Белорусские санкции: как спор Кипра с Турцией мешает ЕС наказать Лукашенко
Foto: AP/Scanpix/LETA

Евросоюз предпримет на этой неделе решающую попытку не потерять лицо и уговорить Кипр не блокировать санкции против правящей верхушки Беларуси. Европейский союз еще в конце августа — начале сентября решил ввести санкции против нескольких десятков белорусских чиновников и силовиков, причастных, по мнению ЕС, к фальсификации результатов выборов и насилию против оппозиции, но Кипр уже почти месяц блокирует ввод этих санкций в действие, требуя одновременно ввести санкции против турецких компаний и официальных лиц.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Страна с населением меньше миллиона не дает 450-миллионному Евросоюзу принять решение, с которым согласны все остальные страны союза, и которое само по себе никак не затрагивает ее собственные интересы.

Глава внешнеполитического ведомства ЕС Жозеп Боррель после очередной безуспешной попытки договориться с Кипром заявил 21 сентября, что на кону — международная репутация ЕС; министр иностранных дел Латвии Эдгарс Ринкевичс написал в "Твиттере", что одна страна "берет в заложники" всю внешнюю политику ЕС; возмущены и две другие соседки Беларуси — Литва и Польша, и, конечно, белорусские оппозиционеры.

Теперь Евросоюз попытается уговорить киприотов на саммите 1-2 октября — или, если удастся, до него.

Почему именно Кипр блокирует белорусские санкции? Почему другие страны ЕС не могут обойтись без его согласия? Каковы шансы в ближайшем времени уговорить киприотов? И что Евросоюз может сделать, чтобы такие неловкие для него ситуации не повторялись?

Дело в газе

Кипр протестует против того, что Турция начала разведку газовых месторождений на спорных участках шельфа в восточной части Средиземного моря.

Кипр еще в начале лета призвал ЕС ввести санкции против турецких фирм и персон, причастных к этой геологоразведке. Евросоюз, однако, не хочет санкций, а хочет все решить путем переговоров.

Когда в августе, после президентских выборов в Беларуси, ЕС решил ввести санкции, Кипр увидел в этом свой шанс и козырь — и пока не хочет выпускать его из рук.

Почему нельзя без Кипра?

Простой ответ: потому что решения о санкциях по Договору о Европейском союзе принимаются единогласно и никак иначе.

"В отличие от других областей, в сфере внешней политики и безопасности главное правило принятия решений по законам ЕС — единогласие. Это, конечно, касается и такого важного вопроса, как вводить или нет санкции против третьей страны. Иными словами, каждая страна ЕС имеет право вето", — напоминает специалист по внешней политике ЕС из Лейденского университета Йорис Ларик.

Вдобавок, говорит доктор Ларик, каждая из стран ЕС имеет полное и неограниченное право голосовать так или иначе — то есть, она формально не должна никому ничего доказывать и объяснять. Хочет Кипр увязать белорусские санкции с турецкими — его право.

Страны ЕС по отдельности могут и обойтись без согласия Кипра и вводить собственные персональные санкции. Страны Балтии так и сделали: они уже несколько недель назад сначала внесли в черный список несколько десятков белорусских деятелей, а на прошедшей неделе добавили в него еще сотню.

Но общееевропейские санкции — это, конечно, другой масштаб, другой вес, и это решение нужно самому ЕС, чтобы выглядеть серьезной и единой силой на международной арене.

Есть ли шансы уговорить киприотов?

Министр иностранных дел Кипра Никос Христодулидис все последние дни и недели говорит следующее: компромисс, конечно же, возможен, мы ни в коем случае не против белорусских санкций и мы не собираемся накладывать на них вето, но — санкции против белорусов и турок должны быть приняты одновременно, и никак иначе.

"Боюсь, в данный момент нам придется и дальше настаивать на увязке с Беларусью. Это наше единственное оружие", — объяснил на прошедшей неделе агентству Рейтер пожелавший остаться неназванным кипрский дипломат.

"Для Кипра это — жизненно важный вопрос: существуют они как государство или нет. Турция их никогда не признавала, вопрос остается открытым; Европейский союз обещал все урегулировать до того, как Кипр вступит в ЕС — ничего не было урегулировано", — объясняет эксперт по европейскому праву из Гронингенского университета Димитрий Коченов.

Он напоминает, что Греция грозила наложить вето на всю волну расширения 2004 года, когда в ЕС были приняты 10 стран — и в итоге Республику Кипр приняли, несмотря на нерешенную проблему с турецким Северным Кипром. Теперь эта проблема непризнания Турцией Республики Кипр (и ее прав на шельф) колет ЕС с новой неожиданной стороны.

Йорис Ларик из Лейденского университета не исключает, что какой-то компромисс будет найден и сейчас. В Евросоюзе почти всегда находят компромиссы.

"Может быть, Кипр отзовет вето на санкции против властей Беларуси в обмен, скажем, на несколько более жесткую позицию ЕС в отношении Турции — или на обещание обсудить этот вопрос. Это, наверное, самый реалистичный вариант", — рассуждает доктор Ларик.

Другой вариант, по мнению Йориса Ларика, — другие страны ЕС смогут объяснить Кипру "за закрытыми дверями", что такое поведение вредит его же собственной репутации серьезного и надежного союзника.

Право на паралич

Может ли Евросоюз сделать что-то, чтобы такие случаи внешнеполитического паралича больше не повторялись? Подавляющее большинство политиков и экспертов думают, что это крайне маловероятно — во всяком случае, в ближайшее время.

По "конституции" ЕС — по Договору о Европейском союзе (его часто называют Лиссабонским договором), — решения в Евросоюзе принимаются двумя способами: самые важные — консенсусом, остальные — квалифицированным большинством, то есть голосами минимум 55% стран союза, в которых живет минимум 65% населения ЕС. Это на данный момент 15 стран и 290 млн человек.

Для того, чтобы сдвинуть границу между "самыми важными" и "остальными" вопросами и лишить страны ЕС возможности в одиночку по любому поводу блокировать важные внешнеполитические решения, нужно поменять Договор о Европейском союзе, а для этого опять-таки нужно, чтобы изменения одобрили и утвердили все страны союза, единогласно.

Между тем право вето очень дорого многим странам ЕС, особенно малым: это — символ их суверенитета и гарантия того, что их не втянут против воли во что-то совершенно им не нужное.

Как объясняет доктор Ларик, с юридической точки зрения расширить круг внешнеполитических решений, по которым не нужен консенсус, вполне возможно и даже несложно. В Договоре о Европейском союзе уже предусмотрены исключения: это, по словам Йориса Ларика, как правило, технические, рутинные вопросы, принципиальное решение по которым Европейский совет (то есть, саммит глав государств и правительств ЕС) уже принял.

Этот же Европейский совет может, по словам доктора Ларика, своей властью расширить список вопросов, по которым не нужен консенсус, а достаточно квалифицированного большинства.

Но только принять это решение Европейский союз может опять-таки только единогласно.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

BBC News Русская служба:

Tags

Лукашенко Беларусь Евросоюз Эдгарс Ринкевич
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form