Если еще недавно латвийское общество было весьма враждебно настроено против единой европейской валюты, то сегодня устами местных политиков и международных экспертов сценарий присоединения Латвии к еврозоне трактуется чуть ли не как единственный возможный выход из кризиса. А что же на самом деле?

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Миссия невыполнима

Сроки введения евро власти Латвии пересматривали, как минимум, трижды. Изначально в прогнозах политиков фигурировал 2008 год, затем по причине неконтролируемого роста инфляции дату "икс" перенесли на 2012-й, а в финальной редакции меморандума с кредиторами, подписанной в июле, был указан уже 2014 год.

Впрочем, как отмечают в экспертных кругах, реальных шансов выполнить за пятилетку все Маастрихтские критерии у Латвии практически нет. Показатель государственного долга к 2012 году вырастет до 80% от ВВП при разрешенном стандарте в 60%. Способность властей сбалансировать бюджет до дефицита в 3% от ВВП также вызывает серьезные сомнения: 2009-й Латвия планирует закончить с 10%-ой "дырой". И еще меньше уверенности высказывается в отношении стабильности соблюдения монетарных норм. Согласно требованиям ЕС, долгосрочная процентная ставка страны не должна превышать средний уровень стран-членов альянса больше чем на 2 процентных пункта. Но главное — до момента перехода на евро государство обязано не менее двух лет обеспечивать фиксированный обменный курс национальной валюты.

Как показывают данные статистики, выполнение последних условий для Латвии с каждым днем становится все сложнее. В начале октября Банку Латвии пришлось в очередной раз отражать атаки спекулянтов, затратив на пассивную интервенцию 15 млн. евро. Всего же с начала года на поддержание стабильности курса лата было истрачено 922 млн. евро, а с конца сентября 2008-го (то есть с момента начала операции по спасению Parex banka) — свыше 2 млрд. евро.

Руководство Центробанка уверяет, что золотовалютных резервов страны хватит, чтобы не допустить давления на "коридор" (в конце сентября совокупные внешние резервы Банка Латвии составляли 3,197 млрд. латов). Тем не менее, подобную уверенность разделяют далеко не все. В правительственных кулуарах все чаще звучит мнение, что Латвия и другие страны Балтии должны добиваться ускоренного перехода на евро или, на худой конец, хотя бы дополнительных вливаний для поддержки национальных Центробанков.

"Железная леди" против всех

Латвийские представители в Европарламенте сейчас, как никогда активно, пропагандируют идею необходимости пересмотра Маастрихтских критериев. Евродепутат Роберт Зиле (ТБ/ДННЛ) лично интересовался перспективами реформ у главы Еврокомиссии Жозе Мануэля Баррозу. Его коллега Сандра Калниете (Гражданский союз) просила за Латвию на недавнем форуме лидеров стран ЕС Friends of Europe. В свою очередь местный политический истеблишмент пытался прозондировать деликатную тему во время встречи с еврокомиссаром по экономическим вопросам Хоакином Альмунией, приезжавшим в Латвию на прошлой неделе.

Но официальный Брюссель пока на все намеки и мольбы из Риги приводит один, но достаточно весомый аргумент: право на евро получит тот, кто выдержит нелегкий путь реформ.

В столицу Евросоюза естественно понимают, что в финансовом плане проводить стабилизационные процессы для Латвии было бы гораздо проще, имея в качестве национальной валюты крепкий евро, а не подбитый лат. Банк Латвии сэкономил бы на этом миллиарды золотовалютных резервов, Госкасса могла бы занимать дополнительные ресурсы по более выгодным ставкам (сейчас на независимых финансовых рынках нам соглашаются одалживать только под 15% в год), а для потенциальных инвесторов принятие Латвии в еврозону послужило бы четким сигналом снижения валютных рисков.

Однако Германия — а именно она сейчас неофициально контролирует процесс расширения еврозоны — категорически отказывается идти на уступки. Доводы Берлина: открытие границ для стран с ослабленной экономикой на фоне общемирового кризиса повысит уязвимость альянса. Опасения в первую очередь связывают с Венгрией и Польшей. Но и государствам Балтии, несмотря на их мизерную численность населения и микроскопический суммарный ВВП, никто скидок делать не хочет. Ведь, если позволить одним, как потом сдерживать напор других?

Примечательно, что один из первых зарубежных визитов в качестве главы правительства Валдис Домбровскис совершил именно в Берлин. Как утверждали тогда в кулуарах, молодой премьер надеялся найти отклик в сердце "железной леди" Ангелы Меркель. Но по итогам командировки тема "ускоренного ведения евро" в официальных пресс-релизах отражения не нашла, что дало повод говорить о провале попытки переговоров.

В политических кругах не исключают, что если бы три балтийских страны договорились коллективно лоббировать идею досрочного перехода на евро, эффект был бы на порядок сильнее. Но до сих пор соседи играли по разным нотам. Вильнюс еще не определился с графиком введения евро, Рига без особой уверенности называет 2014 год, в свою очередь, Таллин демонстративно ушел вперед, пообещав перейти на евро уже в 2012 году. Как отмечают эксперты, даже если в итоге Эстонии придется пересмотреть сроки амбициозных планов, с точки зрения привлечения инвесторов и повышения финансовых рейтингов страны это очень удачный ход… и серьезная угроза для Литвы и Латвии.

