мебель, холодильник, стулья, кресло — все, что может пригодиться. А поскольку собственного жилья у нее уже не было, мебель осела на чужой даче.

Следствие по этому делу шло неторопливо до февраля-марта нынешнего года. А Клавдия, которую никто из-за старой мебели задерживать не стал, состояла в няньках у молодой состоятельной семьи. Сын был при ней. И вот в этой семье женщину заподозрили в воровстве на крупную сумму.
Первая попытка тайного изъятия ювелирных украшений из укромного места прошла незаметно, по крайней мере хозяйка не хватилась их сразу.

Тогда Клавдия предприняла вторую попытку, проведя ревизию оставшегося. А брать было что: от золотых перстней и сережек до дорогого навигатора, с которым можно определить свое положение в любой части земного шара. Более чем на 2600 латов нагрела прислуга хозяев.

А чтобы подозрение не пало на нее, она инсценировала ограбление. Наставила себе синяков на руках, умудрилась связать их, а рот заклеила скотчем. После этого стала стучать соседу, который и пришел на помощь. Он, а позже и полиция, узнали от Клавдии, что в квартиру во время отсутствия хозяев ворвались двое в масках, угрожали убить и ограбили.

Этот миф полиция развеяла на следующий же день, когда ознакомилась с прошлыми делом Клавдии. И даму отправили в следственную тюрьму.

И вот тут-то, когда полиция настояла на аресте подозреваемой в преступлениях, встал вопрос: куда девать сына Руслана? Клавдия растила его одна, муж давно умер. Надо было оформлять опекунство на подростка. А никаких документов у 16-летнего парня нет.

Совершенно случайно в Сиротском суде вспомнили, что именно 16 лет назад в городе пропал младенец. После краткого, но убедительного расследования, в том числе и по анализам биологической ДНК, было доказано, что мальчик и есть тот самый младенец, которого похитили. Нашлись и мать, и отец пацана (об этом «Час» подробно писал). После той трагедии их брак распался, но оба готовы хоть сегодня принять так счастливо найденного сына.

Но только в сериалах существует хеппи-энд, когда после многолетней разлуки родственники бросаются друг другу в объятия. Подросток считает Клавдию своей матерью, а к родной идти не хочет — живет у родственников Клавдии. Папашу вообще отказывается видеть, хотя тот зовет Руслана-Владимира к себе на село в крестьянское хозяйство.

Драма этого мальчика не только в том, что его похитили в младенческом возрасте: представьте, каково узнать обо всем и пережить шумиху в средствах массовой информации! Особенно сильный психологический стресс парень испытал, когда эту историю показали по российским телеканалам. Хоть сам он в передачах не участвовал, но зато там были его родные, демонстрировались фотографии.

По просьбе подростка опекуны обратились в Сиротский суд с требованием оградить его от вмешательства в личную жизнь. А как оградить, если один суд уже состоялся, а другой, по делу о похищении младенца, еще предстоит?

Поначалу полиция посчитала, что к ответственности за киднеппинг привлечь никого нельзя из-за срока давности. Но вмешался генеральный прокурор, который приказал вернуть дело на доследование. С определением сроков давности у местных правоведов неувязка вышла… Их поправили, и сейчас они корпят над уголовным делом о киднеппинге.

Приемная мать утверждает, что ребенка в семью привез в свое время ее покойный муж. Собрать доказательства о преступлении, совершенном 16 лет назад, нелегкая задача.
Но вернемся в зал суда, где вчера речь шла о банальной краже золотых изделий. Клавдия Закаряева вину признала по всем статьям УЗ — 175-й части второй, 179-й части первой и 298-й части второй. Это соответственно повторная кража, присвоение чужого имущества и дача заведомо ложных показаний. Смягчило вину то, что потерпевшим был компенсирован ущерб.

На вопрос прокурора Сергея Григорьева, что заставило ее воровать, женщина, не имеющая никакой специальности, ответила, что так случилось и она больше не будет.
Судья Янис Кокин, прочитавший вслух заключение многих экспертиз, включая и психиатрическую, не стал добиваться более подробного ответа.

Клавдия уже отсидела полгода в следственном изоляторе Ильгюциемской тюрьмы. Через месяц она выйдет на свободу. И впервые вынуждена будет ответить на вопросы своих близких о том, откуда в семье взялся Руслан.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form