Суд по делу о рижской "банде бритоголовых" начался весьма бурно. Молодые люди прятались от камер, заворачиваясь в шарфы, натягивали шапки поглубже на глаза. Потом один, не снимая маски, все-таки выступил перед камерами и признал: они нападали не на тех…

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Обвиняемый Артем Гусейнов (фамилия для «скина», согласимся, необычная) был в марлевой повязке, все-таки рискнул выступить перед прессой. Он признал, что двух цыганских девочек они с друзьями побили зря, но у них была благая цель — избавить город от тех, кто продает наркотики.

- У меня несколько друзей стали наркоманами, — заявил он. — Нельзя винить наркоманов в том, что они наркоманы. В том, что они ими стали, нужно винить тех, кто продает наркотики. Девочек мы бить не хотели. Правда. Наша задача была совсем другой — встретить тех, кто продает. Мы знаем, что в этом доме продают наркотики. Это сто процентов.

В ответ на него набросилась мать пострадавшей от побоев Винеты, которая не пришла в суд, так как до сих пор боится встречи с этими парнями.

- Моей девочке 13 лет, почему ты ее избил? — возмущалась женщина. — После вашего нападения ребенок остался на всю жизнь калекой, вы знаете об этом?

Матери девочек и их подруги сыпали в адрес обвиняемых проклятья, угрожали им адом и судом Божьим. Маленькая Нелия рассказала, как было дело:

- Мы пошли в магазин с подружкой. Когда возвращались, встали возле подъезда. Она первая поднялась по лестнице и увидела, что там эта банда стоит. Я шла за ней, ее ударили ногой по лицу, она упала на лестнице, я упала с ней. Когда они спускались по лестнице, меня ударили ногой по голове и ушли.

Вторая пара потерпевших — армянская чета — на суд просто не пришла.

В ходе заседания матери пострадавших девочек потребовали компенсации морального и физического ущерба — по 10 000 латов от каждого из обвиняемых.

Обвиняемые заявили, что вину признают, но выплатить компенсацию отказались. В основном ссылались на то, что время трудное, а сами они бедные и денег ни у кого нет.

- Это оскорбительно просить так много в такое время, — заявил обвиняемый Сергей Савин.

Все выразили желание обойтись более скромной суммой — на лечение. Но не более.

Суд решил рассматривать дело без проверки доказательств. За исключением вопроса о компенсации — его все-таки было решено прояснить.

- Они перепугали девочек, — заявила представительница Нелии К. — Они в первое время даже по дому боялись ходить, не то что на улицу выйти.

- У моей дочери на нервной почве начался псориаз, — заявила мать Винеты Астрида Б. — Здоровье купить нельзя, но мне теперь дочь надо лечить и каждые два дня покупать мазь за 10 латов. К тому же она боится одна выходить на улицу. Ребенку 14 лет, а я не могу ее в магазин послать. Приходится людям приплачивать, чтобы в школу ее провожали. Я одна ращу двоих детей.

Судья Амола обратилась к обвиняемым с вопросом: не считают ли они, что стоит что-то заплатить потерпевшим? Как оказалось, истории и мотивации у всех вполне, как ни жутко это звучит, человеческие.

- Я даже если бы хотел не смог, — заявил Алексей Гришанович. — Я один работаю в семье, у меня жена, маленький ребенок, теща — всех надо содержать. Понимаю, что виноват, что обязан дать что-то на лечение, но таких денег я в глаза не видел.

Отвечая на вопрос, почему он так поступил, Гришанович заявил:

- Я был человеком, скажем так, не совсем сформировавшимся, но теперь, когда у меня самого родилась дочка, я стал понимать больше. Я прошу у вас прощения, хочу, чтобы вы поняли, что я все осознаю и раскаиваюсь. Я не к этому стремился в жизни, вину не отрицаю, знаю, что совершил ужасный поступок и что вы вряд ли меня простите, но хотя бы не желайте зла моему ребенку.

Гусейнов тоже заявил, что не в состоянии заплатить столько, сколько просят потерпевшие.

- В стране кризис, я не работаю, надо маме помогать платить за квартиру, — заявил он. — Я могу дать небольшую часть.

Свои действия он пояснил тем, что в то время был озлоблен на цыган.
- У нас были не очень хорошие отношения в семье, мы все время ссорились, но жили в собственном доме, а потом так получилось… в общем, его купил цыган, и мне практически стало негде жить.

- Я не миллионер и не могу столько заплатить, — заявил Сергей Савин. — Я живу с девушкой, родственников практически нет, получаю ноль латов в месяц. Я знаю, что поступил плохо. Мы побили детей, к тому же девушек, но мне просто нечем заплатить.

- В то время я был немного неравнодушен к цыганам, — пояснил он свой поступок. — В Юрмале из 10 мест, где продавали наркотики, в восьми этим занимались цыгане. Я хотел сделать что-то хорошее, а не лежать на диване. Хотел, чтобы стало лучше, очистить мир от зла. Но я вырос и все осознал, понял, что мне это не под силу.
Анатолий Цветков тоже пожаловался на трудную жизнь, что ему с доходами 400 латов в месяц трудно будет найти требуемую пострадавшими сумму.

По просьбе защитников суд объявил перерыв в деле, чтобы обвиняемые смогли подробнее ознакомиться с иском потерпевших и, возможно, договориться с ними о более скромной сумме.

Следующее заседание назначено на 9 февраля 2009 года.

 

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form