Выгоднее одолжить

Возможно, лидеры ЕС согласились бы на обсуждение перспективы досрочного расширения еврозоны, если бы претендентам удалось доказать финансовую выгоду реформ. Но пока все предварительные подсчеты показывают обратное. Непосредственно организационный процесс, за который будет платить сама Латвия, обойдется примерно в 2 млн. евро (информативная кампания, перенастройка информационных систем). Но есть и другая серьезная статья расходов. По примерным оценкам, в обороте страны — у жителей, государства и бизнеса — сейчас находится порядка 10 млрд. латов, и если их конвертировать в евро по курсу 0,7, разница, которую нужно будет погасить, составит 3 миллиарда.

При такой альтернативе нынешний вариант оказания помощи, при котором Еврокомиссия только одалживает Латвии 3,1 млрд. евро, чтобы та сама удерживала свой валютный курс, выглядит в глазах Старого Света естественно лучше. Тем более, что ответственность за стабильность лата разделяют и скандинавские страны, и МВФ.

Противоречивая позиция Фонда, правда, немало досаждает Еврокомиссии. Сначала МВФ как участник меморандума предлагал девальвировать лат, затем — "по-дружески" рекомендовал Латвии и другим странам-новичкам ЕС вероломно перейти на евро, не дожидаясь официального приглашения. В свою очередь в последних докладах и публикациях, появляющихся в лояльных к фонду зарубежных СМИ, активно пропагандируется идея пересмотра Маастрихтских критериев, что играет на руку балтийским лоббистам. Но в Брюсселе давление со стороны заокеанского фонда воспринимают враждебно. Следуя в фарватере американской политики, организация никогда не скрывала заинтересованности в ослаблении еврозоны в пользу усиления позиции доллара США.

Панацея или политический фарс?

Увы, находясь под перекрестным огнем двух геополитических монстров, в самой Латвии почти не задаются вопросом, чем обернется переход на евро в длительной перспективе. Ведь очевидно, что все вышеупомянутые блага, будь то повышение финансовых рейтингов или приток инвестиций, будут иметь исключительно краткосрочный эффект, если параллельно не проводить существенных реформ в экономической и политической среде. При этом отказ от собственной национальной валюты лишает государство ряда преимуществ, главное из которых — способность за счет коррекций курса финансировать свой внешний долг. Именно по этой причине Великобритания и Швеция до сих пор не перешли на евро, в свою очередь страны, привязаны к еврозоне, — Италия, Испания, Греция — из-за отсутствия гибкости монетарной политики сегодня имеют гигантские внутренние и внешние обязательства, без перспективы их погасить.

Это же обстоятельство существенно понижает и рейтинг доверия к самой еврозоне, допуская сценарий, что, затратив недюжинные усилия для подгонки макроэкономических показателей, Латвия просто перейдет из одной зоны спекулятивных рисков в другую.

ПРЕИМУЩЕСТВА ПЕРЕХОДА НА ЕВРО:

  1. Повышение финансовых рейтингов страны. Государство, банки и бизнес смогут занимать кредитные ресурсы по более низким ставкам.
  2. Исчезновение угрозы девальвации лата и как следствие возможность экономии золотовалютных резервов Центробанка.
  3. Увеличение притока инвестиций как результат снижения валютных рисков.
    Сокращение расходов предпринимателей за счет экономии на конвертации валют.
  4. Понижение потребительских цен. Введение единой валюты должно постепенно выравнить цены в еврозоне, стимулируя увеличение конкуренции либо консолидацию компаний. Как показывает практика, обычно переход на евро немного снижает стоимость коммунальных услуг и цены на отдельные группы импортируемых товаров, например, одежду, технику.
  5. Развитие предпринимательства. Более высокая ценовая прозрачность и более серьезная конкуренция на европейском рынке должна привести к пересмотру цен по более низкому уровню, что теоретически обеспечит преимущества в первую очередь странам Восточной Европы, имеющим традиционно более дешевую рабочую силу.
  6. Повышение эффективности работы банковского сектора. С ликвидацией риска, связанного с колебаниями курсов валют, банки смогут больше внимания уделять рискам по кредитованию, следить за тем, куда идут кредиты, с какой целью они используются и т.д.

НЕДОСТАТКИ ПЕРЕХОДА НА ЕВРО

  1. Появление риска девальвации евро. Усиление спекулятивных атак прогнозируются по мере расширения еврозоны за счет государств с более слабой экономикой, особенно непосредственно в момент увеличения числа участников альянса.
  2. Повышение потребительских цен. Как показывает практика, при переходе на евро обычно происходит скачок инфляции за счет необоснованного повышения цен на мелкие, повседневные товары и услуги (при конвертации их округляют вверх, и разница составляет порой до 50-100%).
  3. Потеря права на самостоятельную монетарную политику и изменения курса национальной валюты, дающего возможность погашать внешние задолженности государства.
  4. Риск увеличения безработицы и понижение предпринимательской конкурентоспособности. С введением единой валюты главным фактором конкурентной борьбы станет стоимость труда, и поскольку ставки зарплаты в разных странах зоны евро будут легко сравнимы, рабочие и их профсоюзы будут инстинктивно давить на работодателей с целью повысить зарплаты до высшего уровня. Для работодателей, пытающихся сохранить свои цены конкурентоспособными на мировых рынках, в этом случае останется единственный выход — дальнейшее сокращение рабочей силы.
Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form