Говорит Европа. Чем опасен новый миграционный кризис?
Foto: AFP/Scanpix

Обострение ситуации на Ближнем Востоке, вызванное убийством иранского генерала Касема Сулеймани, заставило Евросоюз вновь говорить о возможном приеме беженцев. Европа по-прежнему занимается решением проблем миграционного кризиса 2015 года, пусть даже об этом не пишут ежедневно в СМИ. DELFI представляет краткий путеводитель, как обстоят дела с беженцами и готов ли Евросоюз к новой волне мигрантов.

О чем речь?

В период с 2015 по 2018 год количество мигрантов, ежегодно прибывающих в Европу, резко сократилось — с 1,8 млн. до 140 тыс. человек. Некоторые европейские политики поспешили назвать происходящее "историей успеха", отнеся спад активности беженцев на миграционные соглашения, которые Брюссель заключил с Турцией и странами Северной Африки. Однако, как отмечают общественные организации, в действительности миграционный кризис никуда не делся — просто страны Западной Европы заметно ужесточили свою "политику гостеприимства", что вынуждает беженцев использовать более рискованные маршруты и средства для переезда в Европу. По данным делегации ЕС по вопросам пограничного контроля в Ливии, за последние годы значительно вырос уровень смертности среди мигрантов: если в 2017 году был зафиксирован один случай гибели на каждые 38 прибывающих, то в 2018-м году — один на каждые 14, а в первом квартале 2019 года — один на каждую тройку добравшихся до Европы живыми. Аналогичная тенденция прослеживается и на маршруте между Испанией и Марокко.

Агентство ООН по делам беженцам подсчитало, что в 2018 году по морю к берегам
Италии, Греции, Испании, на Кипр и Мальту прибыло 138 тыс. человек, более 2000 человек — утонули. 40% приплывших в прошлом году — это женщины и дети.

Большинство беженцев размещаются во временных лагерях в странах, куда прибывают их лодки. Некоторые пытаются в последствии перебраться в более благополучные западные страны (Германия, Франция, Бельгия). По данным Еврокомиссии, в 2018 году прошения о предоставлении убежища в Евросоюзе подали 580 тыс. человек. Преимущественно это граждане Афганистана, Ирака, Пакистана, Ирана и Нигерии. В 2018-м по сравнению с предыдущим годом увеличился приток беженцев из Венесуэлы, Грузии, Турции, Ирана и Колумбии. Четверо из пяти соискателей убежища — люди младше 35 лет, а каждый третий — несовершеннолетний.

Что это означает?

За пять лет миграционного кризиса Евросоюз так и не смог договориться о единых правилах приема и размещения беженцев. Страны Восточной Европы и Балтии "завернули" идею квот на распределение беженцев (Польша, Венгрия, Чехия, Словакия практически полностью отказались принимать у себя мигрантов), страны Западной Европы, в свою очередь, под давлением общественности стали ужесточать условия предоставления статуса беженца. В 2018 году на 580 тыс. заявок на получение убежища было выдано 200 тысяч положительных ответов. При этом значительно выросло число мигрантов, возвращенных на родину. Например, Германия в прошлом году депортировала 17 000 нелегалов, Греция осенью анонсировал планы выслать из страны 10 000 человек.

Новый председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен ясно дала понять, что новая система предоставления убежища в ЕС "должна включать поиск новых форм солидарности и обеспечивать, чтобы все государства-члены вносили значимый вклад в поддержку стран, находящихся под наибольшим давлением". В то же время она выступает за усиление гуманитарного сотрудничества с третьими странами, то есть политику сдерживания беженцев на территориях за пределами Евросоюза. Самый известный в этой сфере — договор с Турцией: 20 мая 2016 года вступило в силу двухлетнее соглашение, согласно которому Турция должна была закрыть беженцам путь в ЕС. Соглашение вызвало шквал критики со стороны правозащитных организаций (беженцы содержатся в плохих условиях, детей принуждают к работе, поступают сообщения о том, что турецкие солдаты даже стреляют в беженцев на границе), и, по мнению многих экспертов, не смогло выполнить основных задач. Тем не менее Брюссель готов заключить с Анкарой новую сделку. Как сообщили представители Хорватии — эта страна заступила на пост председателя Совета ЕС с 1 января 2020 года — данный вопрос находится в списке приоритетов.

Что мне с того?

Несмотря на страшилки политиков-националистов, европейский миграционный кризис 2015 года практически не задел Латвию. По данным Фонда общественной интеграции, за последние четыре года убежище в нашей стране получили более 900 человек, но две трети уже уехали за рубеж. Скорее всего, отправились в Германию. Основные причины для отъезда — низкие пособия, холодный климат, трудности с поиском работы, негибкая языковая политика и т.д.

Латвия, как и другие страны Восточной Европы, выступает против обязательных квот на размещение беженцев. В 2015 году, в разгар миграционного кризиса, Латвия в знак солидарности с другими странами согласилась разместить у себя 531 беженца из лагерей в Греции, Италии и Турции. Впрочем, за два года, отведенные на выполнение обещания, в нашу страну прибыло только 346 человек, большинство из которых из Латвии после этого уехали.

Обострение кризиса на Ближнем Востоке может потребовать от латвийских властей каких-то новых символических поступков, например, разрешить работать тем людям, которые только ожидают получения статуса беженца. Большим вызовом станет, если в Латвию хлынет поток беженцев из Украины и других стран бывшего СССР. Но пока — в силу низкого уровня жизни и не самой привлекательной системы соцобеспечения — это, скорее, гипотетический сценарий.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form